Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Российское научное зарубежье: Материалы для биобиблиографического словаря. Вып. 4 [Пилотный]: Юридические науки: XIX — первая половина XX в. / Авт.-сост. М.Ю.Сорокина.

Российское научное зарубежье: Материалы для биобиблиографического словаря. Вып. 4 [Пилотный]: Юридические науки: XIX — первая половина XX в. / Авт.-сост. М.Ю.Сорокина.

Год выпуска 2011
Число страниц: 224
Переплет: мягкий
Иллюстрации: нет
ISBN: 978-5-98854-027-4, 978-5-98854-035-9
Размер: 214×143×9 мм
Вес: 240 г.
Оценить (Нет голосов)
308 р.
Оставить отзыв

Описание

Данный пилотный выпуск является первым опытом систематического описания персонального состава российского правоведческого сообщества в зарубежье и включает более двухсот семидесяти биограмм правоведов, покинувших Россию / СССР в XIX — первой половине XX в. Выпуск подготовлен в рамках научно-исследовательской программы Дома Русского Зарубежья им. Александра Солженицына по комплексному изучению истории российской научной диаспоры. Он является частью проекта по созданию многотомного биобиблиографического словаря «Российское научное зарубежье», содержащего информацию об ученых российского происхождения, работавших за рубежом в период с XIX в. вплоть до 1991 г. (распада СССР).



СОДЕРЖАНИЕ


ПРЕДИСЛОВИЕ

БИОБИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


Настоящее издание является четвертым пилотным выпуском «Материалов для биобиблиографического словаря «Российское научное зарубежье», разрабатываемого в рамках одноименного проекта Дома русского зарубежья им. Александра Солженицына. Он посвящен российским правоведам, по различным причинам покинувшим Российскую империю/ СССР и работавшим за рубежом с конца XIX в. до начала Второй мировой войны.
На рубеже XIX–XX вв. юридическое научное сообщество — одно из старейших научных объединений в России — представляло собой высокопрофессиональную, разветвленную и весьма многочисленную академическую корпорацию. Все российские университеты имели в своем составе юридические факультеты, которые были крупнейшими по количеству студентов. Императорское Училище правоведения в Санкт-Петербурге, Демидовский юридический лицей в Ярославле и др. готовили столичную и региональную чиновничью элиту, а различные юридические общества и периодическая печать предоставляли возможность активного публичного обсуждения и научных проблем юриспруденции, и вопросов актуального законодательства и правовой культуры дореволюционного российского общества в целом.
Главной особенностью, выделявшей правоведов среди других научно-дисциплинарных сообществ, была их значительная интегрированность во все структуры управления Российской империи — от высших государственных до местных органов власти. Юристы, в том числе и научные специалисты в различных областях юриспруденции, являлись важной составной частью политической элиты российского общества. Не случайно после Февральской революции 1917 г. первым министром-председателем Временного правительства Российской республики стал выпускник юридического факультета Московского университета князь Г.Е.Львов (1861–1925).
Выпускники юридических факультетов и представители юридической науки играли значительную роль в общественной жизни Российской империи. Так, российский парламент того периода — Государственную думу — всегда возглавляли выпускники юридического факультета, а среди депутатов было немало специалистов-правоведов. Многие известные юристы, в том числе профессора университетов и адвокаты, были членами оппозиционных партий и в этом качестве были хорошо известны всей стране.
Высокий социальный статус и политическая активность юридического сообщества в целом и ученых-правоведов в частности не могли не сказаться на трансформации их персонального состава под воздействием революционных потрясений 1917 года и последовавшей за ними Гражданской войны. По сравнению с другими гуманитарными сообществами потери правоведов были особенно значительными, т.к. сразу с приходом новой власти они попадали в категорию «классовых врагов» нового режима. Россию пришлось покинуть крупнейшим ученым-правоведам — признанным лидерам в своих научных дисциплинах (Б.Э.Нольде, М.А.Таубе, П.М.Богаевский и др.), выехали или
бежали практически все ведущие специалисты по международному и другим областям права.
Наличие значительного потенциала научных и преподавательских кадров в эмиграции, а также востребованность юридического образования молодыми беженцами обусловили возможность открытия Русских юридических факультетов в Праге (Чехословакия) и Харбине (Китай). В рамках этих факультетов велась и обширная научно-исследовательская деятельность. Только за период 1923–1926 гг. профессорами и преподавателями Русского юридического факультета в Праге было опубликовано свыше трехсот научных работ, подавляющее большинство которых были посвящены изучению различных аспектов истории, права и современного положения России / СССР. Однако преподаватели факультетов понимали, что юридическое образование всегда тесно связано с национальной юридической системой и что преобладание российской тематики имеет свои и негативные, и позитивные последствия. Известный философ Н.О.Лосский с горечью констатировал: «Предполагалось, что большевистская власть продержится недолго и эмигранты вернутся в Россию, которая будет чрезвычайно нуждаться в юридически образованных людях. Расчет этот оказался ошибочным. Молодые люди, прошедшие курс нашего юридического факультета, в большинстве случаев не могли найти работы по своей специальности ни в Чехословакии, ни вообще в Европе».
Действительно, единицы из выпускников РЮФ продолжили карьеру в избранной области юриспруденции. <...>
В то же время многие молодые российские беженцы начала ХХ в., которые выстраивали траекторию своей жизни за пределами России самостоятельно, без прямой поддержки российскими эмигрантскими организациями и институтами, сделали серьезную профессиональную юридическую карьеру в США (О.Я.Лисицын, Т.А.Таракузо и др.). Пример Зои Сергеевны Меньшиковой (1915–1984), ставшей первой женщиной — преподавателем школы права Гарвардского университета и президентом Американской ассоциации юристов-ученых, особенно выразителен в этом ряду.
Данный пилотный выпуск является первым опытом систематического описания персонального состава российского научного юридического зарубежья и включает свыше двухсот семидесяти имен правоведов, родившихся по 1921 г. включительно (год окончания Гражданской войны) и покинувших Россию / СССР до начала Второй мировой войны. Главными критериями отнесения персоналии к цеху ученых-правоведов служили по отдельности или в комбинации следующие признаки: наличие юридического образования, опубликованные научные и научно-популярные работы, участие в профессиональных общественных организациях. В выпуск включены также те специалисты из стран, получивших после 1917 г. национально-государственную самостоятельность (Польша, Латвия, Литва, Эстония, Финляндия), которые в течение многих лет работали и / или публиковались в России, а также сотрудники Китайско-восточной железной дороги, часть из которых имела советское гражданство, но принимала активное участие в научных изданиях «зарубежья». <...>