Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Презентация книги Ольги Седаковой «Апология разума»


Презентация книги Ольги Седаковой «Апология разума» прошла 20 февраля 2012 в Доме русского зарубежья им. А.И.Солженицына. Книга, в которую вошли эссе «Земной рай в ”Божественной комедии” Данте: о природе поэзии», «Мысль Александра Пушкина», «Символ и сила. Гетевская мысль в ”Докторе Живаго”» и «Апология рационального. Сергей Сергеевич Аверинцев», была недавно переиздана в издательстве «Русский путь». Во вступительном слове Ольга Александровна сказала о том, как связаны ее стихи и проза, образующие «единую вещь». Особенностью нового издания является вошедшее в нее новое эссе о Пушкине, выверенные ссылки и цитаты и предисловие профессора философии и директора Итальянского культурного центра в Москве Адриано Делль'Аста, которому и было затем предоставлено слово. Автор предисловия обратил внимание на то, что четыре из даров Святого Духа имеют «интеллектуальную» природу (дух Премудрости, Знания, Разума, Совета). Культура Нового времени привыкла противопоставлять разум сердцу, тогда как мысль Седаковой преодолевает это противопоставление, возвращая разуму способность к пониманию и чувствительность к тайне, способность быть источником веры, надежды и любви. Только такой «целомудренный» разум позволяет человеку обрести цельность. Затем выступила переводчик книги на итальянский Джованна Парравичини, остановившаяся на непривычном для Нового времени представлении о разуме как пороге, выводящем на тайну бытия, а не как об ограниченной человеческой мерке всех вещей. Сама личность и творчество Ольги Седаковой являются звеном в цепи русской и европейской культуры, чудом преемственности. Мыслитель и поэт в ее творчестве неотделимы, здесь все являет упоминавшееся уже целомудрие как путь к познанию и видению красоты. Главный редактор итальянского журнала «Новая Европа» Марта Карлетти Делль'Аста говорила о том, каким «обретением, утешающим событием» стала после падения коммунизма для журнала и для думающих людей в Италии встреча с О.А.Седаковой, автором, являющимся «человеком новой эпохи», не только выдающимся русским мыслителем и поэтом, но и «личностью европейского размаха». Именно таких авторов сегодня нужно читать, чтобы лучше осознать современное положение.
Социолог, философ и переводчик Борис Дубин подробно остановился на понятиях символа и силы, рассмотренных в эссе о гетевской мысли у Пастернака. «Сила» в мысли О.А.Седаковой — это творческая сила, открытость, возможность встречи с Другим. Это сила вдохновения, опыт Совсем Другого, дающий приобщение к целому, что и обеспечивается символом, соединяющим части в единое целое, в целостность, ис-целенность. Добровольность и непреднамеренность (момент игры) в такой встрече — позволяют по-новому говорить об общности, образуемой творческой силой, соединяющей самостоятельность и обращенность к другому, при-общающей к целому. Такая ис-целяющая мысль особенно важна после опыта катастрофы, после Освенцима и Гулага, это сквозная для всего творчества Седаковой мысль о счастье, о добровольном самоотречении, о хрупкости творчества, это обращение к нам — быть бережливыми. Тему силы и исцеления подхватила и писатель Ксения Голубович, говорившая о силе мысли самой Седаковой, отвечающей на боль современности. Эта книга пронизана болью. Только ограниченный просвещенческий разум отказывался понимать страдание. Подлинная мысль о счастье предполагает момент избавления от боли, освобождения, исцеления. Счастье освобождения и есть та сила, которая присутствует в книге, которую выпускает каждое предложение. Книга являет собою то, о чем она говорит. Это своеобразная аскетика ума, она учит, как быть умным сегодня, встречаясь с нашей обыденностью. Мысль здесь — не описание предмета, а действие, которые мы должны изобретать. Тему обыденности, с которой встречается разум, продолжила и философ Виктория Файбышенко. Книга противостоит не неверной модели разума, но новой, постразумной реальности. Если старый разум выступал держателем нормы и был своеобразной имманентной теологией культуры, то теперь на это место заступил опыт обыденного, повседневного. Именно с этим властным опытом обыденного имеет дело мысль Ольги Александровны, пробивая в нем брешь, ведь в этом опыте нет Я, нет Другого и нет общности, они даны лишь в качестве невротических наваждений. Книга делает что-то с наползанием новой страшной обыденности того, что меньше человека. Она открывает возможность другого рода общения, которое видит в Другом не дискурс власти или травмы, но свободное существо. Такая мысль вдруг становится историчной. Потому что теперь, после катастрофы, она уже не движется к финалу, финал уже случился. Будущее уже стоит над жертвами как целановское небо. Оно держится опытом рая, и опыт разума — это райский опыт. Историческое состояние есть память о рае. Такая мысль делается и мыслью политической, и именно автор книги держит в руках ключ к происходящим событиям, потому что дает видение такой возможности общения между людьми, которое делает их свободными.
Филолог и писатель из Самары Леонид Немцев остановился на особенности нашего времени как своеобразного нового Реннессанса, черты которого уловил В.Бибихин, Ольга Седакова — один из его представителей. Наша эпоха начинается с цивилизации Древней Греции, мысль которой с ходом времени претерпела своеобразную секуляризацию целостного и сакрального знания, от которой и освобождает нас мысль Седаковой, возвращая к подлинной глубине греческой рациональности: к возможности видеть невидимое, а не удостоверять чувства, к возможности двигаться к счастью (ведь оно, по мнению Сократа, есть осознанная добродетель, то есть принятое разумом решение). Тогда свобода — не причина поступка, а его предчувствуемая цель: разум освобождает. Мысль Ольги Александровны помогает сделать выбор в пользу высоких ценностей, ведь «создание великих вещей исходит из решения воспринимать великие вещи, и все это — проявление нашей единой обязанности использовать возможность деятельного мирного счастья». Эти большие вещи и ждут нас в гости, выпрямляя наше восприятие прошлого. Отказавшийся от них человек «предпочел не быть целым, а быть оригинальным, не быть счастливым и просветленным, а быть уникально несчастным», тогда как «давно уже нет ничего уникальнее, чем полноценность и счастье». Одна из главных темы мысли Седаковой — «ожидаемая миром дерзость» — чтобы мы отважились принять великое счастье и великие смыслы. Большие вещи ждут, чтобы нас наполнить, без них мы мыслим лишь в пределах собственной пустоты. Эффектом презентуемой книги может быть пробуждение сознания, возвращение к способности видеть невидимое или слишком большое. «Эта книга промывает глаза ради чистейшей возможности взора».
Философ Александр Марков говорил о поэтической форме книги  как форме надежды и благословения, форме невероятного счастья. Эта книга не привычное рассказывание истории, которое обычно представляет собой повесть о разлуке. История начинается там, где благословение заменяется на прощение, начинается с изгнания из рая. Здесь имеет место отказ от историзма прощения в пользу благословения, что позволяет выйти за пределы этой историчности — к надежде. Эта книга — подлинная апология человека. 
Журналист Ольга Балла говорила о том, что книга Ольги Седаковой дает ключ к корневым вещам нашей цивилизации. Речь здесь идет об области духовного, где интеллект лишь инструмент, правда, инструмент предельно отточенный, которым автор блестяще пользуется. Это не проза поэта, а жесткая аналитическая проза. «Апология разума» — своеобразное подведение итогов тысячелетнего вызревания рационализма в лоне европейской культуры. Седакова — представитель рационалистической традиции, если включить христианскую культура ума в историю европейского рационализма Однако, как и положено инструменту, рациональное суждение имеет свои границы, поэтому «о некоторых, еще более главных вещах мы молчим».
Глубокую и интересную рецензию на «Апологию разума», включающую мысль Ольги Седаковой в историю русской философии, прислал для презентации доктор философских наук, исследователь восточной патристики Юрий Черноморец (Киев).
Самое интересное в ходе вечера было — неослабевающее и напряженное внимание зала, то самое вос-приятие и в-нимание, к которым возвращались докладчики, которые пробуждает в читателе книга.
Н.В. Ликвинцева

Ольга Седакова


Адриано Делль'Аста


Слева: Джованна Парравичини и Адриано Делль'Аста


Марта Карлетти Делль'Аста


Борис Дубин


Ксения Голубович


Виктория Файбышенко


Леонид Немцев


Александр Марков, Ольга Седакова, Наталья Ликвинцева


Ольга Балла




Итальянское и русское издания книги



ВЫСТУПЛЕНИЯ


РЕПОРТАЖИ О ПРЕЗЕНТАЦИИ




РЕЦЕНЗИИ


ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ