Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Фудель С.И. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 3: Наследство Достоевского. Славянофильство и Церковь. Оптинское издание аскетической литературы. Начало познания Церкви / Сост., подгот. текста и коммент. прот. Н.В.Балашова, Л.И.Сараскиной.

Фудель С.И. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 3: Наследство Достоевского. Славянофильство и Церковь. Оптинское издание аскетической литературы. Начало познания Церкви / Сост., подгот. текста и коммент. прот. Н.В.Балашова, Л.И.Сараскиной.

Автор(ы): Фудель С.И.
Издательство: Русский путь
Год выпуска 2005
Число страниц: 456
Иллюстрации: есть
ISBN: 5-85887-120-8
Размер: 217х153х23
Вес: 560 г.
Теги: Фудель
Голосов: 3, Рейтинг: 3.17
Нет в продаже
185 р.
Оставить отзыв

Описание

В трехтомном собрании сочинений религиозного писателя, испытавшего многолетние гонения в годы советской власти, Сергея Иосифовича Фуделя (1900–1977) наиболее полно представлены его завершенные произведения и материалы к биографии. В третий том вошли работы, посвященные творчеству Ф.М.Достоевского, славянофилов, о. Павла Флоренского.




СОДЕРЖАНИЕ


НАСЛЕДСТВО ДОСТОЕВСКОГО

ГЛАВА I. Владычествующая идея

ГЛАВА II. Детство и юность

ГЛАВА III. 40-е годы и начало «Двойника»

ГЛАВА IV. Тюрьма и переходный период

ГЛАВА V. Явление Христа в современности

ГЛАВА VI. Поиски праведников

ГЛАВА VII. Праведники Церкви

ГЛАВА VIII. Общее дело

ГЛАВА IХ. Оптина пустынь

ГЛАВА Х. Борьба за Церковь

ГЛАВА XI. Особенности искусства

ГЛАВА XII. Обретенный покой

Примечания

СЛАВЯНОФИЛЬСТВО И ЦЕРКОВЬ

Приложение 1. Возражения Хомякову протоирея Александра Горского и священника Павла Флоренского
 
Приложение 2. Католическое учение о грехе в Церкви оптинское издание аскетической литературы и семейство Киреевских

Начало познания Церкви. Об отце Павле Флоренском.

1. Основные данные

2. «Два мира»

3. «Сомнение»

4. «Триединство»

5. «Свет Истины»

6. «Утешитель»

7. «Противоречие»

8. «Грех»

9. «Геенна»

10. «Тварь»

11. «София»

12. «Дружба»

13. Послесловие

Приложение. Заметки по поводу «Экклезиологических материалов» отца Павла Флоренского

Комментарии

Указатель имен  

 

РЕЦЕНЗИИ


Книжное обозрение
Обзор подготовил священник Петр Иванов

Московские Епархиальные Ведомости № 3-4/2005 г.

Событием первостепенного значения является завершение «Собрания сочинений в трех томах» Сергея Иосифовича Фуделя (М.: Изд-во «Русский путь», 2001, 2003, 2005. 646+446+454 стр.). Сын московского протоиерея Иосифа Фуделя, известного по переписке с К.Леонтьевым, он очень рано стал добычей Гулага: первый арест в 1922 г., в 1932 г. снова арест, лагерь и ссылка, затем война и фронт, после чего третий арест в 1946 г. и ссылка. В Москву ему так и не было разрешено вернуться. С осени 1962 г. и до своей кончины в 1977 г. С.И.Фудель жил в тяжкой нужде и болезнях в городе Покрове Владимирской области. Страдания не сломили его, и, укрепляемый верой во всемогущую любовью Божию и в святость и спасительность Церкви, он написал ряд замечательных произведений, которые по четкости и выверенности формулировок, укорененности в Церковном Предании и ясности и красоте языка могут быть отнесены к классике русской духовной литературы ХХ в.
В первом томе читатель найдет «Воспоминания» и записки «У стен Церкви», которые показывают противоречивую и сложную картину церковной жизни в начале ХХ века. Второй том содержит произведения, крайне необходимые и церковным людям, и тем кто только начинает постигать истины Православия. «Путь отцов» раскрывает вневременность святоотеческого наследия, его значимость и ценность для сегодняшнего дня. «Церковь верных», «Причастие вечной жизни», «Записки о Литургии и Церкви», «Свет Церкви» — это повествование о том, как в Православной Церкви обретается счастье богообщения, открываются пути внутреннего духовного созидания и жертвенной любви. Третий том включает замечательное исследование о творчестве Ф.М.Достоевского, о его духовных поисках. С.И.Фудель настаивает на том, что весь путь писателя в литературе был восхождением к постижению истин Православия. Здесь же две статьи, связанные общей тематикой: «Славянофильство и Церковь» и «Оптинское издание аскетической литературы и семейство Киреевских». Завершает том анализ богословия отца Павла Флоренского, с которым автор был знаком лично, — «Начало познания Церкви».


Игорь Шевелев
Книга собеседника
Вышел трехтомник потаенного мыслителя ХХ века

«Российская газета» (Центральный выпуск) N3754 от 25 апреля 2005 г.

Когда издается много книг, самые замечательные почему-то остаются незамеченными.


Лишенные шума бойкой молвы, они словно оставлены до той поры, когда шум времени спадет и останется то, что пришло надолго. Таковым, безусловно, является 3-томное Собрание сочинений Сергея Иосифовича Фуделя (1900–1977 гг.), одного из потаенных христианских мыслителей, который соединил русский религиозный ренессанс начала ХХ века с нашими днями.
Трехтомник выходил в издательстве «Русский путь» при поддержке Министерства печати РФ и Фонда Александра Солженицына в течение пяти лет, а готовился к печати и того больше. Теперь он явлен на свет полностью, вобрав в себя воспоминания Сергея Фуделя, две сотни писем, богословские сочинения, книги о славянофилах, Достоевском, отце Павле Флоренском.
Сергей Фудель буквально родился на стыке двух веков — 31 декабря 1899 года по старому стилю, или 13 января 1900 года — по новому. Его отец Иосиф Фудель стал священником с благословения святых старцев Оптиной пустыни, был в переписке с Константином Леонтьевым, служил батюшкой при Бутырской тюрьме, близко знал Василия Розанова, Павла Флоренского.
Храня в себе эту традицию, его сын Сергей с юности не мог не оказаться в тисках советской власти. Многие годы он провел в тюрьмах и ссылках и одновременно с этим, зная семь языков, писал богословские сочинения, делал переводы, имел среди окружавших его близких людей непререкаемый духовный авторитет. Как раз об этом рассказывали на презентации в Доме русского зарубежья на Таганке его друзья и ученики.

На наши вопросы ответили редактор сочинений С.И.Фуделя писатель Людмила Сараскина и Наталья Дмитриевна Солженицына.

Российская газета | Как возникла эта работа над книгами Сергея Фуделя?
Людмила Сараскина
| В 1997 году Никита Андреевич Струве привез из Парижа четвертый «слепой» экземпляр самиздатской машинописи, которая называлась «Наследство Достоевского», и спросил, можно ли ее напечатать. Так началась эпопея, которая закончилась сегодня, когда мы представляем все три тома. О том, как все происходило, можно написать еще один том.
РГ | Кто для вас этот человек?
Сараскина | Нынешнее появление Сергея Фуделя в русской культурной и литературной жизни — огромное приобретение для нее. Он был «потаенным человеком», более 30 лет провел в ГУЛАГе, на себе испытал, что значит быть с Христом на Голгофе, пройдя Его крестный путь.
РГ | Как получилось, что Фонд Солженицына помог изданию трехтомника?
Солженицына | Можно ответить двумя словами: Божьим произволением, которое обычно маскируется цепочкой случайных или неслучайных событий. Еще в конце 1960-х — начале 1970-х годов я много слышала о Сергее Иосифовиче Фуделе, хотя, к огромному сожалению, не была с ним знакома. Он был духовным наставником моих близких друзей. Я знала, что в самиздате ходят его труды, но читала только издание «ИМКА-пресс» Ф.И.Уделов «Об о. Павле Флоренском». Тогда я не знала, что под псевдонимом скрывался Сергей Фудель. А в 1974 году нас выслали, и, прожив два года в Европе, мы оказались в американском штате Вермонт, в лесу. Почему я говорю об этом. Опыт эмиграции очень тяжел. Наша эмиграция была хуже, чем вынужденная, она была принудительная: нас физически выслали. Это больно, словно скачешь на одной ноге, а из другой, обрубленной, хлещет кровь. Это не преувеличение. И оказываешься вдруг в мире смещенных координат и масштабов. Несколько лет уходит на то, чтобы вообще понять, жив ты или нет. Я имею в виду, конечно, душу. Эмиграция — это мистический опыт, который я сравнила бы только с опытом умирания.
РГ | Одиночество?
Солженицына | У нас были друзья, настоящие, которые остались и по сей день. И все же действительно страшно одиноко. И в этом одиночестве были два человеческих голоса, которые стали нашими собеседниками, две книги. Одна — «Записи священника Александра Ельчанинова». И другая — «У стен Церкви» Сергея Фуделя, напечатанная «Посевом» в сборничках «Надежда», присылаемых из самиздата. Этот томик вышел в 1979 году, через два года после смерти автора. Эти записки донесли до нас его слово, а точнее, его дыхание.
РГ | А что именно в них?
Солженицына | В них все достойно внимания, но вот несколько выдержек, отмеченных рукой Александра Исаевича. Например: «Рядом с никогда не умирающей жизнью Христовой Церкви в церковной ограде всегда жило зло, и на это надо иметь открытые глаза, надо всегда знать, что “рука предающего Меня — со Мною на трапезе”. Иоанн Златоуст не боялся осознать и говорить о духовной болезни своей местной церкви. Иоанн Кронштадтский говорил: «Не узнав духа убивающего, не узнаешь Духа Животворящего. Только по причине прямых противоположностей Добра и Зла, жизни и смерти мы узнаем ясно и ту, и другую».
РГ | Вы говорили об этом с Александром Исаевичем?
Солженицына | Да, говорили и думали. Сергей Иосифович Фудель был для нас в эти годы собеседником и собеседником очень родным. Слова его воспринимались не как непреложная истина, но как камертон, по которому можно было выверять само направление мыслей. Для нас он олицетворял связь с церковной культурой высокого духа. И, кроме того, у него были очень современные размышления. Вот тоже отмеченное Александром Исаевичем словом «верно»: «В связи с непониманием молящимися славянского текста не только Писаний, но и многих молитв, в церкви можно наблюдать одно утешительное явление: непонятный текст часто как бы делается понятным через его церковный напев. Церковная музыка есть составная часть Священного Писания, она благодатна, и ее мелодии настолько слились за долгие годы с обычными для каждого верующего христианскими чувствами, что сделались смысловыми переводчиками незнакомого текста. Ключом церковной музыки открывается дверь нашего восприятия. Обратное этому мы имеем при оперно-концертном исполнении, когда текст и знакомой молитвы становится как бы непонятным от музыкального сумбура чувств».
РГ | То есть для вас издание трудов Сергея Фуделя было личным делом?
Солженицына | Когда в 1994 году мы вернулись в Россию, здесь расцветало книгоиздательство. Собрание сочинений Сергея Иосифовича Фуделя было объявлено издательством «Родник» еще в 1991 году, нам и в голову не могло прийти, что нужна помощь в этом издании. Если бы мы знали, то тогда же откликнулись бы немедленно. Тем временем мы познакомились и подружились с Людмилой Ивановной Сараскиной, которая потом стала редактором издания вместе с протоиереем Николаем Балашовым.
РГ | В чем необходимость этого издания именно сегодня?
Солженицына | До нас доходит много откликов по мере выхода томов, из которых ясно, что трехтомник воспринимается не только как память великому свидетелю событий ХХ века, но как нечто работающее на будущее русской культуры. Это замечательное свойство того наследия, которое оставил Сергей Иосифович Фудель. Я благодарна Богу, позволившему нам оказаться в нужное время на нужном месте, чтобы помочь этому изданию.

 

Роман Касабов
Святоотечeское литературоведение
Культура как воплощение божественного начала

«НГ-Религии», 20.04.2005 г.

Вышел последний том трехтомного собрания сочинений Сергея Иосифовича Фуделя (1900–1977) — классика христианской литературы XX века. Уже сейчас очевидно, что наследство его будет востребовано, пока хоть несколько живых душ будут стремиться «к духовной достоверности и к радости истинного, а не аллегорического общения с Богом».
Круг тем Фуделя ограничен наиболее животрепещущими вопросами последних дней: Церковь и ее двойник, «путь отцов», культура и культ. Но когда тему исполняет мастер, положим, Рихтер или Мравинский, вопрос «что?» отходит на второй план, уступая глубокомысленному обаянию «как?». О чем бы ни писал Фудель — о Достоевском ли, славянофилах или Флоренском, как в данном томе, — он остается певцом «любви и свободы» по преобладающей интонации.
«О любви и свободе все учение апостолов и отцов», — утверждает он в тексте о Достоевском. Потому так освежающе питательны писания Фуделя сейчас, во времена глобального оскудения и того и другого. Тем более что автор — наш старший современник, прошедший долгие годы тюрем, лагерей, штрафбата и ссылок. Такому верится. Впрочем, его тексты свидетельствуют сами о себе. Аристократическая деликатность мысли, простота и пластичность формулировок, изящная безыскусность — все это признаки лучших образцов святоотеческой прозы. Фудель и сам осознает важность для современности вопроса о стиле высказывания, ведь «человечество давно устало от слов, от “голых” слов о “высоком” еще более». Поэтому «мы ищем теперь простоты в слове, понятности, предельной сжатости и углубленности его — так, чтобы это написанное слово уходило корнями в иной, неумирающий мир». Сергей Иосифович такие слова находит.
Ограничимся несколькими примерами: «Мы верим в Любовь — вот что лежит нетленным зерном в скорлупе троического догмата, которому надо было бы учиться в семинариях не “по Филарету”, а “по Рублеву”». «Но если учителя и отцы делались неспособны к любви, то что оставалось их детям, кроме права заказывать ростбиф, подделывать векселя или, в лучшем случае, мирно играть в преферанс?» «Высыхает и каждый из нас, как только уходит от живой воды потустороннего мира в палящее марево дел, забот и страстей». «Через большие испытания мы вошли в новую церковную эпоху и больше всего боимся не уменьшения или, наоборот, увеличения церковных форм, а того, чтобы не потерять это дыхание Духа, созидающего или изменяющего обрядовые формы».
Ждет своей оценки Сергей Фудель и как литературовед. По трем томам разбросаны ценные, полные интуиции и методологические замечания для построения «альтернативного» литературоведения «духовной достоверности». Письма к сыну Николаю (Т. 1) и труд о Достоевском (Т. 3) особенно важны в этом отношении. Единственно слабым местом исследования о Достоевском является неожиданно жесткая полемика с Константином Леонтьевым. В ней Фудель без обычной для него чуткости применяет расхожие ярлыки «черного православия» к этому, в сущности, искреннему и оригинальному мыслителю большой силы и даже сравнивает его с Версиловым из «Бесов» и Ферапонтом из «Братьев Карамазовых».
Это тем более удивительно, что отец Сергея Иосифовича, протоиерей Иосиф Фудель, считал себя учеником Леонтьева и был издателем его работ. Для непредвзятого взгляда очевидно, что и Леонтьев и Фудель исходили из трепетной любви к Церкви, одинаково таинственно обоими ощущаемой, но обращались к разной аудитории в разное время и потому оттеняли разные ее стороны. Тем не менее этот досадный факт нисколько не умаляет значимости исследования, с «духовной достоверностью» вскрывающего всю иллюзорность таких ложных понятий, как «светская культура».
По определению Фуделя, «культура есть воплощение в земной среде божественного начала». Как и в отношении Церкви, речь может идти только о подлинной культуре и ее двойнике. «Что же касается тех людей, для которых нужна уже только “твердая пища” апостола Павла, то их, наверное, очень мало. Многие только притворяются, что они такие. Когда же они действительно будут такими, тогда они невольно и естественно и без пренебрежения к оставленному будут питаться душевно уже не Достоевским, но Словом Божиим и словами Отцов, писавших в озарении Духа». Остается отметить хороший вкус оформителей книги (какая редкость в наши дни!) и поблагодарить издательство «Русский Путь» и всех, участвовавших в работе над изданием.

Об авторе: Роман Робертович Касабов — секретарь кафедры библеистики Московской духовной академии.

 
Никита Струве

«Вестник РХД» №184, II – 2002

Старым читателям «Вестника» писания С.И.Фуделя (1900–1977) знакомы: в нем впервые были напечатаны, под псевдонимом С.Уделов (чтобы не ставить в опасность семью), главы из его воспоминаний и из его небольшой, но ценной книги о Достоевском, недавно полностью изданной в «Русском пути». У Сергея Иосифовича удивительная судьба, одновременно славная и многострадальная. Его отец — едва ли не первый священник в ХIХ столетии, вышедший не из духовного звания, а из интеллигенции, променявший карьеру юриста на пастырскую деятельность. Человек яркий и разносторонний: друг Константина Леонтьева, о котором написал книгу, вначале тюремный священник в Бутырках (куда много лет спустя попадет как узник его сын), он и в качестве настоятеля храма на Арбате продолжал уделять пристальное внимание милосердной деятельности. Благодаря отцу, С.И.Фудель застал в молодости, но в основном уже в годы революции то, что еще оставалось от блестящего духовного и религиозно-философского возрождения начала века, ездил в Оптину, слушал выступления Булгакова, был лично знаком с о. Павлом Флоренским и до конца жизни оставался верен своим первым наставникам. Но уже в 1922 году он был впервые арестован (всего арестов было три, последний в 1946 г.), и тут началась для него другая школа, школа тяжелых испытаний, продлившихся десятилетия, но и незабываемых встреч с исповедниками веры — от высоких иерархов до самых простых верующих. Прожив длинную жизнь, С.И.Фудель застал, после смерча гонений, восстановление Церкви, ее относительное благополучие, но уже без былой культуры, а часто и без духовного горения... В первом томе собраны разнообразные материалы. Впервые печатаются около 200 писем С.Фуделя из ссылки, начиная с конца сороковых годов, в основном адресованных сыну Николаю. Несмотря на их частный и семейный характер, они читаются с неослабевающим интересом: тут не только перипетии ссыльного житья и различных судеб, но сквозь бытовые наблюдения и отеческие советы вырисовывается образ автора, человека большой культуры, тонкого ума и взыскательной совести. «Мы живем так, чтобы во всем быть мудрым, — писал он сыну, — но эта мудрость должна сочетаться с простотой, с сохранением детского восприятия жизни, с чистотой не только сердца, но и ума. Как это сочетать... вот это и есть моя постоянная забота и скорбь от неумения сочетать». Фуделю казалось, что сочетать эти качества ему не удается, но читатель его писем постепенно проникается этой его заботой и скорбью, настолько она звучит правдиво...
Та же подлинность, какой-то безошибочный звук голоса, просвещенного, а в лучших местах и просветленного, исходят из прекрасных воспоминаний, где встают разные образы праведников или искателей правды. Обрисовывая их, С.Фудель не соблазняется идеализацией, еще меньше елейностью, сохраняя за собой право даже в праведниках видеть если не недостатки, то черты или проявления ограниченности. Так, о близком ему исповеднике архиеп. Афанасии (Сахарове) [проведшем 30 лет в лагерях и ссылках и ныне причисленном к лику святых], он пишет, что, хотя и готов поклониться ему до земли, но не может разделить его буквоедства и уставщичества. Тут мы подходим к основной теме жизни, а тем самым и всего того, что пишет С.Фудель и что так существенно именно сегодня: за церковью с маленькой буквы всегда стремиться к Церкви с большой буквы; за обрядоверием, православностью, авторитаризмом, замкнутостью — всегда помнить о Христе и о заповеданной каждому жертвенной любви. В фрагментарных записях, названных «Моим детям и друзьям» (несколько, впрочем, неровных), Фудель предупреждает, что «века благополучия во внешнем христианстве приучили нас как раз к тому, чтобы не делать над собой никаких усилий, не искать узкого пути. Отстоять два часа великолепное, многокрасочное богослужение, а потом ехать домой, чтобы есть пироги со всеми начинками, для этого не требовалось большого усилия...». В других местах Фудель еще суровее к устоявшейся религии, к узости и жестокосердию иных священнослужителей, да и мирян... Так тревога за Церковь, вернее, за наше общее непонимание ее таинственной сути и за нашу общую измену ее непостижимо-высокому назначению пронизывает всю книгу, благодаря чему эти письма, воспоминания, отрывочные записи становятся в ряд с самыми насущными духовными произведениями ХХ столетия.


Александр Гуревич

Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru, 27.05.2005 г.

<...>
В первый том собрания сочинений С.И.Фуделя вошли его «Воспоминания», собрание заметок и материалов «У стен Церкви», а также примыкающая по жанру к воспоминаниям работа «Моим детям и друзьям». Впервые собраны, прокомментированы и опубликованы письма С.И.Фуделя за последние 30 лет его жизни.
Работу над «Воспоминаниями» Фудель продолжал около 20 лет, постоянно добавляя новые главы и изменяя текст. «Воспоминанияз С.И.Фуделя — это духовный документ эпохи. Они охватывают значительный период от начала XX века до середины 70-х годов. Немало страниц своих воспоминаний Сергей Иосифович посвятил своему отцу — протоиерею Иосифу Фуделю, последним оптинским старцам, которых С.И.Фудель знал лично, епископу Афанасию (Сахарову), протоиерею Валентину Свенцицкому, С.Н.Дурылину и другим. Последняя, восьмая глава, написанная позднее, повествует о годах, проведенных С.И.Фуделем в тюрьмах и ссылках, и о встречах там с верующими людьми.
Первые пять глав «Воспоминаний» С.И.Фуделя (в несколько иной редакции) ранее публиковались под псевдонимом Ф.Уделов в журнале «Вестник РХД» (1976, № 117; 1977, № 121, 123). Полностью «Воспоминания» были впервые опубликованы в 1991 г. в журнале «Новый мир» (№ 3, 4).
Произведение С.И.Фуделя «У стен Церкви» состоит из различных выписок и заметок, сделанных автором в разные годы. В этой работе историко-философское завещание «Воспоминаний» получает богословское наполнение. «Жизнь определенно кончается, а в душе еще много невысказанного. Сил на что-то цельное и большое у меня совсем нет, а поэтому решил записать то, что успею, в надежде, что и это может кому-нибудь пригодиться», — с присущими ему скромностью и смирением отмечает С.И.Фудель (т. 1, стр. 111). В этой книге С.И.Фудель с особой теплотой вспоминает своих духовных наставников и предшественников – епископа Фаддея (Успенского), архимандрита Серафима (Битюгова), протоиереев Николая Голубцова и Валентина Свенцицкого и многих других исповедников и мучеников за веру, с которыми С.И.Фуделя свела жизнь.
Выписки Фуделя, вошедшие в собрание «У стен Церкви», одновременно трогательны и духовно поучительны. Вот как, например, Сергей Иосифович описывает свои отношения со старцем Серафимом (Битюговым): «Около тепла святой души тает лед сердца. Мне трудно в каком-то смысле быть рядом со старцем, и в то же время, около него я снова, словно в материнском лоне. Может быть, и в лоне младенцы не всегда чувствуют себя уютно. Бесконечность человеческой заботы о всяком, кто к нему подходит, или кто нуждается в духовной помощи, в сочетании с уже не человеческой, но сверхчеловеческой силой, много духовного зрения, — вот как можно было бы приблизительно определить обаяние всякого истинного старца» (т. 1, стр. 113). Теплые, невыдуманные слова С.И.Фуделя могут помочь многим людям обрести тот духовный свет, который так трудно разглядеть в современной церковной действительности.
Книга С.И.Фуделя «У стен Церкви» — одно из наиболее известных его произведений, была широко распространена в самиздате. Впервые полностью она была опубликована в сборнике «Надежда» (вып. 2), подготовленном З.А.Крахмальниковой (Франкфурт-на-Майне, 1979). Отдельным изданием она была издана впервые в 1997 г. в издательстве Макариев-Решемской обители, а на английском языке — в 1989 г. в переводе С.С.Куломзиной.
Отдельными статьями представлены в собрании сочинений С.И.Фуделя воспоминания об отце Николае Голубцове, написанные автором, по всей вероятности, вскоре после смерти о.Николая в середине 1960-х гг., а также духовные заметки «Моим детям и друзьям», датированные 1955-1956 гг.
Первый том собрания сочинений завершается публикацией 194 писем С.И.Фуделя, написанных в 1946–1976 гг. и адресованных супруге В.М.Сытиной, сыну Н.С.Фуделю, дочери М.С.Желноваковой (Фудель), внучке М.Н.Казаковой (Фудель), а также друзьям и другим лицам. Это на сегодня наиболее полное собрание писем С.И.Фуделя, многие из которых имеют непреходящую духовную ценность.

Основу второго тома составляет подобранная и прокомментированная автором антология святоотеческих текстов «Путь Отцов». Первоначальная редакция этой антологии была завершена в Усмани (Липецкая область) 23 марта 1957 г., в Крестопоклонную субботу. В сентябре 1958 года пришел отзыв на неё от старца-епископа Афанасия (Сахарова): «Милость Божия буди с Вами, милый и дорогой мой Сереженька... Господь да поможет Вам шествовать “путем отцов”... Идея “монастыря в миру” для меня особенно дорога, и пропаганду ее я считаю совершенно необходимой... Ваша книга — прекраснейшее богословское обоснование возможности “монастыря в миру”, — что писания отцов-аскетов могут быть полезны не только монахам, но и мирянам… Я очень бы хотел, чтобы ваша книга была напечатана. Знаю, что теперь это нелегко. Но если вы разрешите, я попытаюсь нащупать почву… С любовью обнимаю Вас и лобызаю, и паки прошу прощения. Спасайтесь о Господе. С любовью, богомолец Ваш, епископ Афанасий».
Книга «Путь отцов» состоит из 7 глав: 1) Первоисточная сила (о вере и памяти Божией), 2) О страхе Божием, 3) О духовном подвиге и благодати, 4) О воздержании и молитве, 5) О любви, 6) О молитве, 7) Осуществление ожидаемого (о плодах веры). В книге довольно мало авторских рассуждений. В основном она содержит отрывки из писаний святых и подвижников благочестия — авторов «Добротолюбия», Иоанна Златоуста, Иоанна Лествичника, Никодима Святогорца, Нила Сорского, Серафима Саровского, Игнатия (Брянчанинова), Феофана Затворника, Амвросия Оптинского, Силуана Афонского и многих других.
Первая глава антологии начинается со слов святителя Игнатия (Брянчанинова): «Пребудьте в любви Моей (Ин. 15, 9), — сказал [Господь] ученикам Своим. Что значит пребывать в любви к Господу? — Значит непрестанно памятовать о Нем, непрестанно пребывать в единении с Ним по духу». Сам Сергей Иосифович всей душой стремился идти «путем отцов», неукоснительно воплощать в своей жизни те заветы святых и подвижников, о которых он повествует в своей книге.
Впервые книга «Путь отцов» была издана в 1997 г. в издательстве Сретенского монастыря.
По времени написания (1959 г.) и по содержанию работа С.И.Фуделя «Церковь верных» примыкает к книге «Путь отцов». Первоначально эта работа считалась одним из приложений к книге «Путь отцов», но, по совету епископа Афанасия (Сахарова), автор выделил ее в отдельное произведение.
В основе еще одной работы С.И.Фуделя «Причастие вечной жизни», опубликованной во втором томе собрания сочинений, лежит статья Сергея Иосифовича «Об ощущении благодати», написанная в 1957–1959 гг. и первоначально также представлявшая собой приложение к книге «Путь отцов».
Здесь же опубликовано еще одно замечательное произведение С.И.Фуделя «Записки о литургии и Церкви», завершенное в период с 1972-го по 1976 г. Работа печатается по машинописной копии из собрания А.А.Бармина, сверенной с черновой рукописью из архива Д.М.Шаховского. Ранний вариант текста впервые был опубликован отдельной книгой в 1996 г. в издательстве Православного Свято-Тихоновского богословского института с комментарием Ю.С.Терентьева.
«Христианство, — пишет Сергей Иосифович в этой работе, — обрело свою постоянную духовную форму на Тайной вечере, и можно сказать, что христианство — это Тайная вечеря. Все христианство — в этом окружении учениками своего Учителя за бессмертной трапезой таинства: “Хлеб небесный и чашу жизни вкусите и видите, яко благ Господь”. Он — в центре, предающий Себя на распятие и уже предваряющий это распятие в том, что именно тут, за этим столом вечери Он отдает Свои тело и кровь на непостижимое сверхъестественное питание верующих. “Приимите, ядите: сие есть Тело Мое”. Узкий путь, на который повел за Собой Христос человечество после этой ночи, так явно превышает естественные склонности греховного человечества, что начало пути необходимо открылось сверхъестественным укреплением" (т. 2, стр. 287).
Второй том собрания сочинений завершается рядом меньших по объему статей богословской и церковной тематики: «Свет Церкви», «Соборность Церкви и экуменизм», «Священное предание», «Приступающему к крещению», «О церковном пении», «Записи об апостольских посланиях», «Итог всего».
В последней работе, написанной в конце 1976 г. или в начале 1977 г. и представляющей собой как бы духовное завещание С.И.Фуделя, автор еще раз свидетельствует о необходимости обретения каждым христианином любви Божией и «познания по действию Духа, во внутреннем своем человеке, Божественных тайн» (т. 2, стр. 399).

Только что вышедший из печати третий том собрания сочинений включает в себя работы, посвященные творчеству Ф.М.Достоевского, славянофилов (А.С.Хомякова и И.В.Киреевского), о. Павла Флоренского. В этот том вошли работы С.И.Фуделя «Наследство Достоевского», «Славянофильство и Церковь», «Оптинское издание аскетической литературы и семейство Киреевских», «Начало познания Церкви (Об отце Павле Флоренском)». Большинство указанных произведений опубликовано в новой редакции, на основе архивных материалов, черновиков и авторских автографов.
Произведение С.И.Фуделя «Наследство Достоевского» было издано отдельной книгой в 1998 г. в издательстве «Русский путь», «Славянофильство и Церковь» было опубликовано в журнале «Вестник РХД» (1978, № 125), а труд «Начало познания Церкви» впервые вышел отдельным изданием еще при жизни автора, в 1972 г., в Париже, в издательстве «YMCA-Press», под псевдонимом Ф.И.Уделов.

Собрание сочинений С.И.Фуделя готовилось к печати в течение около пяти лет (первый том вышел в 2001 г., а последний, третий, — в 2005 г.). Это, в значительной степени, было связано с тем, что за время подготовки рукописей к изданию был найден чрезвычайно богатый и интересный личный архив писателя, который позволил дополнить и существенно пересмотреть имевшиеся до этого тексты. Подробные комментарии, подготовленные протоиереем Николаем Балашовым и доктором филологических наук Л.И.Сараскиной, имеют значительную научную и практическую ценность.
Хочется надеяться, что прекрасно составленное и изданное трехтомное собрание сочинений Сергея Иосифовича Фуделя найдет своих благодарных читателей и во многом послужит их духовному становлению в наше, как всегда нелегкое и полное искушений и соблазнов, время.