Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Российская и советская деревня первой половины ХХ века глазами крестьян: Взгляд из эмиграции / Сост., подгот. текста, предисл., коммент. Н.Ф.Гриценко. — (Выпуск 14)

Российская и советская деревня первой половины ХХ века глазами крестьян: Взгляд из эмиграции / Сост., подгот. текста, предисл., коммент. Н.Ф.Гриценко. — (Выпуск 14)

Издательство: Русский путь
Год выпуска 2009
Число страниц: 488
Переплет: твердый
Иллюстрации: нет
ISBN: 978-5-85887-338-9
Размер: 216×143×29 мм
Вес: 560 г.
Голосов: 21, Рейтинг: 3.65
322 р.
Оставить отзыв

Отзывы

Полякова И.М.:

19.01.2015 13:28:27

Книга о Российской деревне(вып.14), меня потрясла, спасибо Вам за книгу!!! Может быть есть в Фонде подобные мемуары о событиях в Пермской обл., мой дед "пропал" без известий в 1931г, когда их загоняли в колхоз (бабушка с детьми) - это с.Романово в 10км от г.Чёрмоза Пермской области (вверх по Каме от Перми). Нет ни деда, ни могилы. Издали бы ещё книгу об Урале. Спасибо. Ираида Михайловна.


Описание

В сборнике впервые публикуются воспоминания эмигрантов первой и второй волны, главным образом выходцев из крестьян, о жизни деревни в последнее десятилетие существования Российской империи, в период революции 1917 г., в Гражданскую войну и при советской власти — в 1920–1940-е гг. Воспоминания хранятся в архиве Дома Русского Зарубежья имени Александра Солженицына — в фонде Всероссийской мемуарной библиотеки, сформированном из материалов, которые были присланы А.И.Солженицыну после публикации в 1975 г. его «Обращения к русским эмигрантам, старшим революции».
В книге представлены воспоминания крестьян южных и западных территорий Российской империи, а позже СССР: как правило, выходцы именно из этих регионов оказывались после войны в эмиграции и имели возможность записывать свои воспоминания о революции и Гражданской войне, коллективизации и голоде 1932–1933 гг., о жизни под немецкой оккупацией или об участии в Великой Отечественной войне.
Издание предназначено всем, кто интересуется историей российской и советской деревни, а также историей русского зарубежья.


СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие

Г.М.Садовский.
Счастливые годы
К.Сокол. Идеал и действительность
А.Месинев. <Воспоминания>
Н.Нессин. Век прожить — не ниву перейти
А.Дудкин. <Воспоминания>
Сараев. Кулацкая жизнь
Н.Коваль. Путь к нищете
Е.Эллис. Свидетелей нет
И.Я. и В.И.Котовы.
Мемуары

Комментарии


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ

В сборнике представлены воспоминания эмигрантов первой и второй волны, главным образом выходцев из крестьян, о жизни деревни в последнее десятилетие существования Российской империи, в период революции 1917 г., в Гражданскую войну и при советской власти — в 1920–1940-е гг. Воспоминания эти, до сих пор никогда не публиковавшиеся, хранятся в архиве Дома Русского Зарубежья имени Александра Солженицына — в фонде Всероссийской мемуарной библиотеки.
Основу данного фонда составили присланные А.И.Солженицыну — после публикации в 1975 г. его «Обращения к русским эмигрантам, старшим революции» — документальные свидетельства, воспоминания и другие материалы о дореволюционной России, событиях 1905–1907 гг., революционном кризисе 1917 г. и последующих событиях, связанных со становлением на территории бывшей Российской империи советской власти. А.И.Солженицын обещал сохранить воспоминания для потомков, передать их на хранение в Россию, когда для этого сложатся благоприятные условия. На имя Солженицына стали приходить рукописи и документы, которые и составили основу фонда Всероссийской мемуарной библиотеки. Среди авторов были представители разных социальных слоев: крестьяне, интеллигенция, священнослужители, офицеры, казаки, представители столичной аристократии и мелкопоместного дворянства, крупные государственные деятели и дипломаты.
С 1994 г. фонд Всероссийской мемуарной библиотеки стал пополняться мемуарами советских граждан (многие из которых оказались в эмиграции в годы Второй мировой войны), переживших революционные потрясения и Гражданскую войну, коллективизацию, голод 1932–1933 гг., сталинские лагеря. Среди документов хранятся и воспоминания крестьян из разных регионов бывшей Российской империи и Советского государства. В настоящее время фонд насчитывает более полутора тысяч рукописей и постоянно пополняется.
Научная значимость этих документов определяется важностью в истории России аграрного вопроса. В начале XX в. крестьянство составляло большинство населения страны. Однако российская деревня развивалась значительно медленнее, чем промышленность, а попытки реформировать эту сферу не достигали успеха: инициативы власти, как правило, не находили понимания у крестьян. Власть не учитывала сложившейся ментальности сельских жителей, их образа жизни, отличавшегося традиционностью и консерватизмом. У крестьян была особая потребность обращаться к прошлому, к опыту своих предков; соответственно особое значение имела историческая память.
Судьба поколения крестьян, родившихся на рубеже XIX–XX вв., поистине уникальна. Они стали свидетелями революционных потрясений начала XX в. Они пережили глобальные перемены в развитии аграрного сектора экономики: реформы П.А.Столыпина, революционные преобразования 1917–1930-х гг. Это было поколение, сформировавшееся в дореволюционной России, впитавшее в себя традиции той культуры. Но именно представители этого поколения стали свидетелями и невольными соучастниками строительства советского общества. Свидетельства этих людей позволяют понять, как относились они к строительству нового общества, за что принимали и почему отвергали его.
Воспоминания охватывают время от аграрной реформы П.А.Столыпина до 1940-х гг. — периода Второй мировой войны. При этом во всех воспоминаниях, где речь идет о 1930-х гг., авторы особое место уделяют трагическим событиям начала десятилетия — периоду раскулачивания.
Книга открывается воспоминаниями эмигранта первой волны Г.М.Садовского, непременного члена землеустроительной комиссии Невельского уезда Витебской губернии. Садовский был активным сторонником П.А.Столыпина, реформаторская деятельность которого, по мнению автора воспоминаний, формировала крепкое крестьянское хозяйство. Садовский по своему социальному происхождению крестьянином не был. Однако его деятельность по реализации аграрной реформы П.А.Столыпина дала ему возможность запечатлеть в своих мемуарах ход этой реформы и, главное, отношение к ней крестьян. Это позволило включить мемуары Садовского в сборник воспоминаний, представленный «голосами крестьян».
Существенное влияние на формирование общественной психологии крестьян оказывал регион, где они жили. Различия в экономических, географических факторах, влияющих на развитие разных территорий, приводят к богатой вариативности одного и того же явления. В книге представлены воспоминания крестьян преимущественно южных и западных территорий Российской империи, а позже ССС Р. Как правило, выходцы именно из этих регионов оказались после войны в эмиграции и уже там вспоминали о прожитых годах. Крестьянство здесь было более зажиточным, более склонным к земледельческому труду, для них в большей степени было характерно чувство хозяина, мелкого собственника.
В книге практически невозможно было расположить воспоминания в хронологической последовательности исторических событий. Крестьяне писали о том, что их особенно волновало, заставляло спустя десятилетия вспоминать о прошедших событиях, о дореволюционном и советском периодах жизни. Крестьянские воспоминания — это бесхитростные рассказы простых людей о событиях, свидетелями которых они являлись. Написанные позже самих событий, они тем не менее дают представление о том, как обыкновенный крестьянин воспринимал революционные потрясения, как он понимал сущность новой власти, как относился к государственной политике в деревне, продразверстке, коллективизации, страшному голоду 1931–1933 гг.
В начале XX в. устои старины продолжали определять деревенский мир, крестьяне недоверчиво относились к новшествам, поэтому новые веяния определенным образом трансформировались, пересматривались в рамках традиционной крестьянской культуры. Важными для крестьянина являлись такие понятия, как земля, труд, воля. Крестьянское хозяйство основывалось на сбалансированности сельскохозяйственного и несельскохозяйственного производства. Крестьяне организовывали хозяйство семьи так, чтобы управлять трудовыми и земельными ресурсами с максимальной выгодой. Мир крестьянской культуры был способен к самосохранению и постоянному развитию.
Воспоминания свидетельствуют о напряженной хозяйственной деятельности крестьянских семей, направленной на обеспечение продовольствием семьи, а также связанной с необходимостью уплаты налогов. Широкое развитие получали отходничество, кустарное производство, которые помогали крестьянам выжить в тяжелый период раскулачивания. Эти виды трудовой деятельности выполнялись в свободное от основной хозяйственной деятельности крестьян время либо тогда, когда занятие сельским хозяйством было невозможно по причине изъятия всего зерна. Как свидетельствуют воспоминания, промыслы оказывались хорошим подспорьем, особенно для бедных крестьян.
Для крестьянского хозяйства были характерны широкое использование ручного труда всех членов крестьянской семьи, тягловой силы рабочего скота, высокий уровень потребления продуктов собственного изготовления. Возможность воспроизводства основных производительных сил внутри крестьянского хозяйства, относительно низкий уровень его товарности поддерживали
натурально-потребительский характер хозяйства, его традиционность. Крестьянское хозяйство благодаря этому могло существовать при минимальном обращении к рынку. С помощью раздела семейного имущества между взрослыми членами семьи крестьяне пытались спасти свое хозяйство и избежать раскулачивания. Именно глава семейства принимал решение о том, когда именно производить раздел хозяйства и сколько земли выделять своим детям. Раздел означал равное деление имущества крестьянского двора между всеми относившимися к нему мужчинами. Такое хозяйство состояло из земельного надела, инвентаря, нескольких лошадей.
Для всех воспоминании характерно противопоставление прошлого и настоящего. Прошлое ассоциируется с жизнью либо до революции, либо в период новой экономической политики. Настоящее связано с трагическими переломами эпохи — продразверсткой, коллективизацией, голодом 1932–1933 гг. Это противопоставление отражает изменение в системе ценностей и в жизненном укладе крестьян.
Документы свидетельствуют также о том, что крестьяне, даже разоренные, испытывающие нужду и голод, стремились давать образование своим детям (воспоминания Е.Эллис, В.И.Котовой).
Бури первой трети XX в. поломали немало людских судеб. Воспоминания свидетельствуют об исторических коллизиях эпохи, о неимоверно трудных материальных условиях существования крестьян, об отсутствии продуктов питания, болезнях, смертях. Люди доходили до такой степени страха, отчаяния и боли, что, покинув во время Второй мировой войны Родину, они не желали возвращаться обратно. Боль, причиненная своими соотечественниками, воспринималась острее и страшнее, чем любые страдания на чужбине.
Не претендуя на охват всей крестьянской проблематики указанного периода, составитель надеется, что читатель сможет увидеть один из трагических периодов нашей истории глазами крестьян. Воспоминания дают представление о том, как мыслили, чувствовали, ощущали себя простые труженики земли в один из переломных периодов российской истории — в эпоху гигантских потрясений, заката и распада традиционной крестьянской культуры, крупных общественных перемен первой трети XX в.
Принципиальной особенностью настоящего издания является то, что воспоминания публикуются без существенных редакторских правок. В основном это бесхитростный текст, за которым хорошо видна личность автора документа. Крестьяне писали о том, что их особенно волновало, заставляло и через десятилетия возвращаться к прошедшим событиям, убеждая себя в правильности сделанного выбора. В воспоминаниях много рефлексии и, соответственно, мало оценок. Простые люди писали о том, с чем они сталкивались в реальной обыденной жизни, стремясь к поиску жизненных ориентиров. В воспоминаниях много горестных и трагических страниц. В них отражаются повседневные нужды, тревоги, перипетии людских судеб, вспышки эмоций, иногда откровенные проклятия. Эти истории обнаруживают также всю силу простых чувств, стремление поделиться жизненным опытом, надежду на лучшую жизнь и, наконец, то мужество, которое постоянно приходилось проявлять авторам воспоминаний.
Достаточно объемные мемуары простых людей, представленные в книге, написанные преимущественно в эмиграции, позволяют восполнить имеющийся пробел, поскольку подобного рода документы достаточно редки и, кроме того, написаны зажиточными крестьянами. Они дополняют картину российской истории первых десятилетий XX в., представленную в свидетельствах тех крестьян, которые либо поддержали советскую власть, либо остались в советской России.


РЕЦЕНЗИИ

Анна Кузнецова
«Знамя» №7, 2010 г.

14-й выпуск серии, в основу которой легли тексты, присланные А.И.Солженицыну после его «Обращения к русским эмигрантам, старшим революции», опубликованного в 1975 году, в котором он обещал сохранить эти воспоминания и передать их на хранение в Россию, когда для этого сложатся благоприятные условия. С 1994 года фонд «Всероссийской мемуарной библиотеки» стал пополняться мемуарами советских граждан. Сейчас все это хранится в архиве Дома Русского Зарубежья имени А.Солженицына и постепенно публикуется.
В данном издании — воспоминания о деревне последнего дореволюционного десятилетия и о том, что с ней стало потом: в 1917 году, в Гражданскую войну, в 30-е годы, в Великую Отечественную. Девять из десяти авторов — эмигранты из крестьян юга и запада России, а открывается сборник воспоминаниями Г.М.Садовского, непременного члена землеустроительной комиссии Невельского уезда Витебской губернии, проводившего там аграрную реформу П.А.Столыпина.