Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Выступление на церемонии вручения

Литературной премии Александра Солженицына

27 апреля 2017 года


Сегодня, когда мы держим в руках 121-й номер этого великолепно изданного журнала, где содержание так гармонирует с формой, так хочется вспомнить о феномене создания «Нашего Наследия», ставшего одним из символов  перемен, начавших происходить в СССР во времена перестройки.

Советский фонд культуры, которым руководили Дмитрий Сергеевич Лихачев и Раиса Максимовна Горбачева, был организован как противовес чиновничье-бюрократическому идеологическому руководству в духовной жизни страны. Абсолютно новая организация, сразу заслужившая доверие тысяч наших соотечественников как внутри страны, так и за рубежом. 

«Проблемы, стоящие перед Фондом, огромны» — писал в 1988 г. инициатор создания «Нашего Наследия» Дмитрий Сергеевич Лихачев, открывая первый номер этого журнала Советского Фонда Культуры. — И главная задача Фонда — спасать духовно бессмертное от материальной смерти. Собирать, осваивать, сохранять.

Собирать, то есть оказывать помощь коллекционерам и в собирании, и в устройстве их коллекций в музеях, библиотеках, устанавливать самый факт наличия тех или иных культурных ценностей. Осваивать, то есть способствовать тому, чтобы люди знакомились с культурными ценностями, получали от них уроки красоты, мудрости, уважения к предкам, знания истории (истории культуры, прежде всего) — учились. Сохранять, то есть реставрировать, проводить консервацию, восстанавливать, помещать в музеи».

Именно этим возвращением подлинной русской культуры, включая и огромный массив наследия русского зарубежья, как какой-то град Китеж возникший перед обществом, и посвятил свою работу журнал «Наше наследие».
Уже первый номер вызывал просто «культурный шок». Еще держалась Советская власть, а читатели могли взять в руки издание, где были опубликованы материалы, связанные с Павлом Флоренским и Николаем Гумилевым, статья И.С.Зильберштейна о первом в мире Музее частных коллекций, заметки о создании Музея Бенуа в Петергофе, и духовно-религиозные письма Чаадаева, а также рассказ о находке неизвестного портрета работы Левицкого. Все это было представлено в прекрасном полиграфическом обрамлении. 

Статьи, посвященные иконописи и православным традициям, материалы о разрушенных церквях и усадьбах, произведения О.Э.Мандельштама, А.А.Ахматовой, В. Ф. Ходасевича, М.И.Цветаевой, В.В.Набокова, Н.А.Бердяева, Г.П.Федотова и многих других продолжали появляться на страницах «Нашего Наследия». Впрочем, сразу был взят курс на издание, посвященное именно синтезу самых разных видов и жанров. Здесь, наряду с литературными исследованиями, были и статьи по искусствознанию, и материалы по истории творчества великих русских композиторов, заметки о трагедии и триумфе русской архитектуры ХХ века. Недаром «Наше Наследие» и по сей день называют «Визитной карточкой русской культуры». 

Конечно, сейчас мы хорошо понимаем, что журнал продолжил прервавшуюся на семьдесят дет традицию издания лучших русских литературно-художественных журналов — «Мир Искусства», «Аполлон», «Старые годы», «Золотое руно». Говоря о преемственности. В редакционной статье к первому номеру «Аполлона» в октябре 1909 г. была сформулирована задача журнала: «Во имя будущего необходимо ограждать культурное наследие. Отсюда — непримиримая борьба с нечестностью во всех областях творчества, со всяким посяганием на хороший вкус, со всяким обманом – будь то выдуманное ощущение, фальшивый эффект, притязательная поза или иное злоупотребление личинами искусства». Эту линию тридцать лет продолжает «Наше наследие». В самые трудные времена журнал никогда не отказывался от своей принципиальной позиции — рассказ о выдающихся достижениях русской и мировой культуры должен быть подан читателям в самом достойном обрамлении. В связи с этим нельзя не отметить верного рыцаря журнала, его главного художника с первого номера, члена-корреспондента Академии Художеств Александра Алексеевича Рюмина.

Классическое оформление, тем не менее, не означает узколобого консерватизма. На страницах журнала соседствуют Репин и Фальк, Тышлер и Маковский, Малевич и Пластов, Хлебников и Есенин. Авангард и живопись великого русского реализма, книги футуристов, произведения художников, долгие годы бывшие в загоне при Советской власти сменяются шедеврами русской иконописи или материалами о музеях русской провинции. Тема наследия российских регионов — одна из магистральных в журнале.
И почти каждый из тысяч опубликованных материалов — это открытие. Требования к публикациям очень серьезные — все должно быть подготовлено в обрамлении самых тщательных комментариев. Недаром их готовят, как правило, лучшие специалисты в своей области.

Очень трудно среди моря вышедшего в журнале за тридцать лет выделить что-то особенно дорогое. И все-таки я, как директор издательства «Русский путь», выпустившего самое полное издание «Чукоккалы», вспомню публикацию «тайных страниц» легендарного альманаха, подготовленную незабвенной Еленой Цезаревной Чуковской. И, конечно, издание материалов из архива А.И.Солженицына, завершавшее этапный для редакции сотый номер.

Но «Наше наследие» — это не только журнал. Редакция в своем старинном особняке архитектора Дельсаля  у Садового кольца давно и прочно стала одним из самых известных культурных очагов Москвы, любимым местом московской интеллигенции.
Здесь постоянно проходят выставки. На них можно увидеть и картины мастеров, которые не могли по тем или иным понятным причинам показывать свои произведения в годы идеологического диктата, и фотовыставки, посвященные как памятникам прошлого, усадьбам и церквям, так и легендарным деятелям культуры. Как, к примеру, Д.С.Лихачеву или Тонино Гуэрра. Среди сотен экспозиций, состоявшихся в стенах редакции, не могу не вспомнить несколько выставок  Дмитрия Шаховского, автора памятника на могиле А.И.Солженицына.

Одной из самых престижных литературных наград в нашей стране стала учрежденная редакцией литературная премия имени Александра Блока, присуждаемая за исследования и публикации, посвященные историко-культурному наследию. Самые достойные литературоведы и историки искусства, говоря о которых таки хочется привести слова Марины Цветаевой «Уходящая раса — спасибо тебе», были удостоены этой престижной награды.

Также одной из самых престижных является учрежденная журналом премия имени Дмитрия Сергеевича Лихачева. Она вручается за заслуги в сохранении культурного наследия. Не могу не отметить, что этой наградой был удостоен замечательный просветитель, добрый друг нашего Дома русского зарубежья Сигурд Оттович Шмидт.

И, конечно, здесь, в Доме русского зарубежья, не могу не с глубокой признательностью отметить огромную роль, которую сыграла редакция журнала в деле возвращения в Россию наследия русского зарубежья. Чего стоит только одно письмо А.С. Пушкина. А еще — целые архивные комплексы И.А.Бунина, М.А.Алданова, последнего Главнокомандующего Русской армией генерала М.В.Алексеева, автографы Н.В. Гоголя, З.Н.Гиппиус, С.В.Рахманинова,М.И.Цветаевой, И.С.Тургенева, целые библиотеки книг, изданных как в дореволюционной России, так и в изгнании. Картины И.К.Айвазовского, Д.Г.Левицкого. А.Н.Бенуа, собрания реликвий пушкинской эпохи. Список можно продолжать долго.

«Наше Наследие» подтверждает свой высокий издательский статус не только самим фактом существования этого блистательного журнала, но и выпуском книг, многие из которых стали событиями в культурной жизни. Как не вспомнить «Берлинский дневник 1940–1945» княжны Марии Васильчиковой, замечательные мемуары генерала от инфантерии Н.А. Епанчина «На службе трех императоров», альбом «Серебряный век в фотографиях А.П.Боткиной». Большой резонанс имела также недавно изданная книга Адриана Васильевича Рудомино «От дымовой завесы до Библии Гутенберга. Воспоминания военных лет».

Завершая свое выступление, хочу сказать, что «Наше Наследие» — не просто журнал. Это замечательный, подлинный очаг русской культуры, сумевший не погаснуть в самые трудные годы и сыгравший огромную роль в деле просвещения и  сохранения великого духовного богатства России.