Серия: Российский военный сборник
Система Orphus
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Поиск:       Искать

Расширенный поиск

Корзина пуста

Окороков А.В. Особый фронт: Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны.

Окороков А.В. Особый фронт: Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны.
Цена:
210,00 руб.

Автор(ы): Окороков А.В.
Издательство: Русский путь
Год выпуска: 2007
Число страниц: 288
Иллюстрации: есть
ISBN: 978-5-85887-237-5
Размер: 217х147х21 мм
Вес: 480 г.

О Второй мировой войне написаны тысячи книг и статей. Однако до недавнего времени существовала область, выпадавшая из орбиты внимания исследователей — материалы, созданные немецкими пропагандистскими службами с целью разложения частей Красной армии, психологической обработки советских граждан, оказавшихся под властью германских оккупационных властей, работавших в Германии или служивших в созданных немцами «восточных формированиях». Они сыграли немалую роль в трагедии, которую пережил советский народ. Предмет настоящего исследования — ранее недоступные для отечественных историков документы, в том числе листовки, плакаты, периодические издания, выходившие на оккупированных территориях, и другие пропагандистские материалы.

(Голосов: 3, Рейтинг: 3.56)



СОДЕРЖАНИЕ


Вступление
Часть 1. Особый театр военных действий
               Кинопропаганда
               Радиопропаганда
               Печатные пропагандистские материалы
               Периодические издания
               Листовки
                    Примечания

Часть 2. Система подготовки пропагандистских кадров из числа советских граждан
               Курсы подготовки административного персонала для оккупированных территорий в Вустрау
               Курсы пропагандистов в Вульхайде
               Курсы пропагандистов РОА в Смоленске
               Школа пропагандистов РОА в Дабендорфе
               Подготовительные курсы пропагандистов РОА в Люкенвальде
               Курсы пропагандистов РОА в Риге
               Женские курсы пропагандисток в Пскове-Риге
                     Примечания

Часть 3. Война без линии фронта
                     Примечания

Приложения
               Приложение 1. Обзор деятельности отдела работ д-ра Тауберта (анти-большевизм) Рейхсминистериума пропаганды до 31.12.1944
               Приложение 2. Перечень газет, журналов и бюллетеней, выпускавшихся для оккупированных территорий
               Приложение 3. Манифест Союза борьбы против большевизма
               Приложение 4. Листовки, подписанные от лица генерала Власова и КОНР
               Приложение 5. Инструкция по организации и проведению пропагандной работы в русских частях
               Приложение 6. Образцы немецких пропагандистских листовок

Литература


ИЛЛЮСТРАЦИИ


Немецкие антисоветские плакаты Немецкие листовки
Немецкие антисоветские плакаты Немецкие листовки
  

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


Война — это не просто вооруженное противоборство враждующих сторон. Конечной целью боевых действий является выполнение комплекса задач, которые невозможно ограничить просто физическим уничтожением армии противника. А потому стремление повлиять на противника средствами пропаганды, дезинформации, запугивания и подкупа с древнейших времен является неизменным спутником всех войн.
Особое значение в противоборстве враждующих сторон является психологическое воздействие на противника, стремление так или иначе поколебать его веру в правоту защищаемых им идей, веру в будущую победу.

Массовая пропаганда, как оружие войны, получившее позже определение психологической, впервые появилась в ходе Первой мировой войны. Лидировали в ее применении англичане, располагавшие тогда наиболее развитой системой информации и техническими средствами.
На Германию, осуществлялась она главным образом в двух формах.
Во-первых, в форме фронтовой пропаганды, т.е. в виде миллионов листовок, обращенных к немецким солдатам. Через солдат листовки проникали и на территорию Германии.
Во-вторых, в форме кампании, развернутой в прессе, которая благодаря своей организации и методам психологического воздействия доносила свои идеи до самых отдаленных уголков света. Идейным руководителем этого рода деятельности начиная с февраля 1918 года являлся лорд Нортклифф. Он объединил существовавшие в стране самостоятельные органы пропаганды и тем самым превратил новорожденную структуру в один из важнейших инструментов войны.

Самой действенной ложью периода Первой мировой войны, как отмечает немецкий специалист в области психологической войны Рудольф Зульцман, оказалось сообщение о том, что немцы перерабатывают трупы солдат, своих и чужих, на стеарин и на корм для свиней. Это сообщение вызвало во всем мире бурю негодования и послужило поводом для вступления Китая в войну на стороне Антанты. Только в 1925 году этот «факт» был публично опровергнут.

Работа лорда Нортклиффа и его коллег была по достоинству оценена немцами. Следствием этого стала подготовка к ведению в будущем тотальной пропаганды как в самой Германии, так и за рубежом. Не была забыта и «успешная» работа англичан в пропаганде ужасов.
Основным объектом немецких служб психологической борьбы стал СССР. Главная заслуга в пропаганде ужасов большевизма принадлежит ближайшему сотруднику Геббельса доктору Тауберту. Забегая вперед, заметим, что пропаганда ужасов широко использовалась и в годы Второй мировой войны. Причем всеми воюющими сторонами, независимо от степени и масштабности допускаемых зверств.

Сродни пропаганде ужасов и прием, направленный на формирование и усиление чувства неуверенности и страха. Его острие затрагивает самую уязвимую область человека — нервную систему, которая является верховным распорядителем» всех функций организма.

В 1938 году генерал Кейтель как представитель вермахта и Геббельс от Министерства народного просвещения и пропаганды заключили основополагающее соглашение о ведении пропаганды во время войны.
В том же году в вермахте началось формирование специальных рот пропаганды.

Согласно установкам специальной директивы по вопросам пропаганды немецким войскам предписывалось всячески подчеркивать, что противником Германии являются не народы Советского Союза. Более того, что германские вооруженные силы пришли в страну не как враги, а, напротив, как «освободители», стремящиеся «избавить людей от советской тирании».

...пропаганда должна была способствовать распаду Советского Союза на отдельные государства, но в то же время скрывать истинные намерения немцев относительно будущего этой страны.

Ожесточенное сопротивление Красной армии уже через два месяца после начала войны потребовало от отдела пропаганды вермахта внести коррективы в свою работу. К этому времени немцы уже изготовили и распространили 200 миллионов листовок. Это были главным образом краткие призывы переходить на сторону немцев, уничтожать командиров и комиссаров (в некоторых листовках за сдачу комиссара обещали 100 рублей) или просто маленькие книжечки с пропусками для целого подразделения в виде отрывных талонов. Они получили название «Для тебя и твоих друзей». Были и более сложные материалы, например многостраничные фотоколлажи, иллюстрировавшие прелести немецкого плена. Такой фотоальбом, отпечатанный тиражом около 2 миллионов экземпляров, был распространен за линией фронта в течение первых недель войны.
21 августа 1941 года вышла дополнительная директива о ведении пропаганды против Советского Союза. В ней говорилось: «использовать в пропаганде только негативные образы недостаточно. Помимо угроз, запретов и предупреждений должно подчеркиваться, что немецкий солдат пришел не для того, чтобы уничтожить социализм, но чтобы освободить русский народ от большевистского рабства и обеспечить социальную справедливость».
Следствием этой директивы стало появление огромного количества пропагандистских материалов, превозносивших достижения националсоциалистической Германии. Например, какие товары можно купить в немецких магазинах, как устроены немецкие школы и т.п. Из лагерей для советских военнопленных с пропагандистскими целями по приказу Гитлера было выпущено около 800 тысяч человек, главным образом выходцев с Западной Украины, из Западной Белоруссии и Прибалтики. По замыслам германского руководства, выпущенные на свободу военнопленные должны были стать проводниками «миролюбивой» политики Третьего рейха.
На первом этапе войны такая пропаганда имела некоторый успех.

Мероприятия в области пропаганды знаменовали собой решительный сдвиг в методике осуществления гитлеровской восточной политики. Однако это не означало внесения каких бы то ни было изменений в ее основополагающие установки. Речь шла о грандиозной пропагандистской операции, призванной заставить народы Советского Союза проливать пот и кровь ради победы германского рейха.
Именно эту цель преследовала начатая службой пропаганды вермахта акция, ключевой фигурой в которой стал генерал-лейтенант А.А. Власов, взятый в плен в июле 1942 года и давший согласие на предложение капитана службы пропаганды вермахта В. Штрик-Штрикфельдта создать и возглавить армию для борьбы против сталинской диктатуры.



РЕЦЕНЗИИ

Андрей Мартынов
Кровавый тиран-освободитель
Ложь и общественное мнение

НГ-Ex Libris от 02.10.2008 г.

Для ведения любой войны каждой стороне необходимо выигрышное идеологическое обоснование. Ведь именно благодаря ему сформированное общественное мнение внутри страны и на международной арене способно игнорировать отрицательные факты. Но в наиболее удачном положении оказывается тот стратег, которому удается навязать свой взгляд хотя бы части неприятельского общества и тем самым создать «пятую колонну».
Пыталась завоевать часть общественного мнения граждан Советского Союза и нацистская Германия после начала войны. Московский историк Александр Окороков рассматривает механизмы идеологического воздействия на советское общество, призванные к разложению неприятеля и формированию слоя коллаборационистов. Окороков анализирует различные формы влияния: кино- и радиопропаганда, периодика... Ученый реконструирует систему подготовки пропагандистских и административных кадров из числа бывших советских граждан. Окороков пишет о соответствующих курсах в Вустрау, Смоленске, Дабендорфе. В числе прочих рассматриваются и женские курсы пропагандисток в Пскове, Риге. В качестве иллюстраций приводится обширный фактологический материал — листовки, статьи, обращения коллаборантов.
Естественно, не все граждане СССР нуждались в подобной пропаганде. Миллионам жертв красного террора от времен Гражданской войны до процессов 30-х годов, раскулаченным крестьянам и многим другим не за что было благодарить коммунистический режим и защищать советскую власть. 22 августа 1941 года 436-й пехотный полк майора Ивана Кононова в полном составе перешел на сторону вермахта. Кононов потерял в результате репрессий отца и трех братьев и считал виновником своих бед «проклятого кровавого горного шакала Джугашвили-Сталина», как он изящно именовал главу советского государства в письме к историку-эмигранту Борису Николаевскому. У начальника штаба армии Власова генерала Федора Трухина отец арестовывался в качестве заложника, брата репрессировали. А вот генерал Власов честно заявлял: «Меня ничем не обидела Советская власть».
Окороков осуждает коллаборантов: «Не вдаваясь в детали правового аспекта этой темы, все же напомним, что независимо от каких-либо мотивировок нарушение воинской присяги и переход на сторону врага расценивалось как самое серьезное преступление — предательство». В качестве возможного аргумента ученый приводит русские пословицы: принял присягу — от нее ни шагу, помни присягу свою: будь стойким в бою и другие. Но это аргумент сомнительный. Те же русские пословицы осуждают труд — дураков работа любит, так что теперь — не трудиться? А что до нарушения присяги… Думается, любой человек имеет право на ошибку. В том числе право понять, что служит преступной власти. Другой вопрос, что, сражаясь со Сталиным, он защищал Гитлера, искореняя одни преступления (ГУЛАГ), он невольно потворствовал другим (Холокост). Что проявилось и в пропаганде. Коллаборанты, справедливо обвиняя коммунистов в кровавом расстреле польских военнопленных в Катыни, одновременно врали, что сдавшимся красноармейцам будет хорошо в немецком плену. Рассуждая о порочности колхозной системы, они скрывали, что оккупационной администрации выгодно ее сохранение. В итоге с листовок смотрел кровавый тиран Сталин, а с портретов «Гитлер-освободитель».
В свое время британский премьер Дизраэли Биконсфильд говорил, что «есть три вида обмана: ложь, грубая ложь и статистика». Очевидно, в то время еще не было военной пропаганды, иначе статистике пришлось бы потесниться.






Вернуться к списку

▲ Наверх