Серия: Наше недавнее. Всероссийская мемуарная библиотека.
Система Orphus
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Поиск:       Искать

Расширенный поиск

Корзина пуста

Ганин А.В. «Мозг армии» в период «Русской Смуты»: Статьи и документы / Андрей Ганин; Российская академия наук; Институт славяноведения.

Ганин А.В. «Мозг армии» в период «Русской Смуты»: Статьи и документы / Андрей Ганин; Российская академия наук; Институт славяноведения.
Цена:
880,00 руб.

Автор(ы): Ганин А.В.
Издательство: Русский путь
Год выпуска: 2013
Число страниц: 880
Переплет: твердый
Иллюстрации: нет
ISBN: 978-85887-430-0
Размер: 238×168×39 мм
Вес: 1160 г.

В книгу вошли статьи и документы, посвященные той роли, которую сыграли в трагических событиях братоубийственной Гражданской войны 1917–1922 гг. офицеры российского Генерального штаба. Материалы работы показывают многообразие и сложность рассматриваемого явления в его социальном, национальном и идейно-политическом аспектах. Издание адресовано широкому кругу читателей, интересующихся историей переломных для нашей страны событий первой четверти ХХ в. 
За монографию «"Мозг армии" в период "Русской Смуты"» д.и.н. А.В.Ганин награжден медалью РАН с премией для молодых ученых и специальной премией конкурса «Лучшие книги и издательства года – 2015».    

Акция! Старая цена1120 руб. 

(Голосов: 44, Рейтинг: 4.62)



СОДЕРЖАНИЕ


От автора
Список сокращений

Исследования

Профессиональный корпоративизм и объединения российских генштабистов первой четверти ХХ в.
Вожди антибольшевистского движения оренбургского казачества в Николаевской академии Генерального штаба. 1901–1914 гг.
Кадры украинского Генерального штаба в годы Гражданской войны 1917–1922 гг.
Через красную Россию: тайная миссия генерала В.Е. Флуга в 1918 г.
«Я от переутомления буквально свалился с ног…». Режим работы генштабистов в Красной армии в 1918–1920 гг.
Партийность кадров дореволюционного Генерального штаба в 1917–1944 гг.
«Товарищ Склянский — заступитесь!» Генштабисты и чекисты в Гражданскую войну в 1917–1922 гг.
Заложничество семей военспецов в годы Гражданской войны — реальность или миф?
Переходы «лиц Генер а льного штаба» РККА на сторону противника в 1918–1921 гг.
Генштабисты и продовольственные спекуляции в 1919 г.
Сохранение реликвий русской военной истории в академии Генерального штаба в годы революции и Гражданской войны 1917–1922 гг.
Русские генштабисты в эмиграции в 1920–1992 гг. Статистический обзор
«Стоит Россия!» Выпускники Николаевской академии Генерального штаба в борьбе с нацизмом в годы Второй мировой войны 1939–1945 гг.

Персоналии

Во что обошлись России «любимые женщины братьев Игнатьевых»?! Обвинения подполковника А.Н.Панчулидзева
«На вопрос о том, как отношусь к большевикам, принципиально не отвечаю». Судьба главы русской военной разведки Н.К.Раша
Несостоявшееся назначение генерала А.И.Андогского. 1918–1919 гг.
Доктрина генерала В.Е.Борисова
В.И.Чапаев в академии Генерального штаба РККА. Декабрь 1918 г.
«Я бы поставил Вас к стенке…». Штрихи к портрету основоположника советской военной разведки Г.И.Теодори
Генерал-хорунжий В.Н. Петров и изучение истории Северной войны в украинской военной эмиграции
За что расстреляли ординарца Скобелева? Гибель полковника И.С.Кашубы на архангельском Севере
Генштабисты Н.Н.Петин и П.С.Махров
Невероятные приключения «итальянца» в России. Тернистый путь капитана К.Ф.Монигетти
Последний генштабист. Ромуальд Воликовский — последний выпускник Николаевской военной академии и последний кавалер ордена Св. Георгия

Документы

Записка А.И.Деникина Н.П.Михневичу о состоянии обучения в Николаевской академии Генерального штаба. 8 мая 1906 г.
Вице-адмирал А.В.Колчак на Черноморском флоте в 1916–1917 гг. Из воспоминаний начальника штаба Севастопольской крепости Генерального штаба генерал-майора Ф.П.Рерберга
«Необходимо участие специалистов-офицеров определенно ограничить». Соображения по поводу организации оперативного центра. 1918 г.
«Все абхазцы крайне враждебно настроены против грузин». Рапорт Генерального штаба полковника С.Н.Ряснянского. 22 октября 1918 г.
Катастрофическое состояние нашего Генерального штаба. Памятная записка бывшего генерала В.Е.Борисова. 5 января 1919 г.
«Он был только солдат, но не был политиком». К характеристике генерала А.И.Деникина и его окружения в годы Первой мировой и Гражданской войны
«Такой… примитивный подход к столь сложной, серьезной и в высшей степени ответственной теме». Челябинское совещание 11 февраля 1919 г. и планирование весеннего наступления Восточного фронта адмирала А.В.Колчака
Первый год советской военной разведки. Доклад В.А.Срывалина. 19 февраля 1919 г.
Новые документы по «делу» Полевого штаба РВСР. 1919 г.
Жалобы арестованного Вацетиса. Письмо бывшего главкома В.И.Ленину. 22 сентября 1919 г.
Саквояж генерала А.М.Зайончковского. К вопросу о тайных связях «лиц Генерального штаба» РККА с белыми. 1919 г.
Доклад генерала Н.Н.Стогова о Советской России и раскрытие московской подпольной военной организации «Национального центра» Бессарабия в советской стратегии начала 1920 г. Доклад Ф.В.Костяева Л.Д.Троцкому
«Страх перед призраками». « Заговор» бывших генералов А.Е.Гутора, А.М.Зайончковского и В.Н.Клембовского. 1920 г.
Список офицеров Генерального штаба Русской армии генерала барона П.Н.Врангеля к 5 (18) октября 1920 г.
«Заслуживают проверки». Бы в шие офицеры-генштабисты под надзором органов госбезопасности в начале 1930-х гг.

Историография

О роли офицеров Генерального штаба в Гражданской войне
В треугольнике Ленин — Троцкий — Сталин. Новые исследования о «деле» Полевого штаба
О книге В.В.Каминского
От Корнилова до Врангеля. Рецензия на монографию С.В.Карпенко
Военная элита советско-польской войны 1919–1920 гг. в справочной литературе
Заключение

Приложение

Список трудов по истории Генерального штаба, опубликованных автором
в 2000–2012 гг.
Именной указатель


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


Эта книга об истории Генерального штаба или противоборствующих Генеральных штабов на просторах бывшей Российской империи, где в 1917–1922 гг. развернулась беспощадная братоубийственная бойня. Истории, которая до сих пор не написана.
Первый начальник русского Генерального штаба генерал от инфантерии Ф.Ф.Палицын, находясь в эмиграции, отметил, что «своею невдумчивостью и неумелою работою Ген[еральный] штаб подготовил революцию и матерьял для революции. Меня бы закидали камнями, если бы я выступил с подобным обвинением, тем более что я, в сущности первый и последний нач[альник] Ген[ерального] штаба, остался в стороне событий… Я никого не обвиняю, а лишь отмечаю и размышляю. Я не говорю, что повел бы и сделал бы лучше. Может быть, было бы
еще хуже. Но не констатировать это не могу».
Слова генерала Палицына как нельзя лучше показывают исключительную значимость Генерального штаба и его представителей в событиях предреволюционного и революционного периода истории нашей страны. Но до тех пор, пока роль Генштаба в сложнейших процессах слома старого режима и появления на территории бывшей Российской империи новых государственных образований не обозначена с достаточной степенью глубины, мы не можем считать себя понастоящему осведомленными о характере происходивших изменений и даже о
самом ходе событий революции и Гражданской войны.
Офицеры Генерального штаба представляли собой военную элиту дореволюционной России и наиболее квалифицированную часть старого офицерства. Их вклад в создание и укрепление противоборствующих армий Гражданской войны был весьма значительным, а в отношении белого лагеря, где генштабисты заняли почти все ключевые руководящие посты, даже определяющим. «Гражданская война подтвердила выдающуюся роль Генерального штаба», — писал один из видных деятелей Белого движения, генерал от кавалерии П.Н.Шатилов. И действительно, роль офицеров Генерального штаба в Гражданской войне трудно переоценить.
Идея монографии из разноплановых публикаций, объединенных общим сюжетом, была предложена мне известным ученым, меценатом и общественным деятелем М.А.Колеровым, за что я ему искренне признателен. На страницах работы читатель найдет статьи и документы, касающиеся сложных и малоизученных вопросов участия «мозга армии» — Генерального штаба в событиях «Русской Смуты» — революции и Гражданской войны в России 1917–1922 гг. Материалы сборника затрагивают самый широкий спектр проблем, от вопросов подготовки генштабистов, разнообразных составляющих их службы, участия в планировании боевых операций, разведывательной деятельности, рабочего графика до обстоятельств повседневной жизни, проблем корпоративного единства, партийной принадлежности и личных взаимоотношений, показывают широту, многообразие и сложность рассматриваемого явления в его социальном, национальном и идейно-политическом аспектах.
В книге рассматриваются такие неоднозначные проблемы, как влияние обучения в академии Генерального штаба на дальнейшую карьеру выпускников, участие генштабистов в подпольной борьбе с большевиками, неформальные
связи выпускников академии, репрессии в отношении бывших офицеров в Советской России, различные измены и заговоры (как реальные, так и сфабрикованные советскими карательными органами), исследуются вопросы коррупции в среде генштабистов. Немало внимания уделено биографиям выпускников и слушателей академии. Важной составляющей книги являются документальные публикации, позволяющие читателям погрузиться в изучаемую эпоху и составить собственное представление о происходивших событиях и о роли в них офицеров-генштабистов.
Если в абсолютном большинстве работ по истории Гражданской войны внимание уделяется лишь какой-то одной из противоборствующих сторон, то в этой книге корпорация генштабистов рассматривается комплексно во всех противоборствующих лагерях (красном, белом и национальном) на основе самого широкого круга редких документальных материалов из архивохранилищ России, ближнего и дальнего зарубежья. По моему глубокому убеждению, произвольное выделение службы офицеров-генштабистов в каком-то одном лагере вне рассмотрения их службы в других лагерях, отрыв от исторического контекста напрямую ведут к серьезному искажению реальной картины событий Гражданской войны, тем более что около трети офицеров-генштабистов за годы той войны прошли через службу не в одной, а в нескольких враждующих армиях. Только системное рассмотрение вопроса во всей его сложности и многогранности позволяет нам приблизиться к истинному знанию о прошлом. <...>


РЕЦЕНЗИИ


Русский Генеральный штаб в Гражданской войне


Журнал «Читаем вместе», август-сентябрь 2013 г.

Рейтинг редакции: **** Прочитать обязательно
 
Сборники статей бывают разными. Когда по прошествии какого-то периода работы историк выпускает в свет сборник своих публикаций, как правило, читатель получает в руки довольно эклектичную по содержанию книгу, общее у большинства статей которой — фамилия автора. В еще большей степени это касается юбилейных исторических сборников. К счастью, этого нельзя сказать о новой книге известного историка Гражданской войны А.В.Ганина. В данном случае, несмотря на издание под одной обложкой статей и других материалов, написанных и подготовленных автором к публикации за последние десять лет, работа получилась по-настоящему целостной и интересной, не производящей впечатления «лоскутного одеяла».
Новая работа А.Ганина посвящена истории «противоборствующих Генеральных штабов» в годы Гражданской войны в России (1917—1922). «Исход Гражданской войны был предрешен, в первую очередь, на полях сражений, а не в кабинетах политиков, как иногда может казаться, — справедливо замечает автор. — Тем важнее изучение военной истории этой войны, далекой и в то же время близкой, до сих пор напоминающей о себе кровоточащими ранами в нашем обществе. Судьбы представителей корпуса офицеров Генерального штаба демонстрируют в миниатюре трагическое размежевание всего русского офицерства и общества первой четверти XX века».
Заглавие книги включило в себя ставшие нарицательными фразы из названий трудов двух выдающихся русских офицеров Генерального штаба — Б.М.Шапошникова («Мозг армии») и А.И.Деникина («Очерки русской смуты»), «За каждым из них целые главы истории нашей страны и ее вооруженных сил, — отмечает Ганин. — Один сыграл крупнейшую роль в становлении Красной армии, другой — в становлении Белого движения. Названия их книг оказались соединены не случайно. И Деникин, и Шапошников по своим взглядам были патриотами России и государственниками. И хотя в годы революции они оказались по разные стороны баррикад, между ними, офицерами еще недавно единой русской армии, было гораздо больше общего, чем различий». Важное отличие новой работы заключается в том, что корпорация генштабистов рассматривается автором комплексно, а не в рамках одного из противостоящих в Гражданской войне лагерей (неважно, белого, красного или национального). Последнее обстоятельство выгодно выделяет «Мозг армии» на фоне большинства других современных работ, посвященных истории «русской смуты» XX века.
Во внушительную по объему книгу вошли как статьи, посвященные Генеральному штабу в годы Гражданской войны (разделы «Исследования» и «Персоналии»), так и документы. Важно, что автор не только вновь опубликовал изданное ранее, но и актуализировал все предлагаемые читателю материалы: дал наиболее полные варианты статей (ряд из них публиковался в периодике с сокращениями) и уточнил информацию, по которой появились новые сведения. В своей книге Ганин рассматривает такие интересные проблемы, как влияние полученного в Академии Генштаба образования на дальнейшую карьеру ее выпускников, участие генштабистов в подпольной работе в большевистском тылу, заговоры и измены офицеров, репрессии против бывших офицеров Генерального штаба в Советской России и другие. Немало внимания автор традиционно уделил и биографиям выпускников и слушателей академии.
Помимо документов немалую ценность имеют и помещенные в книге рецензии Ганина на работы по военным аспектам Гражданской войны. В наши дни, когда произошло обвальное падение качества как рукописей научных изданий, так и уровня их редакционной подготовки в издательствах, рецензии (особенно те, которые были написаны специалистами не на заказ), стали едва ли не единственным навигатором читателя в мире книг. Ганин справедливо замечает, что «...произведения отдельных авторов трудно характеризовать иначе, как попытки искажения и вульгаризации сложных процессов нашей истории. Такие издания буквально пестрят неточностями, ошибочными построениями и неверными выводами. Думается, усилия мифотворцев не должны остаться без строгого научного, но вместе с тем жесткого аргументированного ответа».
Очевидно, что «Мозг армии» обязательно найдет своего заинтересованного читателя в современной России. Русский Генеральный штаб дал отечественной истории XX века немало по-настоящему выдающихся фигур. И здесь книга А.Ганина не только позволяет узнать много нового о русских генштабистах, но и заставляет несколько иначе посмотреть на влияние накопленного Генеральным штабом опыта на последующие события отечественной истории. «Идейное наследие старого Генерального штаба через Шапошникова и других представителей дореволюционного офицерства... было передано новой армии и ее командному составу, сыграло свою роль в достижении величайшей в истории нашей страны победы в самой тяжелой и кровопролитной войне, какую только она когда-либо вела», — отмечает автор. Хочется согласиться и с другим выводом Ганина, которым он делится с читателем в предисловии к своей работе: «Спустя полвека в Россию вернулись и труды генерала Деникина, а затем его прах с воинскими почестями был перезахоронен в Москве. Сегодня наследие Шапошникова и Деникина в равной степени востребовано в России, а это значит, что мы находимся на пути к преодолению трагического раскола, охватившего нашу страну почти сто лет назад».



Семен Экштут, доктор философских наук
«Момент» на переломе
Журнал «Родина» №6, 2013 г.

Репутация офицера Генерального штаба должна быть без пушинки.
                                                      Александр Куприн. «Поединок»
Каждый, кто хотя бы раз читал культовую книгу «красного» графа Алексея Алексеевича Игнатьева «Пятьдесят лет в строю», наверняка запомнил нелицеприятную реплику полкового товарища графа по Кавалергардскому полку, адресованную офицерам дореволюционного Генерального штаба. «Да, конечно, академия, — задумчиво ответил Чертков, — но не люблю я «моментов». Так называли тогда генштабистов за пристрастие многих из них к таким выражениям, как «надо поймать момент», «это момент для атаки», и т.п.». Андрей Владиславович Ганин — один из самых результативных молодых военных историков последнего десятилетия и, вне самого сомнения, самый лучший знаток корпуса офицеров Генерального штаба периода Русской Смуты — вносит весьма существенное уточнение: «Однако нельзя исключать и игры слов, характеризующей быстрое продвижение офицеров Генштаба по службе»1.
Действительно, строевые офицеры к генштабистам относились плохо, не без основания считая всех «моментов» беспринципными карьеристами. Вспомним мечты, которым предаётся армейский подпоручик Ромашов — герой повести Александра Ивановича Куприна «Поединок»: «И Ромашов поразительно живо увидел себя учёным офицером Генерального штаба, подающим громадные надежды... Имя его записано в академии на золотую доску. Профессора сулят ему блестящую будущность, предлагают остаться при академии, но — нет — он идёт в строи. Надо отбывать срок командования ротой. Непременно, уж непременно в своём полку. Вот он приезжает сюда — изящный, снисходительно-небрежный, корректный и дерзко-вежливый, как те офицеры Генерального штаба, которых он видел на прошлогодних больших манёврах и на съёмках. От общества офицеров он сторонится. Грубые армейские привычки, фамильярность, карты, попойки — нет, это не для него: он помнит, что здесь только этап на пути его дальнейшей карьеры и славы». Куприн очень точно описывает взаимную отчуждённость армейских офицеров и генштабистов. Грёзы подпоручика Ромашова, позволяющие ему «воспарить» над убогой действительностью, имеют весьма значимую особенность: для «момента» годится любой путь быстрого подъёма по служебной лестнице — будь то участие в грандиозных манёврах, подавление возмущения рабочих на сталелитейном заводе, шпионская миссия в Германии или участие в кровопролитной войне. «Блестящий офицер Генерального штаба Ромашов идет всё выше и выше по пути служебной карьеры...»
Некоторые страницы рецензируемой книги воспринимаются как развёрнутый комментарий к цитированному выше отрывку из «Поединка» или другим классическим произведениям русской литературы, на страницах которых генштабисты позиционировали самих себя как замкнутую корпорацию, как армейскую элиту, живущую по своим особым законам. Даже в период Русской Смуты, когда страна оказалась на переломе, «моменты» продолжали отстаивать собственную исключительность. Вспомним «Дни Турбиных» и разговор, который состоялся у Елены с мужем, Генштаба полковником Тальбергом.
«Елена. …Ты вдруг бежишь на глазах у всех. Ловко ли это будет?
Тальберг. Милая, это наивно. Я тебе говорю по секрету — «я бегу», потому что знаю, что ты этого никогда никому не скажешь. Полковники генштаба не бегают. Они ездят в командировку. В кармане у меня командировка в Берлин от гетманского министерства. Что, недурно?
Елена. Очень недурно. А что же будет с ними со всеми?
Тальберг. Позволь тебя поблагодарить за то, что сравниваешь меня со всеми. Я не «все».
Новая 880-страничная монография А.В.Ганина составлена из его разноплановых публикаций, объединённых общим сюжетом. В тщательно фундированной книге 2814 архивных сносок и обстоятельных подстрочных примечаний, многие из которых имеют самостоятельное значение и воспринимаются как вставные новеллы о людских судьбах. По сути, Андрей Владиславович ценой неимоверных многолетних усилий воскресил почти 3000 генштабистов. Для этого ему пришлось поработать в архивах России, Украины, Армении, Польши, Финляндии, США, в том числе в хранилищах спецслужб. Ретивый критик найдёт в этом обширном труде досадные опечатки и поспешит поведать о них городу и миру. Специалист по фалеристике не преминёт заметить, отчего автор книги, в обязательном порядке подробно перечисляя знаки отличия того или иного генштабиста, ни разу не потрудился разъяснить читателю то, как все императорские и царские ордена ранжировались по старшинству, подчеркнув и подробно обосновав особый статус ордена св. Георгия и Георгиевского оружия. Читатель с развитым эстетическим чувством посетует на избыточный полемический задор автора, нередко превышающего пределы необходимой обороны2. Однако в ближайшие годы никто не сможет написать более обстоятельную книгу о «моментах» в точке бифуркации российской истории.
В итоге читатели получили возможность погрузиться в труды и дни офицеров Генштаба: выдержать вместе с ними очень сложные вступительные экзамены в Николаевскую академию Генерального штаба («положительный результат при поступлении в академию зависел буквально от десятых долей балла»3), окончить основной и дополнительный курсы обучения, пережить судьбоносный момент причисления к Генштабу (Войсковой атаман Оренбургского казачьего войска генерал-лейтенант А.И.Дутов неоднократно горько сокрушался, что ему после окончания академии было отказано в причислении к Генштабу, и в начале 1919 года сказал своему бывшему сокурснику: «Да, Серёжа, вот тебе и Генеральный штаб. Меня не пожелали, выгнали, забраковали, а вот какие дела можно делать и без марки, штемпеля генштабиста!»4), пройти по фронтовым дорогам Первой мировой войны и живо ощутить непростую ситуацию нравственного выбора в период Смуты.
Само заглавие книги является контаминацией ставших нарицательными фраз из названий трудов двух выдающихся генштабистов первой половины XX века — Бориса Михайловича Шапошникова и Антона Ивановича Деникина. «Один сыграл крупнейшую роль в становлении Красной армии, другой — в становлении Белого движения»5. Прочитав новую книгу Ганина, я убедился в том, что тот или иной нравственный выбор, который делали генштабисты в экзистенциальной ситуации, не был жёстко детерминирован, допускает различные интерпретации и заведомо не может быть объяснён с вульгарно-социологических позиций.
Роль случайности при принятии судьбоносного решения была исключительно велика. И мне вновь пришли на ум «Дни Турбиных». В первой редакции пьесы вернувшийся из Берлина Генштаба полковник Тальберг намеревается встать под знамёна Белого движения и говорит Елене: «…В Берлине мне удалось достать командировку на Дон, к генералу Краснову... Я за тобой». Во второй редакции Тальберг принимает иное решение: «Я решил вернуться и работать в контакте с Советской властью. Нам нужно переменить вехи...» Вряд ли Михаил Афанасьевич Булгаков  руководствовался исключительно конъюнктурными соображениями. Скорее, он очень тонко почувствовал, что «момент» Тальберг, оказавшись на переломе, с одинаковой убедительностью способен обосновать свой переход как в ряды Белого движения, так и под знамёна Красной армии. Один из персонажей книги Ганина, избравший второй путь, обстоятельно аргументировал своё решение: «Я полагаю, что сейчас ни чины, ни годы роли не играют, сейчас идёт творческая работа. Ничего и никто Вам давать готовое не будет и не сможет. Каждый должен работой творить настоящее, а значит и будущее. Каждый сам себе голова. Нужно засучить рукава и приняться за чёрную работу. Что сделает, то твоё»6. Эта книга написана специалистом для специалистов. Поэтому не будем сожалеть о маленьком тираже. Каждый экземпляр найдёт своего читателя. Однако собранный автором уникальный материал позволяет ему без особых усилий написать новую книгу, адресованную более широкой читательской аудитории, — «Повседневная жизнь русского генштабиста накануне и в период Русской Смуты». Военный историк пожелал бы Андрею Владиславовичу закрепления успеха в операции по овладению обширным фактическим материалом, философ стал бы рассуждать о грядущем обмирщении полученных результатов. Я же искренне желаю автору написать новую книгу.
 

1 Ганин А. В. «Мозг армии» в период «Русской Смуты»: Статьи и документы. М. 2013. С. 98.
2 Там же. С. 381
3 Там же. С. 109.
4 Там же. С. 102. После успешного окончания академии не был причислен к Генштабу и А.И.Деникин. «Во время представления императору выпускников академии военный министр генерал А.Н.Куропаткин доложил Николаю II, что Деникин не причислен к Генштабу «за характер». Император же, вместо того чтобы тут же разобраться с необычным инцидентом, в силу своего характера предпочёл ограничиться формальными малозначащими вопросами Деникину. К сожалению, подобное отношение к одному из выдающихся, как показала его дальнейшая служба, офицеров-генштабистов не делало чести военному руководству императорской России, для которого важнее справедливости было, чтобы офицеры не смели «своё суждение иметь». При этом случай с Деникиным не был редким исключением. Аналогичным образом отнеслись при выпуске из академии к другому будущему генералу и талантливому военачальнику В.И.Селивачёву, которого не допустили в Генеральный штаб… из-за формы головы». Там же. С. 476–477.
5 Там же. С. 5.
6 Там же. С. 56.



▲ Наверх