Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Мир Кондакова: Публикации. Статьи. Каталог выставки / Сост. И.Л.Кызласова.

Мир Кондакова: Публикации. Статьи. Каталог выставки / Сост. И.Л.Кызласова.

Издательство: Русский путь
Год выпуска 2004
Число страниц: 292
Иллюстрации: есть
ISBN: 5-85887-146-1
Размер: 247х171х27 мм
Вес: 780 г.
Голосов: 2, Рейтинг: 3.1
252 р.

Описание

История изучения искусства Византии, Древней Руси и других стран восточно-христианского мира неотделима от трудов одного из создателей этой области знания великого русского ученого академика Н.П.Кондакова (1844-1925). В сборник вошли работы исследователей, посвященные его научному наследию, публикации новых архивных материалов, в том числе связанных с малоизвестным периодом жизни ученого в эмиграции в 1920-1925 годах. Издаются «Воспоминания и думы» академика, написанные в 1919 году и опубликованные в Праге в 1927 году небольшим тиражом. В книгу включен также каталог юбилейной выставки «Мир Кондакова» (1994).



СОДЕРЖАНИЕ


От составителя

Ι
ТРУДЫ Н.П. КОНДАКОВА


И.Л.Кызласова. Предварительные замечания к мемуарам ученого
   Н.П.Кондаков. Воспоминания и думы

Л.Л.Копецкая. Неизданный фрагмент из «Воспоминаний и дум».
   Н.П.Кондаков. «Особым отделом своих воспоминаний…»

И.Л.Кызласова. К публикации статьи Н.П.Кондакова 1876 года  
     Н.П.Кондаков. Барельефы (V–VI стол. по Р.Х.) деревянной двери базилики Св. Сабины, что на Авентинском холме в Риме

И.Л.Кызласова. К некрологу А.А.Шахматова
   Н.П.Кондаков. Ал. Ал.Шахматов


Н.П.КОНДАКОВ, ЕГО ДРУЗЬЯ, КОЛЛЕГИ, ПОСЛЕДОВАТЕЛИ

И.П.Медведев. Н.П.Кондаков как соавтор В.Н.Бенешевича по изданию Синайского альбома

Ю.Р.Савельев. Образ Н.П.Кондакова в переписке С.Д.Шереметева и Н.В.Султанова
   Переписка Н.В.Султанова и С.Д.Шереметева

Ю.Р.Савельев. К истории Комитета попечительства о русской иконописи.
   Константин Константинович Романов  
   Переписка К.К.Романова, С.Д.Шереметева и А.А.Остен-Сакена

Л.Л.Копецкая. Н.П.Кондаков и чешская среда

И.П.Савицкий. Академик Н.П.Кондаков в Праге

Л.Л.Копецкая, М.Заградникова, М.Дандова. Обзор личного фонда Н.П.Кондакова в Литературном архиве Музея национальной литературы в Праге

Э.Н.Савицкая. Справка об институте им. Н.П.Кондакова, написанная в ГУЛАГе
   П.Н.Савицкий. Справка об институте

В.Грохова. Деятельность института им. Н.П.Кондакова в Праге и его международное значение (на основе сохранившейся корреспонденции)

И.Л.Кызласова. Из истории семинария и института им. Н.П.Кондакова: Княгиня Наталья Григорьевна Яшвиль

IΙΙ
О НАУЧНОМ НАСЛЕДИИ Н.П.КОНДАКОВА

Ю.Р.Савельев. Архитектура Византии в трудах Н.П. Кондакова

Т.И.Макарова. Н.П.Кондаков и его роль в изучении ювелирного дела Древней Руси

В.Г.Пуцко. Н.П.Кондаков и изучение палестинской иконографии

А.И.Романчук. Н.П.Кондаков и начало систематических раскопок в Херсонесе


IV
ПО СЛЕДАМ Н.П. КОНДАКОВА.
ИСКУССТВО ВИЗАНТИИ И ДРЕВНЕЙ РУСИ

О.Е.Этингоф. Неизвестные фотографии миниатюр смирнского Физиолога из архива Н.П.Кондакова в Санкт–Петербурге

И.А.Шалина. Иконография «Богоматери Голубицкой». К символике голубя и убруса Богоматери

А.В.Рындина. «Иерихонская» шапка Оружейной палаты. Образ и смысл
 
И.Л.Бусева-Давыдова. Античность в русской художественной культуре ΧVΙΙ в.


V
МИР КОНДАКОВА

«Мир Кондакова»: Каталог выставки из собрания Государственного Исторического музея.

ПРИЛОЖЕНИЯ

И.Л.Кызласова. Никодим Павлович Кондаков: Основные вехи биографии

Библиография. Сост. И.Л.Кызласова.

Список иллюстраций
Список сокращений
Указатель имен



ОТ СОСТАВИТЕЛЯ


Имя академика Никодима Павловича Кондакова (1844–1925), великого русского ученого, навсегда вошло в историю искусствознания как имя человека, совершившего решительный переворот в науке. Именно он создал новую дисциплину — историю византийского и древнерусского искусства, заложив основу для изучения художественного наследия связанных с Византией стран, в первую очередь Закавказья и Балкан.
Едва ли не каждая книга исследователя воспринималась ученым миром как сенсация. Уже в первом своем крупном труде — «Истории византийского искусства и иконографии по миниатюрам греческих рукописей» (1876) — Н.П.Кондаков с гениальной прозорливостью разработал периодизацию (кроме периода XIV–ХV вв.), ставшую общепринятой и сохранившуюся ныне. Тогда же ему удалось определить многие, совершенно особенные, специфические черты византийского художественного мира. Расширение и углубление знаний об этом эстетическом и историко-культурном феномене стало целью, которую ученый преследовал с увлечением и азартом год за годом на протяжении полувека за письменным столом, в университетских аудиториях, в бесконечных поездках по музеям и древним городам, во время археологических экспедиций и раскопок. Его жизнь была во многом подчинена особому ритму, который задавали поиски новых для науки произведений искусства и ремесла. Ученый был редким знатоком византийских источников, характеризующих быт и культуру в целом. Он сохранял постоянный интерес к техническим проблемам в искусстве. Особенно уникальны были его знания в области художественных ремесел.
Н.П.Кондаков был истинным эрудитом — никто в России и едва ли ни во всей Европе не работал со столь грандиозным количеством памятников и фактов из истории античности, художественной медиевистики, эпохи Возрождения. Произведения искусства были неотделимы для него от особенностей их исторической жизни, а решение любого вопроса не мыслилось без широкого контекста общих путей истории культуры. Универсальность, исключительная масштабность научных интересов исследователя стали легендарными. Ученый сделал принципиально важные шаги как к определению связей, взаимовлияний культур византийского ареала, так и к уяснению их отличительных черт. Именно Н.П.Кондаков впервые во всей полноте поставил проблему историко-генетического родства искусства Византии — Востока, Византии — Западной Европы.
Много сделал ученый для становления собственно научного подхода к памятнику, который видел не в его подробном описании, но в характеристике главных черт. Велик вклад исследователя и в разработку научного метода, адекватного изучаемому материалу. Продолжив осмысление ряда установок своего знаменитого учителя, академика Ф.И.Буслаева, Н.П.Кондаков развил иконографический метод, который соответствовал традиционному, каноническому характеру средневековой художественной культуры. Принципы описания и анализа формы (в том виде, в каком они сложились до рубежа ХIХ и ХХ вв.) уточняли в трудах Н.П.Кондакова данные, полученные при изучении иконографии. При исследовании произведений прикладного искусства использовался, кроме того, и принцип типологической систематизации, анализ техники.
К концу 1880-х гг. труды Н.П.Кондакова приобрели европейскую известность, а начиная со следующего десятилетия он возглавил исследование художественной медиевистики в России. Талант и эрудиция привлекали к нему учеников и последователей. Ученый обладал редким даром, не покидая пределы «большой науки», стать «всеобщим учителем». Непосредственными учениками Н.П. Кондакова были известные историки искусства: Д.В.Айналов, Е.К.Редин, Я.И.Смирнов. Серьезную научную подготовку как в стенах университета, так и за его пределами у него прошли: М.И.Ростовцев, С.А.Жебелев, Б.А.Тураев, В.Н.Мясоедов, Н.Л.Окунев, Л.А.Мацулевич, Н.П.Сычев, А.Н.Грабар. Учениками Н.П.Кондакова считали себя также В.Т.Георгиевский, П.П.Покрышкин, Ф.И.Покровский, Э.Х.Миннз (E.H.Minns). Большое влияние исследователь оказал на Н.П.Лихачева, В.К.Мальмберга, Г.Ф.Церетели, Б.В.Фармаковского, А.А.Павловского, А.Н.Щукарева, Г.Милле (G.Millet).
В 1919 г. в Одессе у Н.П.Кондакова продолжали учиться Н.Л.Окунев и А.Н.Грабар (последний также в Софии в 1920–1922 гг.).
Оказавшись с 1920 г. в вынужденной эмиграции в Болгарии, а с 1922 г. в Чехии, Н.П.Кондаков воспринимался многими как глава русской зарубежной науки. Его научные успехи морально поддержали целый ряд ученых, оставшихся на родине. До последних дней сохраняя исключительную работоспособность, Н.П.Кондаков успел воспитать новую плеяду учеников — в Праге его последователями стали А.П.Калитинский, Г.В.Вернадский, а из среды студентов Карлова университета — Н.М.Беляев, Н.П.Толль, М.А.Андреева, Д.А.Расовский. После смерти Н.П.Кондакова все они продолжали исследования, объединившись в интереснейший исследовательский центр «Seminarium Kondakovianum», ставший в 1931 г. Археологическим институтом им. Н.П.Кондакова .
Весом вклад исследователя не только в университетское преподавание истории искусства как воспитателя нескольких поколений специалистов, но и в развитие художественного образования и музейного дела, в поддержание иконописных промыслов. Научные заслуги академика и вся его деятельность были столь признанны и приобрели столь высокое общественное звучание, что он был избран почетным членом или членом множества российских и европейских научных учреждений и обществ.
Наследие ученого, «мир Кондакова» составили значительный этап в истории нашей дисциплины, который многообразно связан с культурой своего времени в целом. Нельзя не напомнить, что Н.П.Кондаков в разные годы жизни поддерживал дружеские отношения с М.Н.Сеченовым и И.И.Мечниковым, В.В.Стасовым и М.И.Ростовцевым, И.Е.Репиным и А.П.Чеховым, И.А.Буниным и многими, многими другими.

* * *

Десятилетия наследию Н.П.Кондакова как эмигранта официально не уделялось должного внимания, и лишь в 1994 и 1995 гг. последовательно отмечались 150-летие со дня рождения и 70-летие со дня смерти Н.П.Кондакова. Конференции, проведенные в Москве, Санкт-Петербурге и в Праге, стали ядром более обширных научных и культурных программ, посвященных этим датам, которые включали также значительные выставки (каталоги одной из двух пражских выставок, а также петербургской опубликованы , а московской — издается в этом сборнике). Большинство материалов всех трех конференций смогли увидеть свет лишь через несколько лет. Отметим, что в 1994 г. в Государственном Эрмитаже прошла конференция «Российское византиноведение: Итоги и перспективы. К 100-летию издания “Византийского временника”», на которой было сделано несколько докладов, посвященных научному наследию Н.П. Кондакова. К 1995 г. в столице Чехии были завершены систематизация и описание личного архива ученого и Археологического института им. Н.П.Кондакова .
В сборник включены тексты докладов, прочитанных в Москве, некоторых выступлений ученых в Санкт-Петербурге и Праге, а также ряд статей, авторы которых не смогли принять участия в конференциях. Особое место в книге отведено работам самого Н.П.Кондакова — переиздаются такие библиографические редкости, как «Воспоминания и думы» (1927), снабженные комментариями и дополненные ранее изъятыми фрагментами, небольшая статья памяти А.А.Шахматова (1921), впервые публикуется русская версия раннего исследования (1877), посвященного истокам византийского искусства. В сборнике приведена наиболее полная в настоящее время библиография трудов Н.П.Кондакова, галерея художественных и фотопортретов ученого (включая даже репродукции гравюр из старых газет), часть из которых публикуется впервые.
Материалы сборника охватывают фактически все крупные периоды в деятельности Н.П.Кондакова. Последние годы его жизни были до недавнего времени малоизвестны — даже в важнейших датах и событиях существовали разночтения. Именно этим годам посвящено несколько статей. Яснее становится и место ученого в «русской Праге» — он сумел на краткий, но ответственный период в истории становления русской зарубежной науки стать одним из ее лидеров. Ряд работ касается Seminarium Kondakovianum — Археологического института им. Н.П.Кондакова. Подчеркнем, что 1920–1930-е гг., во время уничтожения художественной медиевистики в СССР, деятельность пражского объединения приобрела особое значение. Память об этом ярком научном явлении жива не только у ученых-специалистов. В дни работы конференции в Праге в феврале 1995 г. потомки членов объединения собрались в залах старинного монастыря Св. Анежки. Среди них находился и Е.И.Мельников, когда-то самый молодой член семинария-института.
Знаменательно, что празднование юбилеев «архистратига русской археологии» (слова В.В.Стасова) и публикация нашего издания происходят в период обновления поисков современных историков искусства, которые заставляют вновь и вновь обращаться к трудам Н.П.Кондакова. Новые поиски в науке идут в русле переоценки эвристических возможностей прежнего исследовательского метода за счет увеличения доли идей и приемов, позволяющих углубить изучение содержательной стороны искусства и связанной с ней историко-культурной проблематики.

 

РЕЦЕНЗИИ


С ВИЗАНТИЙСКИМ ТЕМПЕРАМЕНТОМ

Ex-Libris, 19.08.2004 г.

Академический сборник, посвященный 150-летию со дня рождения и 70-летию со дня смерти академика Никодима Павловича Кондакова, основателя русской школы византинистики. Правда, эти торжественные даты пришлись на уже далекие 1994 и 1995 гг. — именно тогда в честь Никодима Павловича было проведено несколько научных конференций в Москве, Санкт-Петербурге и Праге, где некогда Кондаков коротал годы эмиграции. Возможность обнародовать прочитанные почти десять лет тому назад в узком кругу специалистов доклады организаторы конференций получили лишь сейчас, зато теперь эти материалы вышли в свет в обрамлении работ самого Кондакова (публикуются “Воспоминания и думы” 1927 года, небольшая статья памяти Шахматова и русская версия раннего исследования об истоках византийского искусства), наиболее полной на сегодняшний день библиографии трудов академика и целой галереи художественных и фотографических портретов ученого. Составители сборника со своей стороны постарались максимально подробно воссоздать жизненный путь Кондакова — особенности его научного темперамента, его дружеский круг и круг его последователей, к числу которых — кто гласно, кто негласно — относит себя большинство авторов публикуемых статей.

Н.О.


Виктор Леонидов
Книга о великом историке

«Российские вести» №47 (1756–57), 18–25 января 2005 г.

Судьба все-таки была несправедлива к нему. Ученый, которому при жизни не стеснялись говорить в лицо слова «великий» и «совесть русской науки», человек, ставший символом мирового уровня российской историографии, он почти неизвестен за пределами узкого круга специалистов — искусствоведов.
Никодиму Павловичу Кондакову был отведен долгий срок жизни.
Сын крепостного, ставшего купцом 3-й гильдии и управляющим имениями князей Трубецких, он стал одним из самых известных историков древнерусского и византийского искусства, автором трудов, которые до сих пор с придыханием цитируются во всем мире.
Цепкий, по-крестьянски основательный человек удивительной порядочности и твердости в отстаивании своих принципов, Кондаков в своих бесчисленных статьях и исследованиях вывел мощные общие контуры в исследовании культуры, равно подходящие как для древнерусской истории, так и для изучения Византии и древних цивилизаций. Он изучал византийские миниатюры, русскую иконопись, организовывал археологические раскопки, создавал музеи и картинные галереи, а в конце жизни превратил Прагу в центр русских исторических исследований в изгнании. Дело происходило в первой половине двадцатых годов только что ушедшего столетия. В Одессе в 1918–1919 году, где Никодим Павлович жил в уже более чем преклонном возрасте, почти каждый день к нему приходили с обысками, угрозами конфискации и ареста. Эти, по выражению Бунина, «окаянные дни» оставляли мало возможностей для научных штудий. И в конце концов Кондаков оставил Россию, уехав в Софию, а потом в Прагу. «Золотой», фантастической красоты город и стал последним приютом великого ученого.
Семинар Кондакова и его лекции в Карловом Университете до сих пор считаются одними из самых ярких событий в русской исторической науке. Материалы «Кондаковского семинариума» издаются и переиздаются до сих пор.
В Праге Никодим Павлович был избран Президентом второго конгресса русских ученых за границей, прочел блестящий курс лекций. Последним выступлением ученого стал его доклад на первом Конгрессе византинистов в Бухаресте.
И вот сегодня мы можем приблизиться к облику этого поразительного человека. Московское издательство «Русский Путь» выпустило в свет книгу «Мир Кондакова. Публикации. Статьи. Каталог выставки».
Пожалуй, наряду с научными статями, посвященными Кондакову и его наследию, главное в этой большой и хорошо иллюстрированной книге — впервые опубликованный полный текст «Воспоминаний и дум» ученого — огромной панорамы его жизни от московского детства до того дня, когда он вместе с Буниным в последний раз смотрел с корабля на исчезающие берега Одессы.
«Сегодня или завтра большевики займут Одессу, и мне лично, как интеллигенту, придется переживать все современные фазисы русской жизни. Надеюсь, что предстоящая реальность поможет мне не быть романтиком и сказать ту правду, которую только я мог понять в русской жизни...». Так начинает Никодим Павлович историю своего пути, рассказ, где даются беспощадные, яркие и точные характеристики как людям, так и событиям, сопровождавшим его жизнь.
Здесь и его московское детство, и университет, и создание в Одессе Музея изящных искусств, и бесчисленные археологические экспедиции, и размышления о судьбах русской культуры и истории. Издание книги «Мир Кондакова» — отличный подарок всем, кого интересуют русская история и люди, служившие ей и ее создавашие.