Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Стрижевская Н.И. Голос

Стрижевская Н.И. Голос

Издательство: Русский путь
Год выпуска 2006
Число страниц: 124
Переплет: твердый
Иллюстрации: нет
ISBN: 5-85887-256-5
Размер: 213х127х13 мм
Вес: 240 г.
Голосов: 5, Рейтинг: 3.08
100 р.
Оставить отзыв

Описание

Книги Натальи Стрижевской в России появляются не часто, ее поэзия более известна в Европе, чем на родине. Ее перу принадлежат книги стихов «Холод», «Горечь», переводы крупнейших французских поэтов Франсуа Вийона, Жерара де Нерваля, Шарля Бодлера, Артюра Рембо, Лотреамона, Гийома Аполлинера, Андре Бретона, Сен-Жон Перса и многих других. Наталья Стрижевская — автор книги «Письмена перспективы. О поэзии Иосифа Бродского», книги о Марселе Прусте-поэте, статей о поэзии России и Франции. Поэзия и статьи Натальи Стрижевской печатались во многих странах. В только что написанной поэме «Голос», носящей подзаголовок «поэма-воронка», Наталья Стрижевская продолжает творение своей новой поэтики, чьи принципы она определяет как «путь Хлебникова, но в противоположном направлении».



СОДЕРЖАНИЕ


ГОЛОС
Поэма-воронка

ИЗ «КНИГИ СЛЕЗ»

Примечания


ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ


ИЗ «КНИГИ СЛЕЗ»

Захлопнулись двери времени
Вереск зацвел у порога
Легла зеленая хвоя
Вою
Вою
Как  собака под дверью вою

Обними меня
У меня нет больше имени
Только ты его знаешь
Обними меня
У тебя нет больше имени
Только я его знаю

И пойдем по слезам босиком
Высоко Высоко

Алмазом станет слеза
Алмаз углем
Уголь огнем
Открылась бездна слез полна
Слезам нет числа
Бездне дна

Звездная твердь
Слезная твердь
А по пятам у нас смерть

Прильнем друг к другу как слеза к слезе
На ветру растаем
Да не расстанемся

Слеза к слезе друг к другу прильнем
Слезы осушит огонь
Одной слезой вверх упадем

Обнимемся пеплом
Обнимемся светом

Ты была первой
Я иду следом
По слезам
По слезам
По твоим следам
Тебе дверь откроют
От сквозняка укрою
В щель проскользну тихонько
Озарюсь твоим светом
Веришь-не веришь
Лиловый вереск
Пепел да пение
Нынче Успение
Твоей тезки Марии
Горькое имя
Бедой полыни
Ставлю букеты
В кувшины Пепла

Минуты что путы
А дни словно горы
А ночи что горы
Не перевалишь не одолеешь
С места не сдвинешь
Одна пойдешь сгинешь
А мы не пойдем
Мы будем вдвоем
Зачем нам дни
Мы побудем одни
У нас горы горя
Да горькое море
Где люди живут
Не найти нам приют
Вереск теперь наше время
Вереск да ветер
Да пепел да пение
Нынче Успение

Пепел пепел
Perpetuum пепел
Дни сорваны с петель
По дому ветер
Парки сбились со счета петель
В наших часах пепел
Пепел да звезды Вереск да слезы

Тяжелые слезы
Капли что камни
Сложим дом Будем жить
Нет дома другого
Где жить нам вдвоем
Там где мы жили когда-то
Справляют первую дату
Там смерти подносят хлеб-соль
Там ждет уже ангел босой
Там помыты полы
И накрыты столы
Но мы туда не пойдем
Слезы теперь наш дом
Теперь ты меня слезами вспоила…


Н.Стрижевская. «Кристалл. О метафизике стиха»


...Слова есть частицы света. Связи слов неотменимы и бытийны по своей природе, они обладают грозной реальностью. Будучи раз скрепленными поэтической строкой, они не могут быть уже разорваны никакой силой.
В самом языке существуют связи созвучий, понятий, явлений (все суть одно), которые иногда совпадают со связями, выявляемыми, описываемыми этимологией и лингвистикой в целом, но чаще подчиняются совсем другой логике — бытия.
Если стих живет по законам стиха, то логика его развития, центростремительная сила строфы выносит на поверхность из глубинных пластов языковой прапамяти такие связи, которые никаким другим способом явлены быть не могут, и, явив эту логику связей слов, стих говорит нечто и об устройстве мира.
Только создание формы открывает эту резонирующую бездну.
Отличие жизни, бытия слова в стихе от любой другой формы его существования состоит в том, что в поэтической строке живут все значения и все связи этого слова одновременно. Они все озаряют друг друга, просвечивают друг в друге. Именно одновременность их существования и делает стих стихом.
Единожды сотворенная, сложенная строфа уже содержит в своей гулкой глуби эхо созданий былых и еще подлежащих созданию, память о всех земных бытованиях слова Мы всегда имеем дело с пучком смысловых лучей, бьющих из слова, исходящих из него, но сфокусированных лишь в строфе. Их можно увидеть, но нельзя свести воедино вне ее.