Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Лаптева Л.П. Русский историк-славист Александр Львович Погодин: Жизнь и творчество (1872–1947) / Людмила Лаптева.

Лаптева Л.П. Русский историк-славист Александр Львович Погодин: Жизнь и творчество (1872–1947) / Людмила Лаптева.

Автор(ы): Лаптева Л.П.
Год выпуска 2011
Число страниц: 148
Переплет: мягкий
Иллюстрации: есть портрет
ISBN: 978-5-98854-038-0
Размер: 215×145×6 мм
Вес: 160 г.
Голосов: 1, Рейтинг: 3.3
336 р.
Оставить отзыв

Описание

Книга доктора исторических наук, заслуженного профессора МГУ, преподавателя исторического факультета Л.П.Лаптевой является первой попыткой подробно рассказать о русском ученом-слависте, филологе и историке, преподавателе, публицисте А.Л.Погодине, в своих трудах опиравшегося на комплексное использование источников из разных дисциплин для изучения закономерностей развития человечества. Первая половина его научной жизни прошла в Российской империи, вторая — в эмиграции в Чехословакии. Составляющая приложение обширная подборка писем Погодина к разным адресатам дает представление о многосторонних связях и интересах ученого.


СОДЕРЖАНИЕ


Введение
 
Список сокращений

Источники и литература

Жизненный путь и научно-педагогическая деятельность в Варшавском и Харьковском университетах

Труды

   Славянские древности
   История Польши
   История Чехии
   История южных славян. Сербия
   Болгария. Зарубежная Русь
   Творчество в период эмиграции

Приложение. Письма в период эмиграции
   Предисловие
   Й. Поливке
   В.А. Францеву
   В редакцию журнала «Славия»
   А.В. Флоровскому


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ

В конце XIX – начале XX в. славяноведение в России достигло больших успехов, что позволило ему в первые полтора десятилетия выйти на мировой уровень по изучению многих аспектов духовной и материальной жизни зарубежного славянства. Прежде всего, большие достижения были сделаны в области славянского языкознания, а также изучения истории славянской письменности. В исследовании истории славян произошел переход к позитивизму, постепенно пришедшему на смену романтическому славянофильскому направлению. В исторической науке активно работала целая плеяда видных ученых – сторонников комплексного использования источников из разных дисциплин для выяснения закономерностей и других явлений развития человечества. К числу таких историков относится и А.Л.Погодин. Это был человек нового поколения, и хотя его учителем являлся знаменитый ученый романтического направления, а именно В.И.Ламанский, А.Л.Погодин был ему полной противоположностью как по методологии, так и по политическим взглядам. Но от своего учителя А.Л.Погодин унаследовал универсальность. Как и некоторые слависты XIX в., этот представитель нового поколения занимался всеми областями славяноведения: славянским и общим языкознанием, славянскими древностями, историей славян, славянскими литературами и т.д. и по всем этим дисциплинам оставил интересные труды. Впрочем, универсальность была предопределена не только традицией, но и в основном положением славяноведения в рамках гуманитарных наук. Дифференцированная по проблематике, славистика была не дифференцирована как предмет обучения и подготовки кадров. Во всех университетах России, где существовали историко-филологические факультеты, предметы славяноведения – язык, историю, литературу и пр. – преподавал один профессор. Такая практика предполагала широкую эрудицию преподавателя и стимулировала его научные исследования во многих областях славистики. А.Л.Погодин был таким эрудитом и универсалом, обогатившим своими трудами многие разделы славяноведения.
Жизнь профессора А.Л.Погодина пришлась на бурное историческое время. Он работал в Варшавском университете во враждебной к России и ее представителям обстановке. Пережил революцию 1905–1907 гг., политическую нестабильность в России в связи с обострением кризиса самодержавия, пережил аннексию Боснии и Герцеговины и Балканскую войну, Первую мировую войну и Февральскую, а затем Октябрьскую революцию 1917 г. Жизненный опыт сделал из него активного политического публициста, реагирующего на злободневные события, которые нашли свое отражение и в научных трудах А.Л.Погодина по истории и современному положению славянского мира. Октябрьская революция в России в 1917 г. заставила А.Л.Погодина оставить родину и искать пристанища и применения своих сил за границей. Таким пристанищем оказался Белградский университет в Сербии, где А.Л.Погодин прожил до конца жизни.
Бурные политические события, в которых жил и участвовал А.Л.Погодин, отразились на источниковой базе о нем, которая необходима для историка, задумавшего оставить память о деятельности этого ученого. Архивные материалы об А.Л. Погодине имеются лишь во фрагментах. Варшавский университет, где А.Л.Погодин проработал около десяти лет, в связи с Первой мировой войной был перемещен в Ростов-на-Дону. В процессе переезда и по другим причинам архив его почти не сохранился. Затем А.Л.Погодин профессорствовал в течение очередных десяти лет в Харьковском университете, архив которого погиб в период Отечественной войны 1941–1945 гг. и оккупации Харькова немецкими войсками.
Эмиграция А.Л.Погодина в 1919 г. была спешной, так что едва ли ему удалось взять с собой личный архив. Вторая мировая война и оккупация Сербии немецкими войсками не способствовали сохранению архивных бумаг. Личный архив А.Л.Погодина не известен, вероятнее всего, он вообще не сохранился.
Судьба этого блестящего и когда-то в России очень известного ученого оказалась весьма печальной. Он доживал свой век в нищете и одиночестве и умер в 1947 г.
Автору настоящей книги пришлось в течение многих лет по крупицам собирать сведения об этом русском слависте, на семьдесят лет забытом в его отечестве. В связи с последним обстоятельством долгое время отсутствовала и литература об А.Л.Погодине.
Настоящая работа является первой попыткой подробной характеристики жизни и творчества А.Л.Погодина. Рассеянность источникового материала, возможная его невыявленность и трудная доступность не исключают некоторых пробелов в освещении биографии, особенно в эмигрантский период его жизни. Дальнейшие исследования могут внести дополнение в описание судьбы одного из крупнейших представителей русского славяноведения первой четверти XX в. <...>