Серия: Наше недавнее. Всероссийская мемуарная библиотека.
Система Orphus
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Поиск:       Искать

Расширенный поиск

Корзина пуста

Жизнь и призвание доктора И.И.Манухина / сост. и подгот. текста: А.В.Говядинов; предисл. Т.И.Ульянкиной.

Жизнь и призвание доктора И.И.Манухина / сост. и подгот. текста: А.В.Говядинов; предисл. Т.И.Ульянкиной.
Цена:
700,00 руб.

Издательство: Русский путь
Год выпуска: 2015
Число страниц: 552 с.
Переплет: твердый
Иллюстрации: вкл. 16 с.
ISBN: 978-5-85887-449-2
Размер: 221×153×28 мм
Вес: 680 г.

Судьба русского ученого, врача И.И.Манухина удивительна. Бесконечно много утратившая в результате революционных потрясений, Россия потеряла гениального врача, ученого-исследователя, наконец, интеллигента, моральные и нравственные качества которого были эталоном для современников. Врач от Бога, Манухин стал основоположником исключительного метода лечения туберкулеза, благодаря которому удалось сенсационно исцелить, казалось, уже безнадежно больного А.М.Горького. Следуя клятве Гиппократа, доктор Манухин своим долгом считал не только лечение больных, но и их вызволение из критических ситуаций, которые становились губительными для человека. В страшное время роковых перемен Иван Иванович добровольно и безвозмездно лечил и спасал из Трубецкого бастиона Петропавловской крепости угодивших в застенки представителей «старого мира». Великий князь Гавриил Константинович, А.Вырубова и многие другие «бывшие» обязаны доктору Манухину не только здоровьем, но и жизнью. 
Настоящая книга представляет собой сборник, в который вошли воспоминания самого И.И.Манухина, его жены Т.И.Манухиной, а также документы, отражающие факты биографии врача как в России, так и в эмиграции и дающие представление о неоднозначном отношении в научном мире к его исследованиям и методам лечения.


(Голосов: 10, Рейтинг: 3.31)



ИЛЛЮСТРАЦИИ


СОДЕРЖАНИЕ


От составителя

Т.И.Ульянкина. Несколько слов к настоящему изданию


И.И.Манухин
АВТОБИОГРАФИЯ

Детство. 1882–1893 гг.

Царскосельская гимназия. 1893–1900 гг.

Военно-медицинская академия. Студенческие годы. 1900–1906 гг.

По окончании Военно-медицинской академии 
     Частная практика. Научная работа. Женитьба. Судебный процесс
     Работа над диссертацией. Защита ее. Отъезд за границу. Встреча с Мечниковым. Пастеровский институт. Поездка в Италию. Знакомство с М.Горьким. 1909–1913 гг.

Война. 1914–1917
     Моя врачебная деятельность в Петербурге весной 1914 г. 
     Поездка летом по Волге и Каме. Начало войны. Отъезд в Киев 
     в лазарет для заразных больных на Батыевой горе. Эвакуация в Москву. Гибель лазарета. Снова в Петербурге
     По Волге и Каме летом 1914 г. [Из воспоминаний Т.И.Манухиной]

Революция
     1. «Февраль»
     Мартовские дни. Организация Свободной ассоциации для 
развития и распространения положительных наук. Моя деятельность как врача при Чрезвычайной следственной комиссии. «3–5 июля». Поездка на Кавказ. Возвращение в Петроград. Последние дни «Февраля»
     2. «Октябрь»
     Моя деятельность как представителя Политического Красного Креста 

Военный коммунизм. 1919–1921 гг.
     Путешествие из Петрограда в Париж в 1921 г.  
     [Из воспоминаний Т.И.Манухиной]

Эмиграция
     Германия
     Швейцария
     Италия
     Англия
     Швеция


Материалы к биографии
И.И.Манухина 

О жизни

Манухины и А.М.Горький

Манухины и З.Н.Гиппиус

Кэтрин Мэнсфилд — пациент доктора И.И.Манухина


Приложения

1. Поколенная роспись рода Манухиных
2. Дело об аресте И.И.Манухина
3. Отклики в газетах на доклад И.И.Манухина в Обществе русских врачей 20.02.1914
4. На верном пути
5. Речь докт. мед. И.И.Манухина. 1917 [на съезде Свободной 
ассоциации для развития и распространения положительных наук]
6. Полемика в газетах и журналах об освобождении Великого князя Г.К.Романова
7. Критика доклада доктора И.И.Манухина в Обществе русских врачей и опровержения М.Горького. 1914
8. Метод лечения доктора И.И.Манухина
9. Сон И.И.Манухина
10. И.И.Манухин об А.М.Горьком
11. И.И.Манухин об И.И.Мечникове

Список сокращений и условных обозначений
Указатель имен
Географический указатель
Список использованных источников

---
∗ Впервые опубликовано:
   Путешествие из Петербурга в Париж. Воспоминания русских писательниц. Подготовка текста, вступит. статья, коммент. Frauen Literatur Geschichte, 4. Verlag F.K.Gopfert - Wilhelmshorst, 1996.
   Татьяна Манухина. Путешествие из Петербурга в Париж в 1921 году / Подготовка текста, коммент. О.Р.Демидовой // Даугава (Рига). 2000. № 6.


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


Еще в раннем детстве я слышал от своей бабушки, Анны Ивановны Говядиновой, в девичестве Манухиной, что у нее был брат, доктор Иван Иванович Манухин, которому довелось лечить Горького. К сожалению, ни тогда, ни позже — при жизни бабушки и моего отца — этот факт интереса у меня не вызвал. И только в 2006 году я вдруг вспомнил о дальнем своем родственнике, и мне захотелось узнать о нем подробнее. В Интернете я нашел статью Т.И.Ульянкиной «Этот неизвестный известный Иван Манухин» (Вопросы истории естествознания и техники. 1993. № 3). В статье довольно подробно излагались этапы научной деятельности Ивана Ивановича, его жизни, приведена обширная библиография. Используя ее, в «Новом журнале», издающемся в Америке, я нашел воспоминания доктора Манухина, опубликованные в трех номерах. Часть из них была напечатана еще при жизни автора (1958), он лично отправил их в редакцию и долго переписывался с изданием, добиваясь публикации. Более поздние воспоминания Ивана Манухина увидели свет уже после его смерти (1963, 1967), их передал «Новому журналу», как было указано, душеприказчик Манухина, некто О.И.Кошко. Как удалось выяснить, этим душеприказчиком оказалась Ольга Ивановна Кошко, двоюродная сестра Татьяны Ивановны Манухиной, жены Ивана Ивановича. Она же передала в Бахметьевский архив Колумбийского университета США и архив И.И. и Т.И.Манухиных. 
<...>

Я заказал в Бахметьевском архиве копии имеющихся там документов (это около 1000 страниц текста), которые и послужили основой для настоящего издания. Кроме того, я решил опубликовать автобиографию И.И.Манухина — впервые в России, — дополнив ее материалами, о которых упоминает сам автор в своих записках. Чтобы сделать публикацию более полной, на мой взгляд, материалы должна была сопровождать информация, которую мне предстояло собрать. Началась кропотливая работа по наполнению содержания будущей книги. Были изучены источники, имеющиеся в российских и зарубежных архивах, воспоминания пациентов Манухина и людей, просто знавших его; многое дала переписка доктора с различными корреспондентами, а также лиц, в письмах которых упоминается Иван Иванович. Во Франции я отыскал и сфотографировал дома, где жили Манухины, храмы, которые они посещали, их могилу на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Мне удалось познакомиться с внуками Ольги Ивановны Кошко, один из которых, Дмитрий, рассказал все, что он знал о Манухиных, а второй, Александр, разрешил мне воспользоваться копиями хранящихся у него документов, принадлежавших Манухиным; кроме того, с его согласия я сделал копию с сигнального (единственного) экземпляра неизданной книги об И.И.Манухине. Там же, во Франции, я встретился с Родольфом, внуком брата Ивана Ивановича, Александра. Насколько можно судить, Родольф сегодня является единственным продолжателем рода Манухиных по мужской линии. И самое интересное: я побеседовал с человеком, который в детские годы прошел курс лечения у доктора Манухина, — с Марией Александровной Струве (Ельчаниновой). <...>

Книга состоит из трех частей. В первую часть входят воспоминания И.И.Манухина, названные им «Автобиография». Впервые выдержки из «Автобиографии» были напечатаны в «Новом журнале» (1958. №54; 1963. №73; 1967. №86). Вторую часть («Материалы к биографии И.И.Манухина») составляет подборка документов и материалов, отражающая тесно переплетенные его профессиональные и личные отношения с М.Горьким, З.Гиппиус и отчасти с английской писательницей Кэтрин Мэнсфилд, которая была его пациенткой. Сюда же входят и документы, иллюстрирующие и дополняющие «автобиографию» Ивана Ивановича. В третьей части («Приложения») собраны материалы, иллюстрирующие неоднозначное отношение современников к новому методу лечения туберкулеза, автором которого был доктор Манухин. Сюда же вошли рекомендации Манухина своим пациентам, его статьи о И.И.Мечникове, которого Иван Иванович считал учителем; статья о А.М.Горьком (впервые напечатана в «Новом журнале», № 86 за 1967 г.). <...>


РЕЦЕНЗИИ


Читаем вместе. Август-сентябрь 2015

Рейтинг редакции: Приобрести в личную библиотеку ∗∗∗∗∗

В дореволюционном Петербурге-Петрограде был хорошо известен врач-терапевт И.И.Манухин. Среди его пациентов — князья из рода Романовы», литераторы, в том числе М.Горький и Д.Мережковский, министры царского и Временного правительств. Впрочем, знатность, известность, богатство никогда не были для него критерием. После прихода к власти большевиков доктор Манухин не только спасал своих пациентов из числа «бывших» от болезней, но и выводил их из разных опасных ситуаций, вплоть до избавления из застенков. Революция помешала взлету карьеры «врача от Бога», тем не менее, он сумел вылечить от туберкулеза безнадежно больного Горького, консультировал и лечил И.И.Мечникова, в эмиграции опубликовал работу о вирусе «испанского» гриппа и ряд других. В книгу включены его автобиография, письма, избранные выступления.



Виктор Леонидов
Судьба иммунолога
Он вылечил Горького от туберкулеза, спас великого князя и даже сам уцелел

НГ-ExLibris. 09.07.2015

Произошло это в 1913 году. Любимец всей России, популярнейший писатель, пока еще не ставший «буревестником революции», погибал от недуга на Капри. К нему с предложением своего мало опробованного лечения методами рентгеновского облучения и отправился врач, исследователь иммунитета Иван Иванович Манухин. Горький остался жив.

Впоследствии это событие спасло как самого Манухина, так и великого князя Гавриила Константиновича, который вместе с другими великими князьями после Февральской революции оказался в Петропавловской крепости. Дело в том, что весной 1917-го Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства предложила Манухину работать врачом Трубецкого бастиона, где содержались царские сановники. Впоследствии той же деятельностью он занимался при большевиках. И при содействии Горького Манухин сумел спасти от казни многих, не только великого князя и его жену, Наталью Барсову, но и, к примеру, Анну Вырубову. Потом, когда Иван Иванович был уже на краю гибели в стране победившего пролетариата, Алексей Максимович сумел выбить у Ленина разрешение для Манухина и его жены выехать за границу.

Ученик Сергея Боткина и Ильи Мечникова, Манухин был одним из самых выдающихся врачей и иммунологов своего времени. Он разработал не только радиобиологические методы лечения туберкулеза, но и сыворотку против сыпняка. Его очень ценили в Европе, особенно в Институте Пастера. Однако он обладал не только талантами и научными достижениями, без преувеличения, мирового уровня. Были также еще и порядочность, и невероятная ответственность за любое дело.

Зинаида Гиппиус, особенно сдружившаяся с Манухиным в голодном и ледяном Петрограде времен революции и Гражданской войны, находила в нем «…типичные черты русского интеллигента: крайняя прямота, стойкость и непримиримость выражались у него не словесно, а именно действенно… Он вечно бегал, кому-то помогал, кого-то спасал».

Иван Иванович Манухин закончил свою жизнь в Париже в 1958-м, уцелев после всех войн и революций, и обрел покой на знаменитом русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. А через несколько десятилетий живущий в России его внучатый племянник Алексей Говядинов прочел в журнале «Вопросы истории естествознания и техники» статью исследовательницы науки Татьяны Ульянкиной «Этот неизвестный известный Манухин». Дальше началась долгая работа. Он нашел душеприказчицу Манухина Ольгу Кошко, разыскал родных, много времени провел в архивах и библиотеках различных стран. С огромным трудом получил копии рукописи воспоминаний из Бахметьевского архива в США. Результатом всего и стала книга «Жизнь и призвание доктора Манухина». Предисловие к книге написала уже упоминавшаяся Татьяна Ульянкина.

Книга выстроена не совсем обычно. Вначале — воспоминания Ивана Ивановича, разворачивающие огромное полотно от благословенного детства в тверском городе Кашине до времен военного коммунизма и 1921 года, когда Манухин и его жена Татьяна по латвийской визе покинули Советскую Россию. Также в книгу вошли письма, отрывки из воспоминаний самых разных людей, которым повезло встретить Манухина на дороге жизни, и полемические статьи, возникавшие на страницах научных изданий после известия об очередном феерическом успехе ученого. Мемуары написаны ярко, сочно, с отчетливой точностью. И в то же время Манухин всегда дает какую-то обобщающую картину. Вот что, например, пишет он о Горьком: «Случалось мне как-то раз говорить с ним о несчастных людях, и я понял, что для Горького самые несчастные на земле люди были не материально бедствующие, а лишенные возможности развить или применить свои дарования, что существование не в рост природным данным — несчастье, горше которого нет на свете. И в этом суждении он проявлял свою творческую натуру, бессознательно воспринимающую творчество как особую силу жизни, которой суждены деятельность и развитие».
 
Вообще пролетарскому классику в книге уделено очень много внимания. Приводится ряд писем Манухина, связанных с лечением Алексея Максимовича. К слову, когда в русской эмигрантской печати возник спор о чудесном спасении великого князя Гавриила Константиновича из Петропавловской крепости, Иван Иванович яростно встал на защиту писателя: «Лавры» на голову М.Горького возлагают большевики за услуги, оказанные им Советской власти. Я же говорил не об услугах его коммунистической власти, а о добром поступке по отношению к князю Гавриилу Константиновичу».

Кроме этого представлены также письма Гиппиус и публикации самого Манухина, касающиеся его великих открытий. Наверняка историкам медицины будет интересна ожесточенная полемика вокруг достижений ученого, также вошедшая в книгу. «Ни один из современных естествоиспытателей, кроме И.И. Мечникова, я убежден, не сказал нам, целому поколению врачей, своими научными и философскими трудами так горячо и убедительно: берегите человеческую жизнь!» — писал Иван Иванович о своем учителе. Абсолютно то же самое можно сказать и о нем.


Татьяна Шабаева 

Русский врач на родине и в эмиграции

Литературная газета. № 27 (6515). 01.07.2015

Когда Ване Манухину, мальчику из благополучной и набожной купеческой семьи, было десять лет, у него стало портиться зрение. В надежде на чудо, не желавшая смириться с очками матушка повела его к знаменитому чудотворцу того времени – священнику Иоанну Кронштадтскому. Он указал мальчику Ване с молитвой промывать глаза холодной водой – и с Божьей помощью всё пройдёт. Но ребячья молитва не помогла, и Ваня на долгие годы решительно разуверился в православии. Он вернётся к вере спустя тридцать лет, когда после его стихийной и горячей мольбы к Богородице оправится от тяжёлого гриппа-«испанки» его умирающая жена.

Доктору Манухину не раз и не два придётся изведать крайностей. Знакомствами связанный с высшими кругами российского общества, вхожий в дома рафинированной интеллигенции, он в юности заделается революционером и, в жажде опрощенья, уедет, даже не сдав экзаменов в Императорской Военно-медицинской академии, вести врачебную практику в село под Мариуполем. Год адского, каторжного труда без помощников, без выходных, иногда без лекарств, с постоянными разъездами, в том числе ночными, когда все врачебные функции, вся ответственность за несколько десятков тысяч человек — от хирургии до родовспоможения — лежала на молодом враче. Огромная польза и бесценный опыт, который Манухин смог оценить только позднее.

Он продержался год и вернулся в Петербург, попутно ещё вызвав подозрения в неблагонадёжности и угодив под суд, что полностью излечило его от революционных настроений. Снова помогла удача: от тюрьмы Манухина спас случайный знакомец, знаменитый клоун Анатолий Дуров. Остепенившись, он с удвоенной энергией уходит в науку, открывает процесс лимфоцитоза. Ему покровительствовали Сергей Боткин и Илья Мечников — непримиримые научные оппоненты. Манухин пошёл по стопам первого, развил его теорию и сумел убедить второго в своей правоте. В 1913 году он находит средство борьбы с туберкулёзом, что для времени, когда туберкулёз считался приговором к медленной смерти, было почти равносильно тому, как если бы он открыл живую воду. Вторым человеком, на котором Манухин успешно испробовал свой метод, был Максим Горький, ставший с тех пор его другом, поклонником и покровителем. Именно Горький, когда после казней членов августейшей фамилии Манухин стал чувствовать жестокий внутренний разлад с большевистским режимом, выхлопотал ему разрешение уехать за границу. Впрочем, отъезд не принёс русскому доктору ни успокоения, ни комфортных условий работы.

Дело в том, что Манухин был именно слишком русский, воспитанный в гуманистической традиции, согласно которой врач не чувствовал себя вправе даже затребовать по справедливости полагавшийся ему гонорар. Считалось, что пациент даст сам — сколько может, если может. Во Франции, куда приехала чета Манухиных, всё было совершенно иначе: там, напротив, доктора перебрасывали друг другу пациентов, чтобы накручивать и делить гонорары. Исполнившись отвращения к этой практике зарабатывания на клиентах, Манухин в своём дневнике делает критическое противопоставление русских и французских врачебных обычаев. Но не только во Франции — нигде в Европе он не будет чувствовать себя достаточно на месте. Коллеги (в том числе и эмигранты из России) будут его обкрадывать, принижать значение его открытия, ему придётся снова и снова доказывать уже не раз подтверждённое… В этих хлопотах пройдёт жизнь русского врача, который лечил не только Горького, но и композитора Прокофьева, и Зинаиду Гиппиус, и английскую новеллистку Кэтрин Мэнсфилд, и просто множество людей, с которых ему по-прежнему совестно было требовать гонорар.

В конце концов о жизни и трудах Манухина расскажет его внучатый племянник А.В. Говядинов, который сумеет добраться и до дневников врача, и до существенной части его переписки — они-то и представлены в этой книге.


▲ Наверх