Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Новости за год:
2006,  
2007,  
2008,  
2009,  
2010,  
2011,  
2012,  
2013,  
2014,  
2015,  
2016,  
2017,  
2018,  
2019,  
  все

Мария Васильева. Роман «Ожидание как документ»



Через год после выхода романа «Ожидание» в свет Владимир Варшавский запишет в дневнике: «Жизнь опять остановилась: опять заботы и страхи, опять уныние, опять не могу решиться начать писать. <...> Ведь самое трудное начать: потом начнется радость усовершенствования, или как у Толстого “снимания покровов”, открытие, непосредственное видение и воссоздание реальности, воссоздание, которое не может погибнуть»[1]. Этой записью, сделанной 19 мая 1973 г., — последовательно зафиксировав этапы творческого процесса, писатель вывел общий знаменатель своего художественного метода.

Становление прозы Варшавского проходило на фоне многолетней полемики в эмигрантской межвоенной печати о назначении литературы. Программным в этой дискуссии стал доклад Г.В. Адамовича «Конец литературы», сделанный на заседании общества «Зеленая лампа» (3 марта 1929 г.), в том же докладе он призывал обратиться к «человеческому документу». Молодых парижан, прислушавшихся к этому призыву, оппоненты обвиняли в нарочитом антиэстетизме, стилистической небрежности, косноязычии, творческой деградации[2]. Очевидно, что идея при всей декларативной простоте была крайне сложна для освоения и в то же время необычайно привлекательна, в итоге «молодежь шла за Адамовичем, зачарованная им»[3]. Сам литературный критик формулировал задачу предельно ясно: читатель должен чувствовать, «что перед ним не обычное “печатное слово”, а нечто вроде исповеди или дневника»[4]. На склоне лет, возвращаясь в своих воспоминаниях к метафизической ауре межвоенного Парижа и к литературной атмосфере, созданной Адамовичем («Парижская нота»), Владимир Варшавский почти дословно повторит слова мэтра: «...недоверие ко всему, кроме прямой исповеди и человеческого документа, убеждение, что исследование скрытых душевных движений важнее описаний воображаемых приключений воображаемых героев, вплоть до идеи белой страницы» — вот, по его мнению, главные опорные точки творчества молодых эмигрантов-парижан[5].

В историю русской словесности Владимир Варшавский вошел как ярчайший представитель литературы человеческого документа. Отличительные черты его прозы: простота художественной ткани, максимальная непредвзятость в описании событий и людей, выразительный аскетизм. В целом как художник он идеально отвечал лапидарной формуле Адамовича: «Искусство тем чище, чем беднее на вид»[6]. Однако в случае с Варшавским мы имеем дело с глубоко личным, индивидуальным становлением авторского почерка, — не столько писатель следовал требованиям «Парижской ноты», сколько сама «нота» совпала с его мировоззрением. Феноменальную точность и документальность его произведений вряд ли можно объяснить ученическим буквализмом или болезненной неспособностью к вымыслу. Документ у Варшавского играет решающую роль в сложном философском поиске, которым прошит насквозь его итоговый автобиографический роман. «Ожидание» вобрало в себя практически всю художественную прозу, которую писатель публиковал в виде отрывков на протяжении многих лет, нанизывая сюжеты на неизменный остов — историю своей жизни. С точки зрения о. Александра Шмемана (друга, коллеги по работе и просто заинтересованного читателя), именно «Ожидание» стало самым значимым событием в творчестве Варшавского[7]. Сам же автор в письме к матери признавался: «Не знаю, что из всего этого выйдет, но эта книга помогает мне думать, помогает мне увидеть яснее, что на самом деле думает моя душа, помогает мне стать самим собой»[8]. И в дневниковой записи («воссоздание реальности»), и в письме к матери («стать самим собой») — ключ к пониманию проблемы: почему поэтика и метафизика человеческого документа стали для писателя принципиальным выбором.

Читать далее

ПРИГЛАШАЕМ НА КНИЖНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ «КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ» (01–06.06.2019)



Издательство «Русский путь» принимает участие в книжном фестивале «Красная площадь», который пройдет в Москве с 01 по 06 июня 2019. 

Приглашаем вас на наш стенд №74 в павильоне №6 (Нон-фикшн).

2 июня в 18:00 в павильоне "История Отечества" состоится презентация двух книг нашего издательства:



Также на ярмарке поступит в продажу еще одна новинка: 

Время работы ярмарки: 1 и 2 июня с 10:00 до 23:00
3, 4, 5 и 6 июня с 10:00 до 22:00

Вход свободный!

P.S. Внимание покупателям интернет-магазина! В дни работы фестиваля самовывоз работать не будет.

Муратов и Восток



В конце октября 2018 года в Москве праздновалась знаменательная юбилейная дата – столетие Музея Востока, основанного в октябре 1918 года по инициативе моего двоюродного деда Павла Павловича Муратова. Это важная дата в истории культуры не только Москвы, но и всей России, в большой степени и географически, и исторически принадлежащей к Азии и глубочайшими корнями связанной с разнообразием восточных культур. Это дата рождения нового важнейшего Музея в Москве, музея «Арс Азиатика», который без Павла Павловича, возможно, и не был бы создан, а если бы и был, то позже, и в иных формах. Эта дата чрезвычайно важна и для памяти Муратова, и представляет собой важную веху в деятельности Международного Научно-исследовательского Центра Павла Муратова, стремящегося выявить и подчеркнуть первостепенную роль П.П.Муратова в русской культуре первой половины ХХ века. 
    Открытие Италии для широкой культурной русской публики, открытие эстетической ценности древнерусской живописи и иконы, открытие для России нового современного искусства – представляют собой важнейший пионеристический вклад Муратова в русскую культуру. Я не буду лишний раз напоминать о необычайном разнообразии полей приложения творческой энергии Павла Павловича, его «многополярности», по выражению Дмитрия Владимировича Сарабьянова. Писатель, художественный критик, военный историк, журналист, драматург, эссеист, переводчик, издатель, художественный эксперт, собиратель – таковы основные стороны многосторонней деятельности этого брызжущего энергией таланта, человека всегда увлеченного, создающего и осуществляющего всевозможные культурные проекты, и, при всей своей многосторонности, не являющегося дилетантом ни в одной из сфер своей деятельности, но достигающего в каждой из них высокого профессионализма.       
    Муратов не был специалистом по восточной культуре строго говоря. Но при этом восточная тема, Восток, занимают совершенно особенное место в его творчестве. Интерес к Востоку возникает у Муратова в ранней юности, и больше уже никогда не выпадает из поля его зрения.
      Известные сочинения П.П.Муратова о восточной истории и культуре четко разделяются по своей тематике на две категории: военная тема, с одной стороны; вопросы культурного наследия, в частности, художественной культуры, с другой, и в последней, как собственные впечатления о культуре Востока, так и рецензии на издания и книги о восточном искусстве.


Читать полностью

Памяти Баяры Артемьевны Арутюновой



Жизнь Баяры Артемьевны во многом воплотила тяжелые испытания, выпавшие на долю ее поколения, выросшего в СССР. Арест и расстрел отца, арест матери, пребывание на оккупированной территории, бегство в Германию, а потом в США. Но все пережитое никак ее не озлобило, эта удивительная женщина тепло и светло относилась к людям. И окружающие всегда платили ей за это любовью и уважением. Недаром среди ее самых близких друзей были Галина Вишневская и Мстислав Ростропович, замечательный историк Михаил Карпович, филолог Дмитрий Чижевский и многие из тех, кого называли интеллектуальной элитой русской Америки.

Она была любимой ученицей легендарного лингвиста Романа Якобсона. Именно под его руководством Баяра Арутюнова защитила в Гарварде диссертацию «Лингвистические и стилистические проблемы порядка слов в русском языке». Баяра Арутюнова стала одним из самых известных преподавателей русской литературы в США и первой женщиной в Гарварде, получившей постоянный контракт.

Она была счастлива в личной жизни, ее муж, дирижер и ведущий скрипач Бостонского симфонического оркестра Виктор Яковлевич Манусевич также был одним из самых уважаемых представителей русской культуры в США.

В 2014 году для нашего издательства «Русский путь» Баяра Артемьевна и ее верная помощница Алла Мынбаева подготовили книгу воспоминаний «Недавно прошедшее». Читатели смогли оценить всю легкость пера писательницы и, главное, вместе с ней еще раз развернуть огромное полотно этой непростой, но такой достойной жизни. Мемуары имели большой успех и очень хорошую прессу.

Баяра Артемьевна любила Дом русского зарубежья им. А.Солженицына и передала в нашу библиотеку ряд очень интересных книг.

Он прожила долгую жизнь, больше века, и всегда служила своей Родине.

Светлая память!