Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Русские герои французского Сопротивления

Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына подготовил выставку, посвященную русским героям французского Сопротивления. За сдержанными фотографиями и скупыми биографическими строчками — судьбы русских эмигрантов, отдавших свою жизнь в борьбе против гитлеровского фашизма.
 
Среди русских героев Сопротивления немало людей, сыгравших значительную роль в общественной и культурной жизни «русского Парижа» предвоенной поры, — Георгий Маковский, Борис Вильде и Анатолий Левицкий, Ариадна Скрябина-Кнут, Вера Оболенская (легендарная «Вики»), мать Мария Скобцова (Е.Ю.Кузьмина-Караваева), отец Димитрий Клепинин, Илья Фондамииский, протоиерей Николай Оболенский, Георгий Гагарин, Вадим Андреев, Тамара Волконская, Анна Смирнова-Марли, Владимир Варшавский. О многих выходцах из России, участвовавших во французском Сопротивлении, известно мало, чаще — ровным счетом ничего. Как того требовала конспирация, в подпольные группы они вступали под псевдонимами или под вымышленными иностранными именами, поэтому проследить их реальные судьбы чаще всего не удавалось. Многие бесследно исчезли в немецких концлагерях и гестаповских застенках. Тем ценнее кропотливо подготовленная выставка Дома Русского Зарубежья.
Экспозиция посвящена памяти русских антифашистов, исчезнувших в нацистских концлагерях и гестаповских застенках, памяти советских военнопленных, сражавшихся в рядах французского Сопротивления. Среди экспонатов — книги, посвященные героям Сопротивления.
Центральное место выставки занимают периодические издания — газета «Русский патриот» (орган Союза русских патриотов во Франции), «Советский патриот» и бюллетень Содружества русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления Западной Европы. В «Русском патриоте» (вышло 13 номеров тиражом в 300-500 экземпляров, их печатали на ротаторе Николай Роллер и Дмитрий Смирягин) — передовицы, адресные обличения предателей, письма с Родины, обращения-призывы одуматься к солдатам власовской РОА, сводки с фронта, гимн СССР и даже доклад И.В.Сталина по случаю 26-й годовщины Октябрьской революции.
Интересна публикация в «Русском патриоте» за декабрь 1943 года (№3), в которой, в частности, говорится: «Нападение Германии на СССР заставило русскую эмиграцию переосмыслить свое отношение к Советской России. У многих защемило сердце. Абстрактное представление о Родине как какой-то там триэсерии, до которой мне, мол, и дела нет, сменилось конкретным образом родной и дорогой страны, в которой живут миллионы таких же русских людей, где оставлены родные и близкие. Эта часть эмиграции стала все острее и острее переживать происходящее на Родине. Они болеют ее горестями и искренне ликуют при известии о победах Красной Армии. У этих людей появилась радость и цель в жизни, которой они были лишены уже 25 лет. Они обрели Родину. Они готовы включиться в борьбу за нас, многие готовы отдать все, чтобы помочь народу СССР разбить врага». Эти слова подкрепляются на выставке биографическими данными сражавшихся в рядах Сопротивления людей разных политических взглядов и собственно газетными полосами «Советского патриота» (с 1945 года по конец января 1948-го — обновленное издание Союза советских патриотов), в которых непосредственные участники Сопротивления (Т.А.Волконская, И.А.Кривошеин, Н.С.Качва) делятся своими воспоминаниями.
В опубликованной нью-йоркским «Новом журналом» статье российского историка Михаила Ковалева «Русская эмиграция во Франции в годы войны» обоснованно подчеркивается, что русские сыграли огромную роль в антифашистском движении во Франции, «часто выступая организаторами подпольной работы, принимая на себя самые сложные и ответственные задания. Формы участия эмигрантов в борьбе с нацизмом были различны: в рядах регулярной армии (с сентября 1939 года по июнь 1940-го), под знаменами «Свободной Франции» (с лета 1940 года), в составе подпольных групп и партизанских отрядов».
Французское Сопротивление занимает особое место в истории Второй мировой войны. Слово «сопротивление», впервые использованное 15 декабря 1940 года русскими эмигрантами и сотрудниками парижского «Музея Человека» Борисом Вильде и Анатолием Левицким в названии нелегально выходившей а Париже антифашистской газеты, стало именем интернационального освободительного движения, объединившего многочисленные подпольные антифашистские группы и организации. Руководящая передовица первого номера «Сопротивления», написанная Борисом Вильде, стала одним из лозунгов всего патриотического движения и была в те дни передана лондонским радио: «Сопротивляться! Этот крик идет из ваших сердец из глубины отчаяния, в которое погрузил вас разгром Родины. Это крик всех непокорившихся, всех, стремящихся исполнить свой долг». Члены антифашистской интернациональной организации, сложившейся на базе «Музея Человека», распространяли среди парижан листовки «Тридцать три совета оккупированным» и листовки со словами: «Мы все с генералом де Пишем». Группа «Музея», ставившая своей целью антинацистскую пропаганду, фактически была первой крупной антифашистской подпольной организацией. Схваченные Вильде и Левицкий были расстреляны гитлеровцами. Генерал де Голль наградил погибших героев медалью Сопротивления. Также они награждены посмертно советскими орденами Отечественной войны 1-й степени.
Французское Сопротивление действовало до 1944 года как внутри страны, так и за ее пределами, где была создана организация «Сражающая Франция», которую возглавлял генерал Шарль де Голль из штаб-квартиры в Лондоне. На призыв де Голля «Не все потеряно, рано или поздно мы победим наших врагов!» откликнулись широкие слои патриотически настроенных французов — от «правых» до коммунистов. Первоначально движение видело свою задачу в том, чтобы распространять радиосводки с фронтов и антинацистские листовки, помогать заключенным, а также устраивать саботаж и диверсии на предприятиях и военных объектах. После оккупации заявили о себе первые вооруженные группы, в составе которых было немало русских эмигрантов, в том числе прошедших войну в Испании. В 1941 году партизанское движение охватило всю страну.
С нападения Гитлера на Советский Союз начинается новый период истории Сопротивления. Теперь в подпольных группах — все больше выходцев из России, воспринимавших участие в антифашистском движении как возможность помочь охваченной войной Родине. 22 июня 1941 года в русских эмигрантских кругах было объявлено «днем национальной мобилизации». В одиночку или мелкими группами русские антифашисты примыкали к уже существующим французским подпольным группам или создавали новые организации.
Движение также занималось укрывательством преследуемых евреев и коммунистов; деятельностью вне Франции по укреплению союза с антигитлеровской коалицией и национальной властью в колониях. По данным министра-делегата по делам ветеранов Франции Амлауи Мекашера (2005 г.), в движении Сопротивления во Франции сражались около 35 тысяч русских и выходцев из бывших советских республик, 7 тысяч из которых навеки остались лежать во французской земле.
С материалами газетных полос перекликаются и известные факты и данные о том, что  видные эмигранты, жившие во Франции,  Иван Бунин и Алексей Ремизов, генерал А.И.Деникин, химик А.Е.Чичибабин, генетик С.Н.Виноградский, бывший глава временного правительства А.Ф.керенский, русский политический деятель, историк, публицист и редактор парижского издания эмиграции «Последние новости» П.Н.Милюков — были в этой войне на стороне Рооссии. Один из французских учеников знаменитого химика А.Е.Чичибабина, утверждается в статье М.Ковалева, вспоминал, что Чичибабин был убежден — «немцы идут в Россию не для ее освобождения, а для порабощения и превращения в колонию». Известно, что Иван Бунин ненавидел фашизм, а Гитлера и Муссолини называл «взбесившимися обезьянами». Что касается А.И.Деникина, то он еще в начале 30-х годов заявлял о недопустимости соглашения эмигрантов с любыми врагами России. Генерал полагал, что освобождение от большевизма не может прийти извне. Когда в июне 1941 года нацисты предложили ему сотрудничество, А.И.Деникин заявил: «Оставаясь непримиримым в отношении большевизма и не признавая советскую власть, я себя считал всегда, считаю и ныне гражданином Российской Империи...».
Особое место в экспозиции — материалы, рассказывающие о судьбе княгини Веры Оболенской (11.07.1911 - 20.07.1944). На знаменитом кладбище Сент-Женевьев де Буа находится ее надгробье. Могила — не установлена. Дочь бакинского губернатора, жена князя Николая Оболенского, Вера Оболенская (урожденная Макарова) до войны была манекенщицей. После оккупации Франции гитлеровцами стала активным участником Сопротивления. Когда войска Гитлера стали одерживать над Красной Армией одну победу за другой, это только усугубило решимость Веры Аполлоновны продолжать свое опасное дело, теперь уже не только за Францию, но и за свой русский народ.
Вера Оболенская стала посмертно известна в Русском зарубежье благодаря многолетним усилиям давнего преданного друга Дома русского зарубежья Людмилы Флам-Оболенской, выпустившей в 1996 году в издательстве «Русский путь» книгу «Вики: Княгиня Вера Оболенская». В 2010 году наша соотечественница существенно дополнила это издание и (инициировала создание фильма «18 секунд», посвященного Вере Оболенской (режиссер Александр Бурыкин). На презентации фильма и дополненного издания книги Виктор Москвин, директор Дома русского зарубежья, особо подчеркнул подвижничество Людмилы Флам-Оболенской. Одна из первых она, одновременно с Никитой Струве и Александром и Натальей Солженицыными, проявила деятельное участие в создании и наполнении архива и уникальной библиотеки Дома русского зарубежья.
Интерес Людмилы Флам-Оболенокой к судьбе Вики Оболенской носит неслучайный характер. Она — родственница героини. Впервые услышала о ней в начале 50-х годов, став женой племянника князя Николая Оболенского — мужа Вики. Николай Оболенский свято берег все, что имело отношение к памяти его жены и ее трагической гибели. Его семейный архив извилистым путем, через Чили, попал а Вашингтон в распоряжение Флам-Оболенской и лег в основу ее исследования. Бесценным источником достоверной информации послужили воспоминания очевидцев, знавших Вики по подпольной работе. Также в распоряжении Флам-Оболенской оказались ценные воспоминания соратницы Вики — Софьи Носович и рукописные воспоминания Марии Родзянко, знавшей Вики с детства.
Книга, как и фильм, рассказывает о том, как Вики, молодая женщина, стала фактически координатором Organisation Civile et Militaire (ОСМ — «Гражданская и военная организация»), созданной Жаком Артюсом, состоятельным парижаниным, в конторе которого Оболенская работала секретарем. ОСМ занималась разведывательной деятельностью, а также организацией побегов и вывозом за границу военнопленных. К 1942 году ОСМ насчитывала тысячи членов во всех департаментах оккупированной части Франции, став одной из самых крупных организаций Сопротивления. В нее вошли многие промышленники, высокопоставленные чиновники, служащие путей сообщения, почты, телеграфа, сельского хозяйства, труда и даже внутренних дел и полиции. Это давало возможность получать сведения о немецких заказах и поставках, о передвижении войск, о составах с принудительно завербованными французами для работ в Германии и о поездах, увозивших на восток евреев.
Информация поступала в штаб-квартиру ОСМ, попадала в руки ее генерального секретаря, то есть Вики Оболенской. Вики постоянно встречалась со связными и с представителями подпольных групп, передавала им задания руководства, принимала донесения, вела обширную тайную переписку. Часами переписывала поступавшие с мест донесения, составляла сводки, размножала приказы и снимала копии с секретных документов, добытых из оккупационных учреждений, и с планов военных объектов.
17 декабря 1943 года Оболенскую схватили на квартире у ее подруги и соратницы по Сопротивлению Софьи Носович. Сперва подруги были направлены в тюрьму Ферн, затем в Аррас, куда были доставлены и другие члены руководства ОСМ. Оболенская на все вопросы отвечала «не знаю». За что получила у немецких следователей прозвище «Княгиня — ничего не знаю». Сохранилось свидетельство о следующем эпизоде: следователь с недоумением спрашивает Оболенскую, как это русские эмигранты могут оказывать сопротивление Германии, воюющей против коммунизма. «Они с ума сошли, что ли? Какой им смысл быть с голлистами, в этом коммунистическом гнезде? Послушайте, мадам, помогите нам лучше бороться с нашим общим врагом на востоке». «Цель, которую вы преследуете в России, — возражает Вики, — разрушение страны и уничтожение славянской расы. Я русская, но выросла во Франции и здесь провела всю свою жизнь. Я не предам ни своей родины, ни страны, меня приютившей». 20 декабря 1944 года Оболенскую, отказавшуюся писать прошение о помиловании, казнили путем гильотирования в тюрьме Плетцензее. Вера Оболенская была награждена как один из основателей Сопротивления посмертно Военным
крестом, медалью Сопротивления и орденом Почетного легиона с пальмовой ветвью. На памятнике жертвам войны в Нормандии установлена мемориальная доска с именем Оболенской. Вере Оболенская также награждена орденом Отечественной войны (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 ноября 1965 года).

В России известна другая героиня французского Сопротивления — монахиня мать Мария (Елизавета Юрьевна Скобцова, в девичестве Елизавета Юрьевна Пиленко). Мать Мария (1891, Рига – 1945, Равенсбрюк) была известна в России в начале века как примкнувшая к акмеизму поэтесса Кузьмина-Караваева («Скифские черепки», «Юрали», «Руфь»). Приняв в Париже в 1932 году постриг и имя Мария, она осталась жить в миру. Во Франции у нее были дружеские отношения с Н.А.Бердяевым, Г.П.Федотовым, К.В.Мочульским. Она активно публиковала исследовательские работы (иногда под псевдонимом Юрий Данилов) о Ф.М.Достоевском, А.С.Хомякове, B.C.Соловьеве. Став монахиней, основала благотворительное общество «Православное дело». В его ведении были церковь, столовая и общежитие для нуждающихся русских. Во время оккупации знаменитый дом на улице Лурмель стал убежищем для гонимых.
Помогавший матери Марии в то время участник Сопротивления Игорь Кривошеин вспоминал: «...вместе со священником Клепининым Елизавета Юрьевна развернула активную деятельность по оказанию помощи преследуемым. Дело было чрезвычайно трудным и опасным. Здесь вопрос шел уже не о моральной помощи. Нужно было доставать для евреев фальшивые документы, помогать им бежать в южную, еще не оккупированную зону, укрываться в глухих районах страны. Наконец, надо было устраивать детей, родители которых были схвачены на улицах во время облав. И все это мужественная женщина делала с невероятной энергией и полным бесстрашием. Дом на улице Лурмель превратился в один из штабов Сопротивления...». В начале 1943 года мать Мария вместе со своими единомышленниками — восемнадцатилетним сыном Юрием Скобцовым и Димитрием Клепининым, настоятелем Введенской церкви, были арестованы. Сын матери Марии погиб в Компьенском пересыльном лагере. Также погиб отец Димитрий Клепинин. Сама мать Мария погибла в лагере Равенсбрюк 31 марта 1945 года. В мае 2004 года в парижском православном Свято-Николаевском соборе состоялся обряд одновременной канонизации матери Марии, отца Димитрия Клепинина и Юрия Скобцова.
В России известно еще одно имя: Анна Марли (Анна Юрьевна Смирнова-Марли, 30.10.1917 г. - 15.02.2006 г.). Анна Марли (урожденная Анна Юрьевна Бетулинская) родилось в дворянской семье в Петербурге. Ее отец принадлежал к аристократическому роду, в котором также значились Михаил Лермонтов и Петр Столыпин. Кузен матери — Николай Бердяев. Ребенком (после трагической гибели отца) Анну увезли во Францию. Она стала артисткой балета в Монте-Карло. В 1937 году в Париже на конкурсе красоты «Мисс Россия» Анна была названа первой красавицей зарубежной России. Анна также писала песни и исполняла их под гитару в легендарном кабаре «Шехерезада». Настоящая слава пришла к ней во время войны — когда из Лондона на волнах «Би-би-си» полетела во Францию ее «Песня партизан», чтобы стать неофициальным гимном Сопротивления. «Песня партизан» достигла такой популярности, что по окончании войны ее предлагали сделать национальным гимном Франции.
В знак признания «Песни партизан» и за заслуги в годы войны в 1985 году, во время празднования 40-й годовщины освобождения Франции, Марли была награждена Орденом Почетного легиона.
Известны имена и других русских участников Сопротивления — Радищева, Бенигсена, Пьянова, Висковского, Казачкина, Трояна, Кацюры и писательницы Зинаиды Шаховской, будущего редактора парижской газеты «Русская мысль». Шаховская начала борьбу с фашистами в Бельгии, оккупированной немцами. Затем, нелегально переправившись в Англию, объединилась со своим мужем Святославом Малевским-Малевичем, в ту пору в рядах армии де Голля. Посетители выставки смогли познакомиться с судьбами других выдающихся женщин Сопротивления. Так, Сарра Кнут, урожденная Ариадна Скрябина, дочь известного композитора (впоследствии вышла замуж за поэта и участника Сопротивления Довида Кнута), как повествуют документы, была одной из основательниц крупной организации Сопротивления. В партизанском движении была известна под кличкой «Режин». В июле 1944 года Кнут пала на боевом посту, В Тулузе Сарре Кнут воздвигнут памятник. Посмертно она награждена военным крестом и медалью Сопротивления.
Княгиня Тамара Алексеевна Волконская (1900 г., Санкт-Петербург – 03.06.1967 г.) с 1941 года принимала активное участие в партизанской работе. У нее уже был военный опыт — сестры милосердия 1-го Кавказского кавалерийского полка в 1917 году. Летом 1918 года в Константинополе она устроилась работать в больницу и поступила учиться на врача. Вскоре выехала во Францию. В Париже открыла ателье по пошиву модного женского платья. В 1938 году купила в Ля-Бур-дэш (департамент Дордонь) ферму. В конце 1942-го – начале 1943 г. в Дордони и других местах стали действовать партизанские отряды. Волконская взяла себе подпольную кличку «Тереза Дюбуа» и установила связь с командованием 1-го батальона французских партизан. Волконская превратила свой дом в госпиталь, где лечились десятки раненых французских партизан, а позже советских воинов, бежавших на концлагерей. Закупала на свои средства еду, одежду, медикаменты. Вела большую агитационную деятельность.
По некоторым данным, в результате агитации Тамары Волконской (которую называли «красной княгиней») за один день к французским партизанам перешли 85 власовцев. Волконская была арестована по доносу, ее пытали в гестапо, искалечили правую руку, но за неимением прямых улик освободили. После освобождения Дордони от оккупации лейтенант Волконская в качестве врача отбыла на фронт на Атлантическое побережье Франции. Позже приняла приглашение возглавить медико-санитарную часть сборного пункта № 59 советских репатриантов в Бриве. До марта 1945 года на свои средства лечила раненых и больных и приобретала необходимые медикаменты. Т.А.Волконская материально помогала таким же сборным пунктам и в Бордо, и в Тулузе. В 1945 году приняла советское гражданство и получила советский паспорт. 7 мая 1985 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Т.А.Волконская была награждена (посмертно) орденом Отечественной войны 2-Й степени.
Тема сотрудничества французских коммунистов русского происхождения с Сопротивлением иллюстрируется рассказом о судьбе Николая Качва (30.09.1900, Тбилиси – 07.01.1982, Ульяновск). Как гласит представленный документ, окончил Бакинскую, затем Тифлисскую гимназию в 1919 году. В 1920 году выехал к брату в Севастополь, затем в Константинополь. В 1923 году переехал на постоянное жительство во Францию. С 1923 года работал на текстильной фабрике, в 1925-1940 годах — шофер в Лионе. Член Французской компартии с 1935 года. Был ответственным за русскую партийную группу, а также членом Комитета помощи бойцам Республиканской Испании.
Арестован в 1940 году за коммунистическую пропаганду и осужден к одному году тюремного заключения. В 1941 году был отправлен в концлагерь «Верна», затем, в мае, — в Германию, откуда бежал в декабре 1941 года. Активно работал в партячейке города Клиши до 1943 года, где был ответственным за русскую парторганизацию. С 1943 года — в Париже — один из активных создателей содружества подпольщиков «Русский патриот». После освобождения Франции «Русским патриотом» был организован лагерь «Борегар» под Парижем для бежавших из плена советских воинов. При поддержке ЦК ФКП на базе «Русского патриота» был создан Союз русских патриотов, затем Союз советских граждан во Франции. В августе 1947 года Н.С.Качва был избран председателем Союза советских граждан во Франции. Он также являлся генеральным секретарем Содружества русских участников Сопротивления. С 1948 года вместе с женой Качва проживал в СССР в Ульяновске.
3 мая 2005 года на парижском кладбище Пер-Лашез был открыт созданный по проекту скульптора Владимира Суровцева и архитектора Виктора Пасенко памятник русским участникам движения Сопротивления во Франции. Он представляет собой отлитую в бронзе фигуру участника Сопротивления в человеческий рост, а на постаменте, изготовленном из уральского мрамора, по-русски и по-французски выбиты два слова: «РОДИНА ПОМНИТ».

Юлия Горячева
Опубликовано в журнале «Этносфера» №9 (144) 2010 г.


Перейти на страницу виртуальной выставки «Русские участники французского Сопротивления»