Серия: Ex cathedra
Система Orphus
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Поиск:       Искать

Расширенный поиск

Корзина пуста

Доброволицы: Сб. воспоминаний / Ред.-сост., автор вступ. ст., примеч. Т.В.Есина.

Доброволицы: Сб. воспоминаний / Ред.-сост., автор вступ. ст., примеч. Т.В.Есина.
Цена:
420,00 руб.

Издательство: Русский путь
Год выпуска: 2014
Число страниц: 368
Иллюстрации: вкл. 32 с.
ISBN: 978-5-85887-447-8
Размер: 220×150×20 мм
Вес: 540 г.

Публикуемые в настоящем сборнике мемуары — это еще несколько страниц из истории Первой мировой войны, перешедшей в России в войну Гражданскую.
Судьба женщин-мемуаристок оказалась сходной: совсем молоденькими, охваченные патриотическим порывом, они устремились на фронт, чтобы стать частью Русской Армии, воевавшей с внешним врагом. После раскола на белых и красных они вступили в Добровольческую армию и до конца прошли с ней тяжкий путь ее поражения, закончившийся для них утратой Родины.

(Голосов: 3, Рейтинг: 2.94)

СОДЕРЖАНИЕ


Т. Есина. Вместо предисловия

Т. Варнек

ВОСПОМИНАНИЯ СЕСТРЫ МИЛОСЕРДИЯ

(1912–1922)

Часть первая
НА ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ

Глава 1. В поисках себя

Глава 2. Отъезд на фронт

Глава 3. Лазарет в Жолкиве

Глава 4. «Бунт сестер»

Глава 5. Перевод во Львов

Глава 6. Рукопожатие Государя

Глава 7. В плену работы и тоски

Глава 8. Переход в другую общину

Глава 9. Житомирский этапный лазарет

Глава 10. Тяжкие дни в Риге


Часть вторая
КОГДА ФРОНТ РАЗВАЛИВАЕТСЯ

Глава 1. Рижский передовой отряд

Глава 2. С военно-санитарным поездом

Глава 3. Откомандировываюсь домой

Глава 4. Дорога на Кавказ

Глава 5. В родной Москалевке

Глава 6. Опасные визиты

Глава 7. Спасаясь от Красной армии

Глава 8. Возвращение в Москалевку. Жизнь сначала


Часть третья
В ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ

Глава 1. Переезд в Екатеринодар

Глава 2. Перемены в Москалевке

Глава 3. В походах с Терской дивизией

Глава 4. Долгий рейс

Глава 5. В отпуске по болезни
         Возвратный тиф
         В Туапсе на поправку
         Зеленые
         Провокация
         Под властью большевиков
         Прощай, Аня!

Глава 6. Возвращаюсь к работе
          Новые назначения
          Налеты «Ильи Муромца»
          Распределяя американскую помощь

Глава 7. Прорыв красных

Глава 8. За линией фронта

Глава 9. Отступление на Севастополь

Глава 10. На борту «Риона»

Глава 11. В Константинополе
 
Эпилог. Осень 1921 года
          Шипкинское «сидение»
          У беженцев нет перспектив


З.Мокиевская-Зубок

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ,

ЭВАКУАЦИЯ И «СИДЕНИЕ» В ГАЛЛИПОЛИ

ГЛАЗАМИ СЕСТРЫ МИЛОСЕРДИЯ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

(1917–1923)


Глава 1. Ростов-на-Дону

Глава 2. Второй Кубанский поход (1918)
 
Глава 3. Екатеринодар (1918)

Глава 4. На Москву (1919)

Глава 5. Отступление

Глава 6. Эвакуация

Глава 7. Галлиполи

Эпилог


М. Бочарникова

В ЖЕНСКОМ БАТАЛЬОНЕ СМЕРТИ

(1917–1918)


Глава 1. Ура! Я — солдат

Глава 2. У нас есть воровка

Глава 3. Батальон сформирован

Глава 4. Лагерь в Левашово

Глава 5. О печальном и веселом

Глава 6. Какие мы разные

Глава 7. Парад на Дворцовой площади

Глава 8. Бой в Зимнем дворце

Глава 9. Под арестом в солдатских казармах

Глава 10. Батальон расформирован

Глава 11. Разъезжаясь по домам…

Глава 12. Я командую сводным взводом

Глава 13. Мы вступаем в борьбу

Глава 14. В тюрьме

Глава 15. На Дон

Вместо эпилога. Судьба командиров и доброволиц


Приложение

Н. Стеблин-Каменская. 1-й Петроградский Женский батальон

П. Шагал. Женский батальон

Примечания


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ


В основу сборника положены мемуары из Вермонтского архива А.И. Солженицына,хранящиеся с 1996 года в Архиве Дома русского зарубежья, ныне носящего имя писателя. Они составляют фонд, обозначенный писателем как Всероссийская Мемуарная Библиотека (ВМБ).

В декабре 1975 года «Русская Мысль» опубликовала солженицынское «Обращение к русским эмигрантам, старшим революции». Александр Исаевич просил соотечественников, «живых участников» событий 1917–1922 годов, присылать ему свои воспоминания, свободные от «оболганий», «искажений» и «укрытий». Чтобы можно было по крупицам «самых простых жизней» объективно воссоздать нашу историю, чтобы не ушла «в беспамятность» та «бурная пора».

В общей сложности на призыв писателя откликнулись более тысячи эмигрантов, людей разных сословий, разбросанных по всему миру. Тогда и возникла у Александра Исаевича мысль создать Всероссийскую Мемуарную Библиотеку, «сгусток народной памяти и опыта».

Материалы ВМБ составляют основной архивный фонд Дома русского зарубежья. Сюда вошли: мемуары, дневники, письма русских эмигрантов, архив Великого князя Николая Николаевича, архив семьи философа Семена Франка, архив Леонида Зурова (секретаря И.Бунина), а также альбомы Александра Калугина — уникальное тематическое собрание газетных и журнальных статей из жизни русской эмиграции.

Мемуары, полученные Александром Исаевичем, разнятся по объему — от нескольких страниц до многотомных повествований. Писали крестьяне и фабрично-заводские рабочие, генералы и вольноопределяющиеся, мелкопоместные дворяне и столичные чиновники, купцы и духовенство, аристократы и техническая интеллигенция. И везде — конкретная судьба, неотделимая от исторических судеб России. Поэтому и темы общие: Первая мировая война, жизнь до и после революционных событий 17-го, разруха и голод, становление Добровольческой армии, Гражданская война, драматичный исход из России. Они привносят новые детали в известные события, которые порой выходят за хронологические рамки, очерченные Солженицыным.

Что естественно, значительную часть составляют воспоминания военных. Среди них особо выделяются воспоминания женщин — сестер милосердия, добровольно, по зову сердца (медицинские сестры тогда не были военнообязанными, как ныне: считалось, что тяготы войны по плечу только мужчинам) устремившихся на фронт с началом Первой мировой войны. Наиболее содержательные из них представлены в настоящем сборнике. Это воспоминания Татьяны Варнек, Зинаиды Демьяненко (по мужу Мокиевской-Зубок) и Марии Бочарниковой, которая к тому же была участницей Женского батальона смерти.

Молодые девушки, которым не было и двадцати, они стали не только свидетелями, но и активными участницами бурных событий времен Первой мировой и Гражданской войн.

По воспоминаниям Татьяны Варнек можно составить представление о деятельности Общин сестер милосердия в России . По окончании лучшей петербургской гимназии, еще окончательно не определившись с дальнейшим выбором пути, она поступает на курсы запасных сестер милосердия, что было модно в то время, предполагая, что полученные там медицинские навыки смогут пригодиться в быту. Кауфмановская община, в которую Варнек поступила в 1912 году, отличалась наиболее строгими правилами, и молодая девушка оказалась не готова полностью подчиниться им и бросила курсы. Но, как только летом 1914-го, когда она отдыхала в отцовском имении под Туапсе, ей на глаза попались «бумажки о мобилизации», она мгновенно принимает решение и возвращается в Петербург, чтобы снова поступить в общину и отправиться на фронт.

А дальше — страшный конвейер войны: раненые, бесконечная череда операций, когда даже не хватало пил для ампутаций, перевязки и работа, работа, работа... Но Варнек не жалуется. «Все сестры работали по доброй воле, идейно, и отдавали все свои силы и душу раненым». Видя, как иные работают с прохладцей, она вспоминает о себе и своей подруге по общине: «Мы сразу взялись за работу, так, как мы ее понимали, — работать хорошо нам не могли запретить... Мы же работали по-кауфмански — если не было дела, его находили: часто читали солдатам, что-нибудь рассказывали, писали для них письма. На свое жалованье покупали им леденцы, папиросы. Некоторых солдат помню и сейчас». Она даже могла противостоять врачу, если ее медицинский опыт подсказывал, что он не прав.

Навыки, привитые в Кауфмановской общине, не только помогли быстро освоиться в обстановке войны, но и сформировали характер, что особенно пригодилось, когда мировая война переросла в гражданскую. Тяжкий путь отступления Добровольческой армии, неравные бои, отсутствие нужных медикаментов и условий для раненых, голод, от которого гибли даже лошади, предательство врачей и санитаров. В таких обстоятельствах мера ответственности за раненых у нее стала еще выше. Делилась с ранеными последним, что у нее было. Если нельзя было помочь медикаментами, держала руку умирающего бойца ночь напролет. А когда добавился новый враг — тиф — и врач санитарного поезда закрылся от больных в своем купе, когда болели и умирали солдаты, офицеры и сами сестры, она, не думая о себе, помогала заболевшим сестрам. «Они бредили, метались, и их надо было крепко держать, чтобы они не упали на пол; я весь проход заложила нашими вещами, а сама забралась на них, чтобы было легче сдерживать сестер».

Даже покидая Россию на пароходе при драматических обстоятельствах (смерть родной сестры), она «была в отчаянии, что оторвалась от армии, осталась без дела и в штатской обстановке. Но на другой день началась работа: среди беженцев было много больных и легкораненых, предоставленных самим себе». Какая поразительная верность долгу!

То же качество присуще и Зинаиде Демьяненко (по мужу Мокиевской-Зубок). Вместе с будущим мужем — фронтовым врачом — она прошла трудный и горький путь Русской Армии с 1917 года от Ростова до Феодосийской эвакуации в конце 1920-го, оказывалась в самых горячих точках, принимала участие во Втором Кубанском походе, два с половиной года провела в тяжком Галлиполийском «сидении». Ее рассказ — это будни мировой войны, которая переросла в братоубийственную, когда она видела кровь и белых и красных, когда проводила дни и ночи, часто без сна и отдыха, с тяжелоранеными в неотапливаемых госпиталях, санитарных поездах и походных лазаретах, когда единственной пищей в лучшем случае было лишь мясо павших лошадей или соленая хамса. Но дороги войны не только разводили, но и сближали людей, завязывалась дружба, возникала любовь. Ярко описывая виденное и пережитое, она вспоминает людей, с которыми тогда сталкивала ее судьба, их поведение и характеры.

«Продолжением Тани Белобрагиной», сестры милосердия из эпопеи «Красное Колесо», назвал А.И.Солженицын автора воспоминаний. Встретившись с З.С.Мокиевской-Зубок в сентябре 1976 года, писатель подарил ей свою книгу «Август Четырнадцатого», сделав на титульном листе надпись: «Дорогой Зинаиде Степановне Мокиевской-Зубок, кто чудесньм образом оказалась продолжением Тани Белобрагиной, — с благодарностью, пожеланьями здоровья, бодрости, долгих лет. Оттава, 23 сент. 1976» (см. фото 26).

Мария Бочарникова, семнадцатилетняя сестра милосердия Русского экспедиционного корпуса в Персии, в мае 1917-го прочитав в газете о формировании боевого женского батальона, немедленно отправилась в Петроград, чтобы записаться в Женский батальон смерти и принести большую пользу Родине. Формирование 1-го Петроградского женского батальона закончилось в августе 1917 года, и записавшихся в него доброволиц отправили для обучения в пригородный поселок Левашово. Личный состав батальона составляли 1500 женщин (четыре роты по 280 человек, пулеметная команда, команды пеших и конных разведчиков, саперов, связистов, нестроевая рота, лазарет, обоз). Военному делу и обращению с оружием их учили мужчины — десять офицеров-инструкторов.

21 июня 1917 года командующий Петроградским военным округом генерал П.А.Половцев на площади у Исаакиевского собора вручил Женскому батальону смерти боевое знамя, а уже 23 июня женский отряд в составе двухсот человек был отправлен из Петрограда на Западный фронт. Командиру отряда прапорщику Марии Леонтьевне Бочкаревой была вручена сабля с золотым эфесом.

2-я рота, в которой служила М.Бочарникова, ожидала отправки на передовую 26 октября, но события повернулись иначе. 24 октября 1917 года по приказу штаба Петроградского военного округа батальон прибыл на Дворцовую площадь для парада (истинная цель — защита правительства, находящегося в Зимнем дворце). Разобравшись в ситуации, командир батальона увел его обратно, но по приказу Керенского 2-я рота, шедшая последней, осталась.

Толчком к написанию воспоминаний «В Женском батальоне смерти» послужила для Марии Бочарниковой ее переписка с писателем Леонидом Зуровым. В своих письмах она как участница Женского батальона смерти, волею судьбы оказавшаяся 25 октября 1917 годав Зимнем дворце, отвечала на его конкретные вопросы (в 50-е годы Зуров работал над историческим романом «Зимний дворец»; остался неоконченным). Существуют разные версии относительного того, как вели себя доброволицы, когда стали разворачиваться события у Зимнего дворца (струсили, сложили оружие, забрали оружие у юнкеров и отдали нападавшим и т.п.), Бочарникова называет их «клюквой».

Вот что она пишет Зурову:
«Я только что прочла роман Бориса Солоневича "Женщина с винтовкой". Роман составлен по присланным ему запискам женщины-офицера из отряда Бочкаревой. Относительно того, что происходило на фронте, я ничего сказать не могу, но описание боя в Зимнем Дворце, это, конечно, уже фантазия или ее, или же дополнение Солоневича. Т.к. там ни одного слова не говорится о нашем батальоне, а о 30 женщинах из отряда Бочкаревой. Да и участвовал в бою не весь батальон, а только наша 2-я рота. По крайней мере, нам говорили, что ком. бат. капитан Лосков на требование Керенского оставить 1 роту для защиты Дворца указал на нашу — лучшую благодаря командиру поруч. Сомову. Я Вам потом опишу подробно. И много еще другой "клюквы"»

И в следующем письме:
«Когда и как вызвали в Петроград? <здесь и далее курсив мой. — Т.Е. > 26-го мы должны были выступить на фронт, под Двинск. Мы (по крайней мере, наша рота) ничего не знали, что предстоит защита Дворца. Прошел слух, что рабочие завода "Нобель" отказываются давать горючее, и мы идем после парада на охрану завода. Кто пустил этот слух — неизвестно. <.>
Как добрались до Петрограда? Поездом, а со станции — до Дворца пешком, с песнями.
<.> Во время парада командовали 2-й ротой пор. Сомов и Верный. <... >
Одеты были хорошо. Пригнанные шинели, серые папахи и сапоги. Погоны, точно не помню, малинового, мне кажется, темно-красного цвета, без надписи. Винтовки 3-х линейные. <... >
Что видели в городе? По улицам много народу, особенно шаталось много солдат, но никто из публики не подозревал (по-видимому), что идет Женский Батальон. Многие с панели задавали вопросы: "Товарищи, какая это часть?" Но ответа не получали. <...>
Погода была пасмурная, насколько помню.
После парада весь Батальон ушел обратно в Левашово, а наша рота составила винтовки в "козлы". Некоторое время оставалась на площади перед Зимним Дворцом (там же происходил и парад). А затем нас ввели в покои Екатерины Великой.
Какие части находились во Дворце? Михайловское артиллерийское училище, юнкера Северного фронта, казаки ушли, отказавшись защищать Дворец».

После расформирования батальона Бочарникова вступила в Добровольческую армию и прошла с ней горький путь поражения, потеряв и любимого человека.
«Я замужем не была, т.к. дорогой мне человек, капитан Аркадий Михайлович Языков, был оставлен в госпитале больным при отступлении из Екатеринодара. Его большевики больного засадили в подвал на 1 месяц. Затем предложили перейти к ним на службу. Он отказался, и был немедленно расстрелян. Я ничего не знала о его судьбе и, очутившись за границей в 1920 г., начала его разыскивать по всему свету в продолжении тридцати трех с половиной лет. И, уходя в Инвалидный дом, в последний раз сделала объявление в "Русской Мысли", "Русских Новостях" и в Германии в "Воле" и "Идее". И сразу получила из Германии два письма: от его сестры и однополчанина, сообщивших мне о его расстреле. Сестра его после ухода Белой Армии ездила в Екатеринбург в ЧеКа, где и узнала подробности о его расстреле».
В конце своего повествования она говорит о том, что ей стало известно о судьбе некоторых командиров и доброволиц Женского батальона. В частности, упоминает капитана 3-й роты Шагала и его жену, бывшего фельдфебеля Стеблин-Каменскую. Воспоминания Павла Шагала и Наталии Стеблин-Каменской о Женском батальоне смерти, которые с 2013 года также хранятся в Архиве Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, даны в Приложении.

Судьбы трех женщин на фоне Великой войны (так современники называли Первую мировую), перешедшей в Гражданскую, яркие воспоминания самих участниц событий, добровольно ушедших на фронт, переживших тяжелые утраты и вынужденных начать новую жизнь на чужбине, — это еще одна страница Истории России. 

Т. Есина 

РЕЦЕНЗИИ

Читаем вместе. Декабрь 2014

Переиздание сборника «Доброволицы» с исправлениями и дополнениями говорит о востребованности этого проекта. В основу сборника положены мемуары из Вермонтского архива А.И.Солженицына, который в 1975 году через газету «Русская Мысль» обратился к старшим представителям эмиграции с просьбой собирать и присылать воспоминания для составления Всероссийской мемуарной библиотеки. Первая мировая война, революция и Гражданская война в России, жизнь вне родины стали главными темами огромного количества рукописей, присланных в ответ на обращение. Мемуары трех известных эмигранток: сестер милосердия Татьяны Варнек и Зинаиды Мокиевской-Зубок, участницы женского батальона защиты Зимнего дворца Зинаиды Бочарниковой — опубликованы в сборнике.



▲ Наверх