Серия: Ex cathedra
Система Orphus
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Поиск:       Искать

Расширенный поиск

Корзина пуста

Яковенко Б.В. История Великой русской революции: Февральско-мартовская революция и ее последствия / Борис Яковенко; подгот. текста и вступ. ст. А.М.Шитова; примеч. А.М.Шитова, О.Т.Ермишина.

Яковенко Б.В. История Великой русской революции: Февральско-мартовская революция и ее последствия / Борис Яковенко; подгот. текста и вступ. ст. А.М.Шитова; примеч. А.М.Шитова, О.Т.Ермишина.
Цена:
490,00 руб.

Автор(ы): Яковенко Б.В.
Издательство: Дом Русского Зарубежья им. Александра Солженицына / Викмо-М
Год выпуска: 2013
Число страниц: 432
Переплет: твердый
Иллюстрации: есть
ISBN: 978-5-98854-046-5 (ДРЗ), 978-5-98454-029-2 (Викмо-М)
Вес: 520 г.

Впервые публикуется рукопись «История Великой русской революции», написанная в эмиграции русским философом Борисом Валентиновичем Яковенко (1884–1949). Автор, более известный своими работами по истории философии, стремится понять русскую революцию 1917 г. и ее причины, воссоздать масштабную картину революционных событий. Издание, снабженное вступительной статьей и примечаниями, адресовано всем, кто интересуется историей России и русской эмиграции XX в.

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

СОДЕРЖАНИЕ


А.М.Шитов. Б.В.Яковенко — историк

ИСТОРИЯ ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Февральско-мартовская революция и ее последствия

Предисловие к первому выпуску. От автора
Предисловие ко второму выпуску

Часть первая
Разложение старого порядка


Глава 1
Столыпиниада
    Гибель Столыпина
    Режим государственной провокации
   Защита помещика
    Прогрессивный паралич государственности
    Фиаско столыпинского правления
    «Хуторское» и «отрубное» хозяйство
    Переселения
    Продовольственная помощь
    Внутренняя политика
    Мартиролог политической действительности
    Студенческие «беспорядки»
    Кары и гонения на печать
    Казни
    Тюрьма и ссылка
    Сектанты и инородцы
    Общественное пробуждение

Глава 2
Расцвет реакции при Коковцеве и Горемыкине
    Наследство Столыпина
    Политика «успокоения» продолжается
    Результаты деятельности 3-ей Думы
    Первая сессия новой Государственной думы
    Дальнейшие успехи реакции
    Общественное пробуждение

Глава 3
Война и русское общество
    Общее единодушие в России
    Революционные партии и война
    Пораженчество
    Работа общественных организаций на войну
    Реакция все же продолжается

Глава 4
Разрыв между обществом и властью
    Начало военного разгрома
    Возмущение общественных кругов
    Конец политической «весны»
    Чем дальше в лес, тем больше дров
    Штюрмериада

Глава 5
Государственная дума против правительства
    Атака Милюкова
    Краткосрочное министерство Трепова
    Смерть Распутина
    Последние дни царского правительства

Глава 6
Россия накануне революции
    Финансовое положение
    Аграрное положение
    Торговля и промышленность
    Транспорт и продовольственное дело
    Правительственная деятельность
    Общее политико-социальное положение


Часть вторая
<Революция>


Глава 1
Переворот
    Начало беспорядков
    Решительный день
    Победа
    По пути углубления победы
    Установление нового правительства
    Перст Божий
    Временное правительство
    Революционный переворот в провинции
    Общественное пробуждение

Глава 2
Двоевластие
    Наследие старого строя
    Психология русского революционера
    Симптомы надвигающегося разложения
    Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов
    Революционная опека над правительством
    Первый правительственный кризис

Глава 3
Больная страна
   Коалиционное правительство
   Несостоятельность коалиции
   Социальное разложение страны
   Национальный развал
   Общественная самоорганизация
   Концентрация умеренно-либеральных сил
   Провал наступления
   Большевистское восстание

Глава 4
Диктатура Керенского
    Хроника событий
    Смысл правительственного кризиса
    Углубление кризиса
    Государственное совещание в Москве
    Разложение растет...
    Восстание Корнилова
    Последствия восстания

Глава 5
Накануне падения
    Правительственная чехарда
    Демократическое совещание
    В тупике
    Пароксизм анархии и развала
    Предпарламент
    Успехи большевизма
    Последние дни Временного правительства

Примечания
Указатель имен


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


«История Великой русской революции» — единственное историческое исследование о русской революции 1917 г., написанное девяносто лет тому назад Борисом Валентиновичем Яковенко (1884–1949), добровольно и сознательно прожившим бо´льшую часть своей жизни за рубежом и оттуда следившим за политической, литературной и культурной жизнью в России. За последние десятилетия опубликовано немало статей Б.В. Яковенко. В 2000 г. в петербургском издательстве «Наука» вышел репрезентативный сборник его философских и историко-философских работ под названием «Мощь философии», в 2003 г. в московском издательстве «Республика» издана «История русской философии», написанная Яковенко для Славянского института в Праге. Относительно полно (исключением является итальянский период его биографии) освещены основные события его жизни и главные этапы его творческой работы.
Б.В.Яковенко известен, прежде всего, как философ и историк философии. С бухгалтерской точностью подсчитано количество статей и рецензий, написанных им для философского журнала «Логос»... Отмечены и исторические заслуги, а они были: философская критика (в частности, сторонников религиозно-философских взглядов), которую сам Яковенко считал «борьбой за философию» (именно так назвал он раздел намеченных им для публикации на русском языке своих полемических сочинений, направленных против Н.А.Бердяева, П.А.Флоренского, В.Ф.Эрна, С.Н.Булгакова). В пятитомной советской «Философской энциклопедии» даются многочисленные ссылки на его историко-философские работы, до сих пор интересны его статьи о С.Маймоне, И.Фихте, Г.В.Ф.Гегеле, Р.Эмерсоне, Б.Кроче. Другие стороны его творческой деятельности  — переводческая, публицистическая и как историка  — изучены и известны меньше.
В изданной в 1988 г. в Мельбурне брошюре «Мощь философии», которая содержала переиздание одноименной статьи из пражского «Логоса» и ее перевод на английский язык, сын философа Дмитрий Борисович Яковенко в разделе «Рукописи и программа работ» дал ясное и четкое указание на то, что рукопись «Истории Великой русской революции» хранится в Праге, но исследователи наследия Б.В.Яковенко, по-видимому, этого не знают или не заметили. Только этим можно объяснить то, что итальянский исследователь Томмазо дель Эра в своей статье «Политические статьи Б.В.Яковенко: итальянский период», помещенной в приложении к вышеупомянутому петербургскому изданию, написал: «Опираясь на различные данные, можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что Яковенко написал большую (возможно, в нескольких томах) историю русской революции, предлагая ее как минимум трем различным издательствам. Не найдено ни одного экземпляра этой работы…»
Предлагаемая читателю книга  — смелая, я бы даже сказал  — дерзкая, попытка написания истории русской революции по горячим следам сложнейших для осмысления исторических событий, опираясь на относительно ограниченный круг источников. Изучение работ, вошедших в библиографические сводные каталоги, дает основание утверждать, что Яковенко была написана если не самая первая, то одна из первых историй революции в России. В послереволюционные годы и в России, и за рубежом было издано немало книг, в которых «русская революция» писалась с большой буквы и называлась «Великой», но это были публицистические сочинения, а не исторические исследования.
Для понимания взглядов Б.В.Яковенко, той позиции, с которой написана «История», необходимо обратиться к существенным фактам его жизни и деятельности, к кругу его идей. 
В формировании революционных взглядов и отношения к революции Бориса Яковенко, не только понимания им необходимости революционных перемен для России, не только сочувствия и содействия революционерам, но и сознательного участия в революционной борьбе, решающую роль сыграли семейные традиции, воспитание в духе уважения к революционной деятельности и революционерам, восхищения жертвенностью, стойкостью, мужеством и героизмом революционных деятелей в истории. <...>


РЕЦЕНЗИИ


Виктор Леонидов
Также и мое детище…
Размышления неокантианца Яковенко о «русской смуте»

НГ-EXLibris. 11.09.2014

Он вблизи так и не увидел революцию, которую ждал долгие годы. Желал всем сердцем. За связь с эсерами Борис Валентинович Яковенко был осужден, потом бежал в Европу, откуда с восторгом, а потом с ужасом наблюдал за событиями в России в 1917 году, а затем и всю последующую трагедию своей родины. «Прежде всего я принадлежу к тому поколению русских людей, которое унаследовало дело подготовки революционного взрыва от двух предыдущих поколений и подобно им израсходовало свои лучшие интеллектуальные силы на это дело… Русская революция есть также и мое детище…» — писал он.

Его любовь к свободе доходила до того, что в семье не крестили детей: считали, что они это должны делать осознанно, когда вырастут. Дочь, жившая в Чехии, не принимала обращения «пани» — именовать ее следовало исключительно «гражданка». Революционерами были родители Яковенко, сам он боготворил Белинского, ненавидел «Бесов» Достоевского и проклинал проклятые самодержавие и гнусную реакцию, а также мракобесие, доведшие страну до всех бед. Вместе с тем он не мог не видеть, во что превратилась его мечта на родине. «…Террор, восстановление политического сыска, расцвет милитаризма под новым соусом и полное экономическое расстройство страны — каковыми характеризуются как раз большевистский период русской революции — разве не означают они глубокого внутреннего разложения ее, ее саморазрушения, ее самоотрицания, ее краха», — писал Борис Валентинович. Но никак не мог освободиться от иллюзий всей своей жизни: «Русская революция уже победила по существу, и победила именно как большевизм, как реконструкция мира на новых началах свободы, труда, личности и государства…».

Сегодня, когда события в Украине так обжигающе приблизили к нам времена Гражданской войны и смуты начала ХХ века, я думаю, книга Бориса Яковенко имеет все шансы быть замеченной и прочитанной. Вообще сам Яковенко вовсе не являлся профессиональным историком. Его жизнь определила философия. Он был блистательным логиком, знатоком немецкой классической мысли. Многие ученые считают, что именно Борис Валентинович уверенно возглавляет «железную когорту» русских кантианцев. Его девизом было изречение Спинозы: «Не негодовать, не восхищаться, но понимать, осмыслить». Хотя сам являлся человеком более чем страстным. В эмиграции в созданном им журнале «Логос» активно полемизировал с русскими религиозными философами: Бердяевым, Флоренским, Булгаковым. Исследования Яковенко о Гегеле, Фихте, других немецких мыслителях давно считаются классикой.

В то же время одно из первых исследований русской революции, написанное им буквально по горячим следам 1917 года, казалось, кануло в Лету навсегда. Причем в этом своем труде он не просто пишет о февральско-мартовском хаосе. Яковенко рассматривает историю всего произошедшего задолго до 1917-го. Он начинает с анализа наследия Столыпина и Витте, и вся их деятельность, по нему, — сплошная «реакция». Но автор в то же время ярко и полемично анализирует причины и следствия, пытается вскрыть суть, корни происходившего. После победы Временного правительства Борис Валентинович, как и многие другие политические эмигранты, получил возможность работать в русских дипломатических учреждениях. Так он начал свою деятельность архивариуса при посольстве в Италии, вместе с тем публикуя серию яростных статей в местной прессе. Его правдоискательство могло дорого стоить — Яковенко чуть не выслали из страны.

Потом, оказавшись в Чехословакии в 1924-м, исследователь обратился с просьбой к президенту Масарику профинансировать издание «Истории русской революции» и даже получил согласие. Но рукопись так и не была опубликована. Эта книга очень интересна именно сегодня, в наши непростые дни.     



Вернуться к списку

▲ Наверх