Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Главная  Интернет-магазин  Букинистические книги YMCA-Press и др.
Солженицын А.И. Красное колесо: Повествование в отмеренных сроках в 4 узлах. — Узел II: Октябрь шестнадцатого. Т.3.

Солженицын А.И. Красное колесо: Повествование в отмеренных сроках в 4 узлах. — Узел II: Октябрь шестнадцатого. Т.3.

Автор(ы): Солженицын А.И.
Издательство: Воениздат
Год выпуска 1993
Число страниц: 588
Переплет: твердый
Иллюстрации: портрет автора на фронтисписе
ISBN: 5-203-01578-3
Размер: 222×150×29 мм
Вес: 720 г.
Голосов: 2, Рейтинг: 2.77
Нет в продаже

Описание

Третий том исторического повествования «Красное колесо» включает первые 37 глав книги «Октябрь шестнадцатого», где рассказывается о трагическом расшатывании власти и армии в России с 14 октября по 4 ноября 1916 года.
Книга рассчитана на массового читателя.


Временной отрезок «Октября Шестнадцатого», со средины октября и до 4 ноября, беден историческими событиями (волнения на Выборгской стороне 17 октября, заседания Государственной Думы с 1 ноября с известной речью Милюкова, ещё несколько эпизодов). Но он избран автором в качестве последнего перед революцией Узла как сгусток тяжёлой и малоподвижной атмосферы тех месяцев. Автор долго колебался, строить ли между «Августом Четырнадцатого» и «Октябрём Шестнадцатого» ещё один, промежуточный по войне, Узел «Август Пятнадцатого», богатый событиями. От этого замысла он отказался, остатки же вошли в нынешний Второй Узел: обзорной по 1915 году главой 19 и другими ретроспективами двух лет войны, которые все теперь нашли место в «Октябре Шестнадцатого», как и ретроспективы всего кадетского движения (глава 7).
С марта 1971 началась непрерывная работа над «Октябрём», конструкция уяснилась быстро, но долго шло накопление материалов, и само писание в 1971 — медленно, из-за тяжёлой обстановки, травли советскими властями. Но за 1972 и 1973 уже весь Узел был написан (в Ильинском, Рождестве-на-Истье, Фирсановке) в 1-й редакции, а многие главы во 2-й и в 3-й. Лишь ленинских главы было две (окончательно — семь) — в то время замысел дальше не шёл.
Материалы по Каменской волости Тамбовского уезда и другим местам Тамбовской губернии собраны автором в анонимных поездках туда летом 1965 и 1972, впоследствии дополнены по печатным источникам. Скроботовский бой восстановлен по рукописям московского Исторического музея, позже расширен по эмигрантским публикациям. Использованы печатные издания Рабочей группы при Военно-промышленном комитете, артиллерийские исследования о войне 1914-17 гг. Гренадерская бригада — по хранениям Центрального Военно-исторического Архива в Москве (боевая и административная документация, полевые книжки офицеров, приказы, списки личного и конного состава). Место стояния бригады близ фольварка Узмошье автор также посетил в 1966 г.
Высылка на Запад прервала работу над «Красным Колесом» почти на весь 1974 год. Но Цюрих представил богатые материалы и прямые наблюдения, расширившие замысел ленинских глав, которые, вместе с главами Узла Третьего, были окончены в марте 1975 и той же осенью изданы отдельной книгой «Ленин в Цюрихе» (Париж, ИМКА-пресс, 1975). Предполагалось включить сюда и главу о Шляпникове, полностью законченную ещё в СССР, но в сборнике оставлено лишь заграничное действие.
В 1975-1979 по материалам эмигрантских печатных изданий, зарубежных русских хранений и мемуаров участников событий, присланных автору, найдено немало дополнений и исправлений к «Октябрю» — и в конце 1979, в 1980 многие главы ещё переработаны. Добавочно написаны главы о царской семье (64, 69, 72, они не предполагались прежде).
Несколько глав из «Октября» были напечатаны в «Вестнике РХД» №№ 126-132 (главы 62, 65, 7l, 7, 41, 26, 64, 69). Последняя редакция Узла выполнена в процессе набора в Вермонте в 1982-83.
Полная библиография будет приведена после Узла Третьего.

ЗАМЕЧАНИЯ АВТОРА К УЗЛУ ВТОРОМУ


Близкая история нашей страны так неизвестна или так искажённо учена, что ради молодых моих соотечественников я вынужден был во Втором Узле превзойти ожидаемую для литературного произведения долю исторического материала. Но передавая подлинные стенограммы заседаний, речи, письма, я не решался обременить свою книгу и читателя тем многословием, даже пустословием, повторами, побочностями, рыхлостями, невыразительностями, которыми многие из тех речей изобилуют. Поэтому я разрешил себе выиграть действенность через сжатие всего текста, иногда и отдельных фраз, — без малейшего, однако, искажения их смысла. Все цитаты истинны, но не все дословны, концентрация действительности есть требование искусства.

Для фрагментной главы «Из записных книжек Фёдора Ковынёва» использованы спрессованные отрывки из опубликованных рассказов Ф.Крюкова и личный архив — его неопубликованные письма, дневники и письма к нему его бывшей орловской гимназистки Зинаиды Румницкой.
Через Андозерскую частью изложена система взглядов на монархию профессора Ивана Александровича Ильина.
Почти все исторические лица я вывожу под их собственными именами и со всеми точными подробностями их биографий. Это относится и к малоизвестным, но реальным лицам того времени — как легендарный возглавитель самоуправления восставших тамбовских крестьян Г.Н.Плужников, или даже каменский писарь Семён Панюшкин (ещё живой в мой туда приезд), секретари «Рабочей группы» Гутовский и Пумпянский, член группы на Обуховском заводе Г.К.Комаров, семья Шингарёва, все Смысловские (обе семьи — в их действительных жилищах того времени), изобретатели Киснемский, Подольский и Ямпольский и др. К историческим лицам и в обзорных главах и в повествовательных выдержана строгая фактичность. Для А.И.Гучкова, кроме всех общественных материалов, использована его неопубликованная переписка и семейные свидетельства. Но есть три лица — писатель Фёдор Дмитриевич Крюков, инженер Пётр Акимович Пальчинский, генерал Александр Андреевич Свечин (первый погиб в Гражданскую войну, последние два расстреляны большевиками), при описании которых я нуждался в большей свободе угадываемых, предполагаемых личных деталей, некотором их (небольшом) перемещении, либо собранный материал не давал достаточно данных на последующие Узлы, — и чтоб открыть себе нужный простор я изменил двум из них фамилии, а последнему имя. Тем не менее большинство подробностей с ними исторично. (О них обо всех, как и о К.А.Гвоздеве, А.Г.Шляпникове, использованы и сохранившиеся в СССР личные воспоминания.) Без смены фамилии я допустил некоторые изменения в обстоятельствах генерала Александра Дмитриевича Нечволодова.


СОДЕРЖАНИЕ


Глава 1

Птицы близ фронта. — Местность у Щары. — Унизительность русских позиций. — Какие места дороже сердцу? — Подвиг Сани на батарее. — Рассвет за Торчицкими высотами. — Перо жар-птицы.

Глава 2

Офицеры в батарее подполковника Бойе. — Боковой наблюдательный пункт. — Дневник наблюдения. — Подготовка к стрельбе. — Санино увлечение стрельбой. — Просьба о Благодарёве. — Нынешняя слабость Гренадерского корпуса. — Упавшая слава его. — Саня себя не узнаёт. — Чем мы влагаемся в ход мировых событий.

Глава 3

В офицерской землянке. — Прапорщик Чернега. — Бюрократия позиционного стояния. — Просмотр приказов. — Спор о евреях.

Глава 4

Пришёл Арсений Благодарёв. — Надежда на отпуск. — Чернега задирает. — Истории села Каменки. — Санина тревога. — Под ночною тьмой. — Умер Чевердин.

Глава 5

Отец Северьян в упадке духа. — Отклонённая благодать. — А кто же мы для старообрядцев? — Троицын день в храме на Рогожской. — Мор на староверов. — И из-за чего? — Разделённые христиане. — Церковь ни в чём не грешна? — В чём Саня отошёл от Толстого. — Да Толстой христианин ли?.. — Этика и смирение. — Отвергнутые тайны бытия. — В немощи.

Глава 6

Оброненная исповедь. — А если не прощать? — Священник и война. — Природа войны. — Дилемма: мир-зло. — Не худший вид зла. — Не исключительна каждая вера.

Глава 7

(Кадетские истоки)

Где начался разлад? — Куда спешили террористы? — Террор как… выражение духовной правоты. — Левый уклон либерализма. — Трудность средней линии. — Как сызначала направилось русское земство. Отличие от западной муниципальности. — Александр III тормозит земство. — Самоограничение в государственной жизни? — Николай II и “беспочвенные мечтания”. — Цепенеющая идея — задержать развитие. — Межгубернское совещание у Шипова, 1902. — Наотрезный отказ власти. — Расслоение земцев. Формирование “Союза Освобождения”. — Его программа и тактика. — Против самодержавия все средства хороши! — Миропонимание Шипова. — Образцы из древней Руси. Не интересы, а правда отношений. — Государственно-земский строй. — Плеве устраняет Шипова. — Ликование либералов после убийства Плеве. — Программа Святополк-Мирского. — Земский съезд в ноябре 1904. — Мысли Шипова о построении народного представительства. — Раскол земского съезда. — Раскат банкетной кампании. — Отказ Государя, отставка Святополка. — Указ 18 февраля 1905, отступление власти. — Союзы, союзы, раскал обстановки. — Выдвижение Милюкова. — Симуляция революции. — “Устранить разбойничью шайку!” — Совещание во дворце Долгоруковых одобряет насилие. — Бойкот законосовещательной Думы. — Кадетская партия. — Декларация левой солидарности. — Ответ Милюкова на Манифест 17 октября. — Двину Ахеронт! — Кадеты отказываются от Виттевского кабинета. — Шипов о кадетах. — Гучков о кадетах. — Перерывы царской воли. — Настроение 1-й Государственной Думы при открытии. — Поздний разум В. Маклакова. — Кадеты в нетерпении. Свалить власть! — Муромцев. — Непримиримый конфликт 1-й Думы с властью. — Советы Шипова о кадетском правительстве. — Точка зрения Столыпина. — Воззвание Думы к народу о земле. — Усилия Горемыкина в роспуске Думы. — Дума на замке. — Прения в Выборге. — Выборгское воззвание.

Глава 8

Букет роз. — Ожидание таинственного поклонника. — Замужество Алины. — Переломы в карьере мужа. — Его душевное крушение. Атрофия чувств. — Высвобождение, взлёт Алины в военной Москве. — Группа “летучих концертов”. — Дружба с Сусанной Корзнер. — Совсем иначе могла пойти жизнь Алины. — Московский стиль самоограничения. — Круг Корзнеров. Ужины у них. — Безнадёжность правительства. — “Кулак им!”

Глава 9

Чужесть Сусанны в концертной труппе. — Откровенности с Алиной. — Картины московского немецкого погрома в мае 1915. — Народное самолюбие или распущенность? — Близкая лава. — Псевдоним для гонения евреев. — Еврейский озноб. — Не согнуться до второго сорта! — Шпиономания против евреев. — Горда своим народом. — Зачем ездила по концертам.

Глава 10

(вскользь по газетам)

Глава 11

Как встречать Алине день рождения? — Приедет муж! — Приготовка. — Первые минуты. — Как устал, и сам виноват! — Домашние радости и заботы. — Омраченье, обида: он проездом. — Примирение. — У Алины чувство неразделённости. — Вечер у Мумы. — Совет Сусанны.

Глава 12

Воротынцев обрёк себя полку. — Фронтовое очищение. — Не та война. — Военное ремесло не выше отечества. — Заедино с солдатами и осолдатев сам. — За все эти жертвы — что дадим? — Война за всеми гранями. — “Замирение!” — Им послано было. — А царь? — Царские смотры. — Кем ведётся Россия? — Удушье сплетен и слухов о тыле. — Слух о сепаратном мире. — Действовать! Ехать в тыл. — Письмо Гучкова генералу Алексееву. — Заговор, о котором все знают? — С катапульты.

Глава 13

Смена путевых впечатлений. — Отвычное чувство довоенного. — Через Москву. — Взрыв на “Императрице Марии”. — Вникать в тыловое. — Не берёт голова. — “Земгусары”. — Жербер о Земгоре. — Связал себя телеграммой. — По Москве на извозчике. — Та Москва и не та. — И завтра дальше? — как объявить Алине? — Через Кремль. — По Остоженке. — Первые минуты дома. — Нет, ничего не передать. — Домашний уют и гостевая повинность. — Московский звон ко всенощной. — В гостях. — Разговоры о Распутине. — Глазами фронта. — Сусанна.

Глава 14

Алина провожает. — Уговариванье на вокзале. — Дорожный спутник о хозяйственном хаосе. — Читать газеты?.. — Смотреть портреты?.. — Немцы на службе трону. — Городские управляют деревенским. — Чушь об измене. — Была ли ошибка со снарядами? — Что за война в Румынии. — Наше тыловое мародёрство. — Всеобщая бессовестность. — Расхлябалась жизнь. — Войну пережидают. — Спутник всё замечает. — Выборжанин. — О хороших машинистах. — Кто же он такой?

Глава 15

(Из записных книжек Фёдора Ковынёва)

Глава 16

Как работал Ковынёв. — Потребности редакции и читающей публики. — Критика от Зины Алтайской. — Замысел “Тихого Дона”. — Что мешает автору писать? — Ковынёв наблюдает Воротынцева. — Воспоминание о Выборгском воззвании. — О Первой Думе. — Филипп Миронов. — Ковынёв между Доном и Петербургом. — Признание о Тамбове.

Глава 17

Тамбов в жизни Ковынёва. — Встреча с Зиной на набережной. Колебания, раскаяние. — Переписка. — Дерзкие суждения девушки. — Приручение не удаётся. — Чаепитие в сумерках. — Зинины арабески. — Ребёнок. — Бестолково прожито, и силы исчерпаны. — Новые взлёты. — Взгляд Феди на женитьбу. — Зовёт в Кирсановский угол. — Не ехать? Ехать! — Встреча в Тамбове. — Кувырком с откоса.

Глава 18

Детство брата и сестры Воротынцевых. — Няня Поля, её рассказы, её обычай. — Верина жизнь в Петербурге. — Переписка с братом. — Область неоткровенности. — Семейные сравнения. — Встреча брата на вокзале. — Приглашение к Шингарёву.

Глава 19

(Общество, правительство и царь)

1914, всеобщий патриотизм и кадеты. — Дальний кадетский расчёт в этой войне. — Земгор: самочинство, финансовая бесконтрольность. — Манёвр с сухим законом. — Осуждение большевицкой думской фракции. — Невознаграждённая лояльность кадетов. — Сведения о дурном ходе войны. — Осторожность Милюкова. — Майское отступление, конец перемирия с правительством. — Горемыкин, старая шуба. — Неудавшаяся история объединённого права. — Личность Кривошеина. — Его общественная позиция. Уклонение от поста премьера. — История смены Коковцова. — Обновление состава кабинета. — Напряжённость в нём. — Кривошеин чистит правительство весной 1915. — Июньская конференция кадетов. Лозунг “правительства доверия”. — Лидеры охлаждают горячих. — Кто виновен в отступлении? — Думцы съезжаются. Съезды Союзов, съезд по дороговизне. — Янушкевич — начальник Генерального штаба. — Положение о полевом управлении — Как оно сказалось при нашем отступлении. — Поливанов: “Отечество в опасности”. — Министры просят о военном совете. — Обиды министров на Ставку. — Популярность великого князя даже укрепляется. — Открытие Думы 19 июля. Пафос против правительства. — Промышленный съезд. — Создание “военно-промышленных комитетов”, Гучков. — Комиссионная деятельность их. — Пора распускать Думу! — Вопрос о ратниках 2-го разряда. — Положение на театре войны. — Беженство и разорение. — Янушкевич валит поражения на евреев. — Запад обрезает финансы. — Ультиматум по еврейской проблеме. — Правительство обсуждает снятие черты оседлости. — Поливанов рисует военную обстановку безнадёжно. — Выдаёт секрет о намерении Государя занять Верховное Главнокомандование. — Министры волнуются. — Раскол Кривошеина с Горемыкиным. — Внутреннее решение Государя. — Николай Николаевич переходит пределы власти. — Внушения императрицы. — Великий князь подчиняется отставке. — Отступление продолжается. — Рабочие подозревают измену. — Самарин: отговаривать царя от бедственного шага! — Слух о компромиссном решении. — Кривошеин предлагает смягчительный рескрипт. — Вмешивается Родзянко. — Министры обсуждают варианты. — Разве уступки приводят к лучшему? — Великий князь торопит увольнение. — Эвакуировать Петроград и Киев? — Хаос эвакуации. — Правительство виснет в воздухе. — Волнения в Москве и Иваново-Вознесенске. — Бессилие министра внутренних дел. — Столичное общество кутит. — Разнузданность печати. — Или сдаться обществу, или утвердить власть. — Рябушинский публикует проект нового правительства. — Непроклинаемый бюрократ Кривошеин. — Мысль о создании думского большинства. — Образование Прогрессивного блока. — Обсуждение программы. — Правительство доверия? — Обсуждение кандидатуры премьера. — Кривошеин снова не решается на первое место. — Его срыв с кандидатурами Поливанова и Гучкова. — Демонстративные резолюции московской думы. — В Совете министров снова бурлит смена командования. — Кривошеин подходит к ультиматуму. — Сплотка протестующих министров. — Заседание кабинета 20 августа. — Императрица укрепляет. — Устоял против министров. — Благодушие Государя после победы. — Бушевание министров 21 августа. — Отставка восьми. — Открытие Особых Совещаний. — Отбытие Государя в Ставку. — Провозглашение Прогрессивного блока. — Примирительность министров к Блоку. — Заседания вождей Блока. — Прервать ли Думу? — Кривошеин уходит в тень. — Анализ программы Блока. — Встреча министров с лидерами Блока. — Не программа, а места у власти. — Распускать Думу напролом или искать понимания? — Повернувшийся Кривошеин. Взрыв кабинета. — Овладеть правительством! — Горемыкину поздно меняться. — Отдельная позиция Самарина. — Новые заботы императрицы. — Характер Горемыкина. — Горемыкин в Могилёве, решения Государя. — Лихорадочное заседание кабинета 2 сентября. — Как обуздать съезды Союзов? — Ничтожность правительственных сил в Москве. — Тщетный натиск на Горемыкина. — А Киев готовится к сдаче!.. — Указ 3 сентября о роспуске Думы. — Лидеры Блока обсуждают тактику. — Спешат со съездами Союзов. — Императрица о съездах и о Гучкове. — Московская рабочая забастовка. — Кадеты жалеют, что не сговорились с правительством. — Легенда о “чёрном блоке”. — Открытие съездов. — Депутации к царю. Всеподданнейший адрес. — Рабочие стучатся в съезд городов. — Не сотряслось, а успокоилось. — Императрица зовёт на расправу с министрами и Синодом. — Царский реприманд министрам. — Двоенье министров. — Упущенные возможности Кривошеина. — Увольнение Самарина, Щербатова. — Кривошеин подаёт в отставку. — Принимать ли депутации съездов? — Отказ. — А не упущено было мириться? — Незамеченное предупреждение.

Глава 20

Вечерний военный Петроград. — Приглядываясь к сестре. — Обычай и жилище депутата Шингарёва. — Его воспоминания о деревне. — Ново-Животинное. — Жизненный путь Шингарёва. — О Государственных Думах — незнание, беспамятство. — Искать народу добра, но через что? — Демобилизация армии? — Долг перед союзниками? — Если б на верхах горели сердца о народе! — Кадеты поддаются революции. — Французская параллель. — Легенда о Сивилле.

Документы — 1

К пролетариату Петербурга.

Глава 21

Воротынцев в кадетском обществе. — Речевое кружение. — Семья Шингарёвых. — Воротынцев не попадает в цвет. — Победа через свободу или принудительные меры? — Долой это правительство! — Завихривающая сила карусели. — Запинка на Земгоре. — Чем хуже, тем лучше! — Воротынцев взрывается о Столыпине. — Встречи Шингарёва со Столыпиным. — Возможности выше парламентских? — Профессор Андозерская.

Глава 22

Рассказать — и освободить кости. — Война в Румынии. — Какого рассказа ждут. — Выбиты армейские кадры. — Самодурства генерала Сандецкого. — Неумелое вождение войск. — Цепь неудач в Пруссии. — Генералы-губители. — Карпатская авантюра. — Отступление Пятнадцатого года. — Успех Брусилова мнимый. — Рассыпанные неудачи. — Война как труд. — Атомы боя. — Деревня Радзанов. — Мертвоприношение. — “С Богом, ребята!” — Зажатость офицера. — Ночная атака каргопольских драгун. — Чем больше потерь, тем похвальнее бой. — Не награждаемые. — Газовая атака на себя. — Но — дух новоживотинца? — Наклон к плену. — А либералы требуют победы! — Что же вы думали в японскую? — Русский солдат — и задачи войны?.. — Долготерпение, или очнуться раньше. — Знать меру и России! — Эти раны — ощутить на себе. — Прервать войну? — Что есть офицер для солдата. — Русская армия перестала существовать. — “Роты нет, теперь всё равно”. — Ещё командир, или уже убийца? — И не важно, как будет называться тот мир.

Глава 23

Воротынцев размягчился. — Вопросы Ободовского, и к нему. — Кадетские лидеры спешат совещаться. — Артиллерийский разговор. — Революционер — и созидатель? — Иркутское кипение Пятого года. — Военная служба и комендант Ласточкин. — “Бьют Россию — бьют и меня!” — Воевать без ненависти к врагу? — Не упустить этого вечера.

Глава 24

Нуся Ободовcкая. — Замужество это судьба. — Укладка жизни с годами. — Встромчивый характер Ободовского. — Нуся на динамите. — Ободовский в сибирских тюрьмах. — На музыке в Павловске. — Дворянам легче революционерить. — И в эмиграции — для России! — Возврат под тяжёлым предсказанием.

Глава 25

Взгляд Андозерской на женщин. — Заразилась дерзостью полковника. — От детей к гражданскому сознанию. — Предрасположенность нации? — Аспекты республики. — Меньшинство? большинство? — Запреты свободного общества. — Самодержавие, любимый враг. — Есть ли границы у неограниченной власти? — Черты монархии сравнительно с республикой. — Воротынцев отстаёт от спора. — Что за формула “помазанник Божий”? — Пороки республики. — А безгрешны ли законы? — Кажется, началось?!

Глава 26

Тревожное ожидание вестника. — Воспоминания начала века. — Девятьсот Пятый год. — Девятьсот Шестой. — Крыша над народом. — Выборы прогресса. — Ждём и чаем катастрофу! — Приход инженера Дмитриева. — Слухи, распускаемые с осени. — Настроение на Выборгской стороне. — Заваруха 17 октября. — Мятеж 181-го полка. — Полиция смята.

Глава 27

Разнота российских краёв. — Радостно-бессонная ночь Воротынцева. — Утренний телефон. — Днём и вечером, бег к ней. — Кабинет Ольды Орестовны. — Наградной церемониал. — Сбой ощущений. — Уличён в кадетстве. — И снова о республике. — Тайна монархии. — Кодекс монархиста. — Наша Костромская. — Профессорский жребий. — Прогулка на ветру. — На качелях.

Глава 28

Всё потеряно — или найдено! — Врубелевский Пан. — Годовщины Достоевского. — Вкус решительного человека. — Ничто не повторяется. — Переборы болтовни. — Воротынцев даже готов быть переубеждённым. — Догадки о царе. — Трон только тронь. — В чём виноват Государь. — Твёрдые руки на помощь! — Амазонка.

Глава 29

В эти шесть дней что-то происходило? — Алина вызывает! — Сам себя не знал. — Слитый навык. — Прогулка на Каменный остров. — Расспросы Ольды. — Какие задачи трудней человеку?

Глава 30

Везде не хватает людей на дела. — Горняк Ободовский принимает артиллерийских изобретателей. — Обуховцы отказались от сверхурочных. — Социалистический календарь и русское производство. — Что на Западе можно — то у нас тиранство. — Во что превратились гучковские комитеты. — Где же Минины? — Как делаются забастовки в России. — А как на Западе? — Рабочий класс? — и ему скажу.

Глава 31

Жизнь Козьмы Гвоздева. — Как он попал в Рабочую группу. — Меньшевистские ораторы и наказ большевиков. — Раздвоение целей Рабочей группы, — Гутовский и Пумпянский. — Как понимал сам Козьма. — Ну, влип! — С Гучковым наедине и при секретарях. — И секретари тоже в несвободе. — Сашка Шляпников болит в груди. — Как понимать разные важные вопросы. — Метут и заметают Ободовского. — Козьма прорвался с помощью.

Глава 32

Путь на Невском паровичке. — Петербургский рычаг. — Понимание заводского двора. — Дмитриев готовит выступление. — В шишельной. — Болтовня столяра. — Земляки Созонт и Евдоким. — Стон о ценах. — И вообще рабочая жизнь.

Глава 33

Сбор рабочих. — Что такое и зачем траншейная пушка. — Кажется, пронял? — “А пущай её немцы заберут!”

Глава 34

Площадь перед заводом. — В домике больничной кассы. — Товарищи “Вадим” и “Мария”. — Подвиг Кеши оценен. — Никогда не жалейте времени на агитацию. — ПК недоволен Невской стороной. — Главная установка пропаганды — на дороговизну. — Листовочное искусство Матвея Рысса. — Указания БЦК. — Вероника нашла своё место. — Почему не будет голода после революции. — Социалистические страны не воюют. — А вот и счастье.

Глава 35

Деревенские уличные прозвища. — Елисей Благодарёв и его семья. — Арсений приехал домой. — В избе. — По подворью. — Баньку топить. — Соседские расспросы о войне. — Только знают муж да жена. — Берёзовый веник.

Глава 36

Потайные задумки Катёны, — И как это прорвалось. — В сеннике. — На отруб! — Наука о гусях. — Как любовь да совет.

Глава 37

“Кегель-клуб” заседает под красным фонарём. — Участники. — Путь досюда и лозунги Ленина. — Империалистическая Швейцария — революционнейшая страна в мире. — Ночной Цюрих. — Не ждать ни народа, ни большинства! — Речь Ленина на социал-демократическом съезде. — Провал с революционной резолюцией. — Не взорванный буржуазный мир.