Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Чижевский Д.И.

Чижевский Д.И.
Универсальный ученый ХХ века, выдающийся представитель русско-украинской эмиграции, филолог-славист, философ и историк философии, Дмитрий Иванович Чижевский (1894–1977) принадлежит к числу ученых, чье творчество было активно интегрировано в европейскую науку. Чижевский приобрел известность как автор работ о Достоевском, Гоголе, Сковороде, Гегеле, Коменском.
Участник ряда важных эмигрантских интеллектуальных проектов (Пражский лингвистический кружок, Семинар по изучению Достоевского под руководством А.Л.Бема, Философское общество в Праге и т.д.), фактический создатель центра славистики в Галле и основатель школы славистики в Гейдельберге, Чижевский был свидетелем и очевидцем своего времени. Его научные связи с А.Л.Бемом, Р.О.Якобсоном, П.М.Бицилли, В.В.Зеньковским, С.Л.Франком, К.Ясперсом, М.Хайдеггером, Э.Гуссерлем, Я.Паточкой и другими выдающимися представителями ХХ века во многом определили контекст культуры эмиграции, да и европейской культуры прошлого столетия в целом. Программные работы Чижевского «Гегель в России», «К проблеме двойника», «История русской мысли», «Философия Г.С.Сковороды», «Неизвестный Гоголь» и др. ставят его в один ряд с такими выдающимися исследователями русской мысли, как В.Ф.Эрн, Г.Г.Шпет, В.В.Зеньковский, Г.В.Флоровский, Н.О.Лосский, С.Л.Франк, а в отдельных областях закрепляют за ним ведущие позиции. Большое влияние на становление достоевистики русского зарубежья, ее основных исследовательских направлений и тем оказали работы Д.И.Чижевского в области достоевсковедения. Чижевский занимал ведущие позиции и в изучении истории взаимовлияний русской и немецкой философии, философской проблематики в славянских литературах и т.п. Вместе с тем при очевидном признании зарубежными исследователями вклада Чижевского в развитие мировой славистики, активно развивающемся чижевсковедении за рубежом, при все растущем интересе наших читателей к истории и историографии русской эмигрантской мысли, работы Д.И.Чижевского еще до недавнего времени были почти недоступны широкому российскому читателю.



БИОГРАФИЯ


Дмитрий Иванович Чижевский
(23.03.1894, Александрия — 18.04.1977, Гейдельберг) — родился в дворянской семье бывшего офицера, участника народовольческих кружков, осужденного на одиночное заключение в Петропавловской крепости, впоследствии активного члена кадетской партии и земского движения Ивана Константиновича Чижевского (1863–1923) и художницы, педагога, ученицы П.П.Чистякова и И.Е.Репина Марии Дмитриевны Ершовой (1858–1925).
Д.И.Чижевский получил начальное образование в семье, потом учился в Александрийской классической гимназии, которую окончил в 1911 г. с отличием. В Александрии был организатором нелегальных просветительских кружков среди учащихся. Изучал астрономию, математику и философию в Санкт-Петербургском университете (1912–1913), философию, русскую филологию, индоевропеистику и славянскую филологию в Киевском и Новороссийском университетах (1913–1918). В Киеве принимал активное участие в просветительской работе революционных кружков в студенческом и рабочем движении, за что был арестован царской охранкой (1916), с 1916 г. принадлежал к меньшевистской фракции РСДРП, был членом и секретарем Киевского совета рабочих депутатов (1917–1918), членом киевского комитета партии (1917), членом первого ЦИК партии (1917), участником профсоюзного движения и всех украинских совещаний меньшевиков. Кроме того, был представителем своей фракции в раде и членом Малой рады украинского правительства (1918), где его кандидатура намечалась в министры труда.
После сдачи государственного экзамена, защиты дипломной работы о философском развитии Шиллера и получения диплома первой степени в 1919 г. оставлен доцентом философии при Киевском университете, по совместительству должен был преподавать введение в языкознание на Высших женских курсах А.В.Жекулиной, работать в Музее труда и в Академии наук. Но после того, как Киев был занят большевиками, большую часть времени провел в лагерях и тюрьмах (в 1918 г. лишь благодаря случаю избежал расстрела), что и заставило его в апреле 1921 г. нелегально уехать сначала в Польшу, а затем в Германию — страну, ставшую для него «второй родиной». На родной же Украине летом 1921 г. его заочно приговорили к смертной казни.

Жизнь Чижевского в эмиграции распадается на шесть относительно самостоятельных периодов:

1921–1924 — Гейдельберг, Фрейбург в Брейсгау: продолжение философского образования под руководством Г.Риккерта, К.Ясперса, Э.Гуссерля, М.Хайдеггера, Р.Кронера и других известных немецких ученых. Сотрудничество с русскими эмигрантскими журналами «Русская книга», «Современные записки», «Социалистический вестник», с Заграничной делегацией меньшевистской фракции РСДРП, а также с немецкой социал-демократией. Начало серьезного изучения истории украинской и русской философии, особенно истории гегельянства в России. Наряду с партийно-публицистическими статьями (1921–1922) Чижевский публикует обзор философской литературы в России (1922), рецензию на книгу Г.Г.Шпета о русской философии (1924), свидетельствующую о вполне самостоятельных методологических воззрениях автора рецензии в этой области.

1924–1932 — Прага: начало самостоятельного философского творчества, формирование интердисциплинарного, компаративного подхода к истории философии, религии и литературы в рамках общей концепции «истории духа», преподавание философии в качестве лектора (1924–1925), доцента (1925–1927), профессора и заведующего кафедрой философии (1927–1932) Украинского высшего педагогического института им. М.Драгоманова и по совместительству в качестве доцента (1929–1932) и экстраординарного профессора (1932) Украинского свободного университета. В пражский период Чижевский становится активным участником Пражского лингвистического кружка, членом правления и ученым секретарем Русского философского общества, сотрудником и редактором изданий Немецкого общества славистических исследований, соучредителем и членом правления Международного Гегелевского союза и соиздателем швейцарского «Архива истории философии». Сотрудничает в десятках русских, украинских, чешских, польских, французских и немецких журналов. Работы этого периода: монографии «Логика», «Философия на Украине. Опыт историографии вопроса» (работа, на основании которой Чижевскому было присвоено звание профессора Украинского высшего педагогического института им. М. Драгоманова), «Очерки по истории философии на Украине», «Греческая философия до Платона», сборник «Исследования о Достоевском», «Гегель и Французская революция» (габилитационная работа, поданная в Украинский свободный университет), статьи «К проблеме двойника: (Из книги о формализме в этике)», «Гегель и Ницше», «“Советская” философия», «Философские искания в советской России», «Kризис советской философии» и др.

1932–1945 — Галле: расцвет самостоятельного философского и литературоведческого творчества, завершение работы над историей философии восточных и западных славян, над сравнительной историей славянских литератур, историей древнерусской литературы XI–XIII вв., историей украинской литературы XVI–XIX вв., историей чешской церковнославянской (XI–XIII вв.) литературы, барокко в славянских литературах, над обширными разделами, посвященными отдельным писателям и мыслителям: Пушкину, Гоголю, Тютчеву, Достоевскому, Лескову, Белому, Маяковскому, Бриделу, Коменскому, Махе, К. Чапеку. Множество работ и рецензий этого периода посвящено германославике, славянской лексике, философии языка и истории церкви. Из-за прихода к власти в Германии национал-социалистов значительная часть работ Чижевского тогда не могла быть опубликована, некоторые из них были изданы только через десятилетия, да и то зачастую лишь в выдержках. Многие же были утрачены и так и остались неопубликованными.

Внешне расцвет творчества Чижевского совпал с одним из самых трагических периодов его жизни. Он на долгие годы разлучен с семьей (жена и дочь остались в Чехословакии и в 1939 г. были вынуждены эмигрировать в Англию, а затем в Америку), в Объединенном университете городов Галле и Виттенберга занимает скромную должность внепланового лектора русского языка, предложенные ему в Вене и Братиславе кафедры славистики и философии занять не может из-за «опороченности еврейскими родственными связями» (был женат на Лидии Израилевне Маршак) и в течение двенадцати лет живет под постоянной угрозой внезапного увольнения и заключения в концентрационный лагерь. Несмотря на постоянный надзор гестапо, он принимает участие в антифашистских кружках, распространяет запрещенную литературу, поддерживает заключенных концентрационных лагерей, оказывает материальную помощь евреям, чехам и полякам, вывезенным на принудительные работы в Германию. И худшая чаша миновала его: он не был репрессирован, все эти годы работал в университете, где защитил свою немецкую диссертацию «Гегель в России», отыскал и подготовил к изданию утерянную более двухсот лет назад рукопись основного философского сочинения Я.А.Коменского «De rerum humanarum emendatione consultatio catholica» («Всеобщий совет об исправлении дел человеческих»), получил разрешение на ношение своего пражского профессорского звания, преподавал русский, украинский, чешский и польский языки, а также читал разнообразнейшие курсы по истории философии, церкви и литературы славян и даже получил право подготовки кандидатов наук, предоставляемое в Германии только ординарным профессорам. За эти годы у Чижевского защитилось шесть кандидатов. Активно работал он и в Кантовском обществе города Галле, знакомя его членов с историей русской и славянской мысли. По тематическому разнообразию читавшихся им курсов, по интенсивной исследовательской и научной работе с учениками он один выполнял работу целого Института славистики, которого в Галле тогда еще не существовало. Печатные труды этого периода относятся к основным сочинениям ученого: сборник «Гегель у славян», монографии «Гегель в России», «Философия Г.С. Сковороды», «Философия жизни Штура: глава из истории словацкой философии», трехтомник «Украинское литературное барокко. Очерки», «История украинской литературы», статьи «Украинская философия», «К проблеме бессмертия у Достоевского», «О символике барочной поэзии», «К проблеме философского языка и философии языка», «О “Шинели”Гоголя», «Пушкин и романтизм», «О мировоззрении Махи», «Коменский и западная философия», «Коменский и немецкий пиетизм» и др.
В личной библиотеке Чижевский собирает к июню 1945 г. около 8000 томов, среди которых было немало редких и уникальных изданий. Была в ней и «запрещенная литература»: книги авторов еврейского происхождения, социал-демократические и коммунистические издания. Не уничтожил Чижевский и письма социал-демократов и ученых-евреев, хранившиеся в его личном архиве. Но почти все эти бесценные собрания он вынужден был оставить в Галле, спешно покинув город в июне 1945 г. накануне занятия его Советской армией.

1945–1949 — Марбург: создание Семинара славистики Марбургского университета, временным директором которого назначается Чижевский с перспективой предоставления ему в недалеком будущем ординарной профессуры и кафедры славистики. Много сил и энергии отдает он делу создания Семинара и его библиотеки, глубоко понимая значение славистики в расколовшемся на два враждебных лагеря послевоенном мире. Создает также интердисциплинарное Славистическое научное сообщество, в работе которого принимают участие наиболее способные студенты и аспиранты Семинара славистики (Л.Мюллер, В.Фрице, Г.Апель), коллеги (богослов Э.Бенц, славист А.Лютер, историк и искусствовед граф В.П.Зубов) и иностранные гости (Ф.Либ, В.В.Зеньковский, Г.В.Флоровский). При острой нехватке славянских книг в университетах Западной Германии широкое признание среди славистов получило Информационное бюро Чижевского, в картотеке которого его учеником Л.Мюллером регистрировались славистические фонды всех марбургских библиотек и в перспективе предполагалось собрать информацию о славянских фондах всех западногерманских библиотек. Под его руководством в Марбурге защитили кандидатские диссертации три ученика. Наряду с М.Фасмером Чижевский играет заметную роль в разработке долгосрочной «славистической стратегии» западногерманских университетов, является признанным авторитетом, к мнению которого прислушиваются при назначении новых преподавателей и профессоров славистики. На этом фоне личная послевоенная судьба ученого выглядит совершенным нонсенсом: в результате доносов и интриг университетских коллег, закулисного влияния американских спецслужб, скандала с гессенским министром культуры, публично объявившим Чижевского в прессе «шпионом», «коммунистом» и «неквалифицированным славистом», последний не получает предложенных ему кафедр ни в Марбурге, ни в ряде других немецких университетов (Франкфурт, Мюнстер) и по настоянию Р.О.Якобсона, В.В.Зеньковского и Б.И.Николаевского покидает Германию, приняв приглашение Гарвардского университета. Учитывая полнейшую неустроенность, недоедание, нехватку научной литературы, утрату личной библиотеки и архива, а также атмосферу интриг, доносов и политической травли, приходится только поражаться объему и качеству научной продукции Чижевского этих лет: монографии и брошюры «История древнерусской литературы XI, XII и XIII веков. Киевская эпоха», «Своеобразие русского языка», «Культурно-исторические эпохи», «История философии I: античная философия», «Достоевский и Ницше. Учение о вечном возвращении», статьи «Чаадаев: Философские письма», «Пушкин и русский язык», «О проблемах барокко» и др. Активно участвует Чижевский в этот период и в воссоздании украинских высших учебных заведений в Мюнхене и Аугсбурге: преподает философию и логику в Украинской православной богословско-педагогической академии в Мюнхене, снова становится профессором философии Украинского свободного университета в Мюнхене и одним из членов-учредителей Украинской свободной академии наук в Аугсбурге.

1949–1956 — Кембридж: гостевой лектор славистики Гарвардского университета. И здесь Чижевского преследуют доносы из Германии, обвинения в «коммунизме», по которым политическая полиция проводит специальное расследование и полностью реабилитирует ученого. И здесь он способствует оживлению славистических исследований, переводу и изданию ряда произведений русской литературы. Под его научным руководством защищаются три диссертации. Хотя центр его исследовательских интересов перемещается с философии на лингвистику, сравнительную историю литературы, русскую и украинскую литературу XIX–XX вв., особенно русский символим и футуризм, в лекциях и работах этого времени всегда присутствует и философская тематика. В этот период вышли: монография «Очерк сравнительной истории славянских литератур», комментарий к «Евгению Онегину», статьи «Неизвестный Гоголь», «Гоголь как художник и мыслитель», «За пределами красоты. Об эстетике барочной литературы», «“Лабиринт света” Коменского: тематика и источники», «С.Л.Франк как историк философии и литературы», «Шиллер в России», «Начала и завершения идеологических эпох», статьи об украинской литературе в изданной в Мюнхене «Энциклопедии украиноведения» и множество других работ. Чижевский принимает активное участие в деятельности филиала Украинской свободной академии наук в Нью-Йорке.
Убежденный европеец, он чувствовал себя «чужаком» в Америке, критически отзывался о «поверхностности» и «дилетантстве» американской славистики. Не сложились его отношения с русской эмиграцией, постоянно возникали трения с коллегами (Р.О.Якобсон) и руководством (М.М.Карпович, Р.Поджоли) по кафедре славянских языков и литератур Гарвардского университета, но более всего мешали ему слабое знание английского языка и ограниченность возможностей публикации уже готовых трудов. И в Гарварде ему не суждено было стать ординарным профессором. Из-за неопределенности американских перспектив он постоянно чувствовал себя там как бы «на перепутье» и уже с начала 50-х гг. усиленно искал пути к возвращению в Европу, и прежде всего в Германию (за эти годы он значился в списках претендентов на занятие кафедр славистики в Вене, Кёльне, Эрлангене, Марбурге и Майнце). По инициативе немецких учеников Чижевского и М.Фасмера в 1954 г. в Германии выходит юбилейный сборник в честь его 60-летия. В начале 1956 г. Чижевский получает Гуггенхеймовскую стипендию для издания трудов Я.А.Коменского, берет в Гарварде годичный отпуск и отправляется в Гейдельберг, предварительно списавшись со своим другом, философом Х.-Г.Гадамером.

1956–1977 — Гейдельберг, Франкфурт-на-Майне, Кёльн: создатель и  временный директор Института славистики (до 1967), гостевой и гонорарный профессор Гейдельбергского университета, по совместительству: гонорарный профессор Франкфуртского (1964) и Кёльнского университетов (1964–1977), временный заведующий кафедрой литературоведения (1964–1970) Института славистики Кёльнского университета. По инициативе своего старого друга и однокашника, декана философского факультета Х.-Г.Гадамера Чижевский получает приглашение Гейдельбергского университета на только что основанную там кафедру славистики с обещанием для него персональной профессуры. Развивает энергичную деятельность по организации института и воспитанию нового поколения немецких славистов. За эти годы под его руководством было защищено 27 диссертаций. Хотя из-за академической бюрократии личная судьба Чижевского сложилась трагически — в своем преклонном возрасте (старше 60 лет) он уже не мог стать ординариусом, а это означало, что права на пенсионное обеспечение в Германии у него не было, и он до самой смерти вынужден был работать и публиковать «для заработка» (пособия в 1500 марок, назначенного ему в 1964 г., едва-едва хватало на прожиточный минимум), — последний период жизни был одним из самых плодотворных в его творчестве. В это время опубликованы: сборники статей «Из двух миров. К истории славяно-западных литературных связей», «Мелкие работы. Богемистика», «Гегель у славян» (второе дополненное издание), двухтомники «Святая Русь. История русской мысли X–XVII веков» и «Россия между Востоком и Западом. История русской мысли XVIII–XX веков», «Сравнительная история славянских литератур», «История русской литературы XIX века. Т. I: Романтизм; Т. II: Реализм», монографии «История русской литературы с XI века до завершения барокко», «Очерк истории древнерусской литературы», «Сковорода. Поэт. Мыслитель. Мистик», статьи «Барокко в русской литературе», «К проблемам литературы барокко у славян» и сотни других книг, статей и рецензий. Некоторые монографии, написанные в середине 70-х гг. («Шеллинг у славян», «Гоголь: писатель-художник и мыслитель»), не были опубликованы и оказались утраченными. В этот период Чижевский редактирует шесть славистических серий, десятки сборников и репринтов недоступных на Западе славянских изданий, издает со своим комментарием часть основного философского сочинения Я.А.Коменского по найденным им в Галле рукописям. Работы ученого приобретают мировую известность: в изданном к его 70-летию втором юбилейном сборнике «Orbis scriptus» (1966) принимают участие гуманитарии почти всего мира, за исключением советских коллег. Он избирается председателем Немецкого союза преподавателей славистики, действительным членом Гейдельбергской академии наук, а затем и Хорватской академии наук в Загребе.
Страстный библиофил, он после утраты почти всей своей библиотеки в Галле собирает в Гейдельберге 14 763 тома и множество ценных автографов и рукописей.
В.Янцен

Подробнее о жизни Д.И.Чижевского читайте в книге
: