Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Новинка
По ту сторону: Неизвестные фотографии с оккупированной территории СССР и советско-германского фронта, 1941–1945 / сост. и авт. вступ. ст. и коммент. Г.А.Шепелев; пер. на фр. яз. Ф.Оффрэ и А.Вадро.

По ту сторону: Неизвестные фотографии с оккупированной территории СССР и советско-германского фронта, 1941–1945 / сост. и авт. вступ. ст. и коммент. Г.А.Шепелев; пер. на фр. яз. Ф.Оффрэ и А.Вадро.

Издательство: Русский путь
Год выпуска 2016
Число страниц: 200
Переплет: мягкий
Иллюстрации: 60 фото
ISBN: 978-5-85887-473-7
Размер: 255×205×12 мм
Вес: 660 г.
Голосов: 1, Рейтинг: 2.93
560 р.
Оставить отзыв

Описание

Двуязычный альбом составили материалы выставки в Доме русского зарубежья им. А.Солженицына (16–30 июня 2016), представившей свыше 60 фотографий, сделанных солдатами и офицерами Вермахта на оккупированной территории СССР и советско-германского фронта в 1941–1945 годах, из коллекции Г.А.Шепелева, преподавателя Национального института восточных языков и цивилизаций (Париж).
Цель издания и выставки — представление малоизученного материала российским исследователям и широкой общественности, привлечение внимания к необходимости изучения этих ценных исторических источников, развитие диалога российской и западной историографий.

СОДЕРЖАНИЕ


Г.А. Шепелев
Снимки из-за линии фронта:
некоторые подходы к изучению трудного исторического источника
     Фотографии, сделанные солдатами и офицерами Вермахта
     на Восточном фронте и оккупированной территории СССР (1941–1945)

Gueorgui Chepelev
Images de l’autre côté de la ligne de front:
quelques approches pour l’étude d’une source historique complexe
     Photographies prises par des soldats et offi ciers de la Wehrmacht
     (front de l’Est et territoire occupé de l’URSS, 1941–1945) 

Часть 1 /
    Вторжение
    L’invasion 

Часть 2 / 
    Война на уничтожение
    Une guerre d’anéantissement 

     2.1. Советские военнопленные
            Les prisonniers de guerre soviétiques 

     2.2. Холокост
            L’Holocauste 

     2.3. «Охота на партизан» и уничтожение деревень
            «La chasse aux partisans » et la destruction des villages 

Часть 3 /
      Война как путешествие и праздник
      La guerre festive et touristique 

Часть 4 /
     Оккупанты и местное население
     Les occupants et la population civile 

Часть 5 /
     Провал Блицкрига. Поражения Вермахта
     L’échec de la Blitzkrieg. Les défaites de la Wehrmacht 

Часть 6 / 
      Найти человека
      Trouver l’humain 

      Вместо эпилога
      En guise d’épilogue

      Примечания
      Notes 

      Источники и библиография
      Sources et bibliographie 

Сокращения
Abréviations 

Предыдущие публикации представленных на выставке фотографий из коллекции Г.А. Шепелева


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ

В последние десятилетия исторические исследования и общественная память о Второй мировой войне переживают на постсоветском пространстве период серьезных изменений и дискуссий. Этому способствуют: открытие архивов; снятие цензуры на многие болезненные темы; расширение диалога между истори|ками; распространение альтернативных историографий, включающих кардинальный пересмотр событий войны и оккупации; коммерциализация истории войны; массовые публикации воспоминаний о ней, в том числе и сторонников Третьего рейха, сделанные зачастую без каких-либо комментариев историков; расцвет публицистической литературы, строящей свою популярность на опровержении или защите «мифов» о войне; популяризация памяти о войне через соцсети, реконструкгорские и поисковые клубы, военное коллекционирование, военные компьютерные игры... События войны и споры вокруг их интерпретации регулярно присутствуют в медийном пространстве, вовлекаются в политические конфликты. За всплеском дискуссий можно увидеть общественный запрос на более глубокое изучение многих тем истории войны.

К их числу принадлежит происходившее по «ту сторону» фронта — на оккупированной в 1941–1944 годах Третьим рейхом и его союзниками территории СССР — судьба и жизнь гражданского населения, советских военнопленных, Холокост, партизанское движение, коллаборационизм. .. При изучении этих тем уделяется все больше внимания опыту «маленьких людей», рядовых участников и свидетелей войны и оккупации, их воспоминаниям; расширяются поиск и использование визуальных исторических источников. Передача исторической памяти в современном обществе в огромной мере основана на образах, а статус устного свидетельства, в тазах как некоторых историков, так и читателей, нередко уступает по достоверности фотодокументу. Часто сами свидетели войны и оккупации ощущают пределы возможности слушателей представить описываемые события, настолько пережитое ими радикально отличается от опыта современных людей. Поэтому фразы типа: «если б вы видели эти жуткие картины...», «это надо видеть, что творилось...», «это невозможно описать» — регулярно встречаются в их интервью.

«Увидеть» то, что происходило на оккупированной территории, опираясь на визуальные документы, — задача непростая. Немецкая фото- и кинохроника создавалась с пропагандистскими целями и серьезно искажает события войны. Советская фото- и кинолетопись отрывочна в освещении событий за линией фронта: главным образом, советские документалисты фиксировали то, что обнаруживали при освобождении — следы военных преступлений оккупантов, разрушения... Очень немногим из них, как Сергею Лоскутову или Михаилу Трахману, удалось провести съемки на оккупированной территории в составе партизанских отрядов.

Однако существуют многочисленные, но мало изученные фотоисточники, отразившие события на оккупированной территории СССР. Речь идет о любительских снимках, сделанных солдатами и офицерами армий Третьего рейха и его союзников. Они достаточно редко входят в круг внимания историков, и причиной тому не столько малодоступность, сколько сложность их использования, как источниковедческая, так и политическая. Не могу не вспомнить здесь две ремарки коллег. Первая принадлежит французскому историку, заметившему в недавнем заочном споре, что частные фотографии солдат Вермахта не представляют исследовательской ценности — они могут выражать исключительно «банальность Зла». Приблизительно в то же время (в 2010 году) сотрудница московского архива, выразив удивление но поводу предмета моего запроса и проверив согласие на него дирекции, принесла мне коробку с трофейными фотографиями, сделанными солдатами Вермахта. Затем, выдавая мне резиновые перчатки для работы с ними, она многозначительно сказала: «И будьте осторожны, это фашистские фотографии».

Ощущение опасности снимков с «той» стороны объяснимо. Они мало изучены, трудны в интерпретации, потенциально обладают в глазах читателя и зрителя статусом «доказательства», «факта» — и при этом часто действительно несут в себе заряд нацистской идеологии. Их нынешние публикации в массовых изданиях и в Интернете, с тенденциозными, произвольными и даже противоположными комментариями, распространение в том числе кругами с ультраправыми симпатиями — подтверждение тому. Но тем более важно участие историков в работе над ними и тем важнее публиковать эти снимки вместе с необходимыми комментариями и научным аппаратом.