Серия: Российский военный сборник
Система Orphus
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Поиск:       Искать

Расширенный поиск

Корзина пуста

Волков С.В. Офицеры армейской кавалерии: Опыт мартиролога.

Волков С.В. Офицеры армейской кавалерии: Опыт мартиролога.
Цена:
238,00 руб.

Автор(ы): Волков С.В.
Издательство: Русский путь
Год выпуска: 2004
Число страниц: 624
ISBN: 5-85887-191-7
Размер: 224х153х36 мм
Вес: 680 г.

В книге собраны сведения о судьбах более 6 800 офицеров кавалерии, остававшихся в живых ко времени крушения российской государственности осенью 1917 года: расстрелянных большевиками в ходе «красного террора», погибших во время Гражданской войны в 1917-1922 годах, умерших в эмиграции, а также оставшихся в России и репрессированных в 1920-1930-х годах. Издание продолжает серию книг, посвященных судьбам представителей различных категорий российского служилого сословия.

(Голосов: 2, Рейтинг: 3.1)



СОДЕРЖАНИЕ


От автора

О судьбах офицеров армейской кавалерии после 1917 года

Список основных сокращений

Мартиролог
А — Я


Сведения об авторе
 


ОТ АВТОРА


Настоящее издание продолжает серию мартирологов русского офицерства (ранее были выпущены книги, посвященные офицерам гвардии и участникам начала белой борьбы на Юге России) и дает представление о судьбах офицеров армейской кавалерии, остававшихся в живых ко времени крушения российской государственности осенью 1917 г. В нем собраны более 6,8 тыс. имен офицеров, расстрелянных большевиками в ходе «красного террора» во время Гражданской войны, погибших в Белом движении в 1917–1922 гг., умерших в эмиграции, а также оставшихся в России (в том числе и мобилизованных большевиками) и репрессированных в 1920–1930-х годах. В порядке исключения — и те, которые погибли в ходе февральского мятежа в Петрограде, и от рук революционных солдат на фронте и в тылу в марте — октябре 1917 г. То есть мартиролог включает имена практически всех офицеров армейской кавалерии, о чьей судьбе после 1917 г. удалось найти какие-либо сведения; не вошли в него только те лица (их сравнительно немного), которые добровольно поступили на службу к большевикам или ревностно им служили.
В мартиролог включались не только лица, находившиеся к 1917 г. в строю своих частей, но и все офицеры, когда-либо служившие в армейской кавалерии прежде, в частности, офицеры Отдельного корпуса пограничной стражи и Отдельного корпуса жандармов. Включено также некоторое число гвардейских офицеров, которые, находясь в штаб-офицерских и генеральских чинах, командовали частями армейской кавалерии, а также офицеров Генерального штаба, служивших в штабах кавалерийских дивизий. Включены в мартиролог также офицеры, служившие в конных (кроме гвардейских и казачьих) частях в белых армиях (прежде всего в воссозданных на Юге России кавалерийских полках русской армии) и принятые в кадр кавалерийских полков в эмиграции. Помимо офицеров, учитывались по возможности и военные чиновники, священники и сестры милосердия, а также юнкера и вольноопределяющиеся (т. е. лица с правами на производство) кавалерийских частей (практически все такие лица принадлежали к той же среде и обычно были детьми и младшими братьями офицеров соответствующих полков).
***
Мартиролог составлен на основе выборки из составленной мною электронной базы данных на участников Белого движения, эмиграции и репрессированных, включающей к настоящему времени более 200 тыс. чел. Сведения о внесенных в мартиролог лицах включают (если соответствующие данные имеются): дату и место рождения, происхождение, полученное образование (учебное заведение и год окончания), часть, чин, должность, судьбу после 1917 г., дату и место смерти, а также сведения о ближайших родственниках и названия основных сочинений.
Поскольку цели создания полных биографий этих лиц не ставилось (да это было бы невозможно, учитывая их общую численность и объем издания), основное внимание уделялось участию в Белом движении (в котором принимало участие абсолютное большинство кавалерийских офицеров) и членству в эмигрантских организациях, а из дореволюционной биографии приводятся лишь основные сведения (для лиц, родившихся до 1890-х годов, подробные данные о прохождении службы, как правило, можно найти в официальных дореволюционных изданиях). Наименования частей и учебных заведений даются в сокращенном виде (без шефства). Данные о семье (жены, прямые потомки, родители, родные братья и сестры) приводятся кратко: имя, год рождения, место смерти или проживания. При этом даются сведения только о тех из них, кто был в живых к 1917 г. Близкие родственники, самостоятельно включенные в мартиролог, обозначены знаком *. Сведения о сочинениях даются не систематически (указаны, как правило, основные труды, вышедшие отдельным изданием) и имеют цель главным образом пояснить характер и род творчества в эмиграции (воспоминания, специальные статьи, беллетристика и т. п.).
К сожалению, о судьбах еще довольно значительного числа офицеров кавалерии сведений пока не обнаружено. Это касается главным образом тех, кто стал жертвой насилия революционной толпы осенью 1917 — весной 1918 г., был расстрелян большевиками летом — осенью 1918 г., а также участников Белого движения, оставшихся в России и расстрелянных в 1920 — 1922 гг. — непосредственно после эвакуации белых армий. Это связано с отсутствием соответствующих источников (в частности, с тем, что архивы советских репрессивных органов того времени до сих пор остаются недоступны). Наиболее полно представлены в мартирологе те полки, по истории которых в Гражданскую войну в эмиграции были изданы специальные труды или сохранились периодические издания их объединений.
Вообще же сведения, приведенные в мартирологе, были извлечены из самых разных источников. При работе над упомянутой выше базой данных была просмотрена практически вся литература, посвященная Гражданской войне и военной эмиграции — свыше 1000 различных публикаций (в моем распоряжении оказались полные комплекты всех основных изданий военного зарубежья). Это стало возможным благодаря помощи представителей русской эмиграции и в первую очередь — редактора газеты «Наша Страна» Николая Леонидовича Казанцева, без помощи которого база данных не могла быть создана. Кроме того, были использованы данные русской зарубежной периодической печати общего характера (некрологи и траурные объявления), фонды российских и зарубежных архивов, официальные дореволюционные издания (в т. ч. Высочайшие приказы о выпусках из кавалерийских училищ, списки по старшинству 1913-1916 гг. и общий список офицерским чинам на 1910 г.), опубликованные и неопубликованные некрополи, советские газеты 1918-1920 гг., генеалогическая литература, сведения, полученные от частных лиц и др.
К числу наиболее ценных источников, касающихся судеб кавалерийских офицеров, следует отнести различные издания полковых объединений в эмиграции и материалы архивов тех же объединений. Кроме того, за рубежом был издан ряд полковых памяток и историй ряда кавалерийских полков, где обычно приводились списки офицеров, погибших в Гражданской войне, живших в эмиграции на год издания книги и т. д. Наиболее информативными массивами данных общего характера, где встречаются упоминания об офицерах гвардии, являются приказы по Вооруженным силам на Юге России (BCIOP), эвакуационные списки по кораблям и списки эмигрантов в различных странах (Государственный архив Российской Федерации), архивы различных белых частей (Российский государственный военный архив), списки Русской Армии на осень 1925 г. (архив Русского Обще-Воинского Союза в Джорданвилле).
Благодаря тому, что источники охватывают большие массивы лиц на различные периоды, то часто один и тот же человек фиксируется ими несколько раз (например, и в источниках по Гражданской войне, и в списках эвакуированных, и в списках армии на 1925 г., и в списках полкового объединения в эмиграции, и, наконец, в траурном объявлении), что в совокупности позволяет представить его жизненный путь. Хотя о судьбе многих офицеров сохранились лишь единичные отрывочные упоминания, в среднем имя каждого из них встречаются в 4-5 различных источниках, а часто — до 15 и более).
В ряде случаев встречается искаженное написание фамилий, а также разночтения в именах и особенно отчествах. В этих случаях за основу бралось написание в официальных печатных изданиях и приказах по ВСЮР. Иногда относительно судьбы того или иного офицера встречаются противоречащие друг другу данные, очень часто по-разному указываются чины, даты смерти и др.; в этих случаях в скобках даются варианты.
Все даты до 1918 г. приводятся по старому стилю. Кроме того, по старому стилю приведены все даты, касающиеся деятельности белых армий на lOre: Добровольческой армии, Донской армии, ВСЮР и Русской Армии, поскольку там вплоть до эвакуации Крыма в начале 1920 г. применялся старый стиль.


▲ Наверх