Серия: Российский военный сборник
Система Orphus
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Поиск:       Искать

Расширенный поиск

Корзина пуста

Из переписки о. Александра Шмемана с Н.А.Струве

Переписка опубликована в «Вестнике РХД» №190

О. Александр Шмеман был убежденным «движенцем» и деятельным сотрудником «Вестника РСХД», членом его редакционной коллегии в течение более 30 лет, до последних своих дней. В «Вестнике» печаталась главная книга жизни о. Александра — «Евхаристия», сначала в первом ее варианте, затем, после длинного перерыва (связанного с чрезмерной занятостью во главе Св. Владимирской семинарии и его апостольской миссией в США) в окончательной редакции. Также в «Вестнике» были напечатаны его три этюда о Солженицыне, едва ли не самое глубокое из того, что до сих пор было сказано о великом писателе (переиздавались отдельной брошюрой). В обширной переписке с Н.А.Струве имеются критические разборы журнала, предложения и обсуждение нужных мер для его улучшения. В 1975 году о. Александр писал: «Нигде не чувствую себя духовно так “дома” и у своего дела как в “Вестнике”». Приводим здесь ряд выдержек из его писем.


1.

 15.I. 1952

537 West 121 Street
New York 27, N.Y.

 

Дорогой Никита,

Спасибо за поздравления. Спешу Вас уведомить, что следующий отрывок Литургии «Двери, двери...» уже почти готов и будет послан через пять-шесть дней, самое позднее. Перерыв объяснялся только «обухом по голове» — сиречь Америкой для новоприезжего. Сейчас я снова засел за работу, и хотя времени и очень мало, но думаю присылать вполне регулярно. Только не надоел ли читателям мой «ультра-реализм»?

Насчет Гоголя-литургиста «хороших» мыслей не имею, и для юбилея моя оценка этого документа вряд ли подошла бы. Но здесь много интересных людей — поэтов, писателей и т. д. — «грядущих» к Церкви: не хотите ли, чтобы я попросил одного из них? Надо давать им «высказываться», и мне кажется, что «Вестник» очень бы выиграл, сочетав «ультра» с «оглашенными». Как Вы думаете?

Очень по Вас соскучился. Надеюсь быть в Париже в июле и уже мечтаю. Тону в работе...

In Christo Ваш

свящ. Ал. Шмеман

P.S. Предыдущую статью послал «спонтанно», а Ваше письмо получил уже потом! Так-то.

 

2.

19.II. 1953

Дорогой Nicétas,

Даже на Ваш ультиматум не ответил сразу, так как заболел и валялся, брошенный женой и забытый миром. Но, восстав, отвечаю немедленно:

1. ОК на «трапезу» Афанасьева[1] — если Вы согласны ждать до 15-го апреля. Я сдаю книгу 20 марта[2], предвижу, что сдам 1-го апреля (sic!) — а посему — не хочу подводить. Но трапезу уже прочитал и «жажду» высказаться.

2. Объяснение Литургии: первую статью — к 1 мая; вторую — в июне-июле. ОК?

3. Все copyrights переводов, адаптаций и т. д. на все мои opera omnia дарю Вам для бюллетеней на всех языках. «Крещение», между прочим, выходит здесь по-английски.

4. О Павле[3]. Конечно! О теме думаю уже три дня. По всей вероятности, не литургическая, не экклезиологическая, а очень мирская. Можно ли еще подумать? Но к 25 маю — sans faute! Размеры:

5. Журнал наш Вам будет высылаться — сейчас посылаю два первых номера.

6. Киселев[4], Луканен и Кє — по-моему, битая карта. Луканен больна, а Киселев думает, как бы не остаться вообще «на бобах». Посему все переворачиваю в голове — но нужно иметь представителя «Вестника», не обязательно из Движенского штаба. Пока не вижу. Подумайте и Вы. Увы. Движение здесь — потому что хочет быть Фондом — «кислое». О, святая дама Бедность!

О Вас думаю всегда с большой любовью. «Пророчества не угашайте».

Любящий Вас

свящ. А. Шмеман

 
P.S. Ваш «артикль»[5] — Ваша статья для Верховского просто прекрасна...

 

3.

 12 апреля 1953

537 West 121 Street
New York 27, N.Y.

Воистину воскресе! Милый Никита.

Поздравляю и Вас и всех Ваших с радостными и светлыми днями Пасхи.

К первому — в худшем случае к пятому мая, Вы можете рассчитывать на 1) продолжение Литургии, и 2) на разбор Афанасьева, хотя, может быть, печатать в одном номере разбор и статью — обе на литургические темы — скучновато?! Поступайте, как хотите. В дальнейшем надеюсь давать Литургию без перебоев, прошу Вас указать мне даты сроков сдачи манускриптов. От участия в «Павле», если позволите, воздержусь, а то обману.

Последний полученный мною номер (январь-февраль) очень хорош. Bravo за передовицы: правильный тон, скромно и хорошо. Вообще журнал производит отличное впечатление, но, конечно, я сужу субъективно. Я рад, что такой журнал существует. Как читатели? Если радуются, нужно благодарить Бога, что не все православные погрузились в египетскую тьму, здесь мне особенно очевидную. Ужасно бывает тяжело: видимо «духовности» недостаточно...

Хочу добиться статеек от одного из наших американских студентов, и от одного из русских. Ах, как жалко, что та «публика», которой здесь так много, молодежи, не читает по-русски. Насчет же Движения здесь — il ne faut pas se faire d’illusions![6]: у о. Киселева молодежи — кот наплакал, и как-то он ужасно не вдохновляющ и никого не привлекает. Съезд осенью (entre nous)[7] представляется мне неоправданной тратой денег, несмотря на радость встречи. Лучше было бы их дать на «Вестник». Но, по-видимому, у нас, русских, всегда все будет несуразно и несерьезно — игра в солдатики... Жду с нетерпением известий о Вашем съезде. Рецензия еп. Кассиана о Зандере из рук вон слаба; а рецензия о. Василия [Зеньковского] не менее безжалостна, если и более прилична по тону, чем рецензия Флоровского.

Летом еду в Канаду отдыхать и писать (учебник Литургики). Жалко, что Вы не делегат на «съезде», — было бы весело Вас повидать. Пока же обнимаю Вас и желаю Вам всего хорошего.

Итак: 1-го или 5-го.

С любовью Ваш, о. Александр Шмеман.

 

4.

 17 июля 1953 г.

c/o Troubetskoy, Labelle    
prov. de Qu
йbec, Canada

Милый Никита!

Читал Ваше письмо, сидя в раю, — на диком озере, в диком уголку французской Канады. Я тут на шесть недель и пишу по 5–6 часов в день, с перерывами для... нырянья и гребли — так что есть надежда, что нагоню упущенное в Нью-Йорке время. Милые хозяева построили здесь церковь — полнота бытия in actu!

О делах: статью «Богослужение и время» Вы получите в августе. Я ее только что перечитывал и, следовательно, она уже существует. Но до ее отделки я должен закончить работу «Le problème unioniste à Byzance» — для юбилейного сборника 1954 г., издаваемого в Chevetogne[8]. Я уже опаздываю, ибо срок был 15-го июля. В дальнейшем буду давать главы из своей Литургики, и другого ничего пока не обещаю, кроме рецензии на Афанасьева, которую надеюсь написать тут в Labelle. Насчет «Литургии»: я, должно быть, пропущу пока что Евхаристическую молитву, кот<орая> должна составить целую самостоятельную часть, а напишу прямо конец — т.е. о Причащении (уже написано en gros) и «С миром изыдем» (тоже существует первый draft). Что касается «экуменики», — то пока не обещаю. «Идейка» есть, но не хочу обманывать. Кроме всего, Карпович[9] просит статью для «Нового Журнала», а Флоровский требует монополии на Quarterly[10]. Мой paper на Лит. конференцию опоздал только потому, что мне его вернули за недостатком марок, а я был на океане, и пакет ждал меня в Нью-Йорке! Ведь вот не везет. Раз написал к сроку, но тут уже стихии вмешались. Заметьте, в последнем № «Н.Ж.», рецензию на «Вестник». Я продолжаю считать целесообразным а) изменение названия: Вестники всех сортов надоели. Suggestions: «Русло», «Церковь и жизнь»... Зa ne vaut pas cher — mais cherchez mieux[11]... б) указание как в «Пути»: «при ближайшем участии» или что-нибудь в этом роде, в) постоянные Chroniques — о Церкви, о мире??, о культуре (включая cinèma) и т. д. Editorials очень хороши и в правильном тоне. Нужны еще «комментарии» — бесстрашные: не забывайте, что Вы свободны... Пишите. Всегда Ваш

о. Александр Шмеман

 

5.

 21 августа 1971

 

Labelle, Canada

Дорогой Никита,

Не знаю точно, когда вы возвращаетесь домой из лагеря, я посылаю мою статью для № 100 моему брату Андрею на его службу, потому что боюсь потери рукописи: это единственный экземпляр. В Labelle у меня нет машинки — за это прошу прощения, может быть, кто-нибудь перепечатает.

Статью «Зрячая любовь. О Солженицыне II» отдаю, конечно, на Ваше редакторское усмотрение. Меня «Август 14-го» потряс, но м. б. Ваше истолкование его другое, чем мое. Буду ждать с интересом и волнением Вашей реакции.

Вы, должно быть, слышали уже о скандале Ульянова[12], о статье его в «Новом русском слове», где он «доказывает», что Солженицын — создание «шарашки» КГБ. Я не знаю, что гаже: ульяновская психология или НРС, зарабатывающее на каждом эмигрантском взрыве и под шумок рекламирующее произведение Ульянова, благо теперь найдутся любопытные читатели этого больного человека.

Лично я нахожу «Август» лучшим, до сих пор, произведением С., хотя другие, кажется, не разделяют моего мнения — даже те, кто его хвалит. Для меня это какое-то необъяснимое чудо. Я буквально не могу сейчас читать ничего другого, точно боюсь снизить и осквернить то, что дано мне Солженицыным.

Господь с Вами. Ваш всегда

А.Ш.

 

6.

 31.7. 1974

Дорогой Никита,

Получил № 111, который считаю весьма, весьма удачным. Ваш ответ X.Y.[13] (дательного падежа не употребишь) — in the right tone, очень хорош. Все, что нужно, Вы сказали, и сказали так, как нужно. В свете Вашего ответа реплика «самого»[14] кажется чуть-чуть слишком сердитой, особенно в последней фразе. Но у него явно свои счеты с этим типом интеллигенции, и вряд ли без причины. Кассиана[15] не прочел — no comments. С о. Геннадием[16], по существу, согласен; только я предпочитаю в этом — положительном — разрезе слово «символ». Символ — онтологичен, а миф всегда — историчен. Ну, на эту тему можно долго спорить, но, повторяю, со статьей его согласен. «Итоги» Флоренского — просто замечательны. Речь итальянцам сам слышал в Цюрихе в день ее произнесения[17]. Глава из «Круга» очень понравилась. Главное же рад, что это появляется в «Вестнике», то-то, поди, Гуль лопнет от зависти. «Вокруг Солженицына» — умно и без риторики. Мандельштамовский отдел — на пять с плюсом (откуда получили стихи? от Н[адежды] [Яковлевны Мандельштам]?). В «Судьбах России» — неожиданно порадовал Осипов[18]: трезвостью, умеренностью, to the point’ностью своего ответа Сахарову. Отклик на себя Х-а из Москвы так и не понял: или это что-то очень духовное и мне непонятное, или же немного мракобесие (вроде обличение о. Иоанном Кронштадтским] «театров и романов — читали бы жития святых...»). Библиография — хорошая, но, вообще говоря, — этот отдел у нас немного хромает, вроде как случаен. Понимаю, однако, что возиться с заказом рецензий дело трудное. Итак, поздравляю с несомненным успехом!

Получил оба Ваших письма и очень благодарю. Мое — как это всегда бывает — разошлось с Вашим. Буду ждать Вашей контр-реплики по еврейскому богословию, но продолжаю — впредь до того, что Вы меня переубедите, считать статью о. Сергия Булгакова не только не «непреложной», но ab initio неверной, не трезвой, полной ненужных заострений и даже фантазии (еврейство Адама, грядущее иудеохристианство).

Насчет CBS, я, кажется, писал, что нашел передачу прекрасной[19]. Все отзывы о ней — и устные и печатные — максимально положительные. Я убежден, что американцы впервые почувствовали Солженицына как человека и сразу — вне сомнений — как исключительного и большого человека. Написал ему об этом, но он ссылается на какие-то другие «реакции», о которых я ничего не знаю.

О названии «Вестника». Лично я не имею ничего против перемены названия, но не понял, будет ли он называться просто «Вестником» или «Вестником русского христианского движения», — с опущением только слова «студенческий». В этом втором случае, я предпочел бы так: «Вестник», а где-нибудь внизу, под указанием места издания — «Издание РСХД». Чем больше живу, тем больше убеждаюсь (вопреки ругани Верховского), что из всех эмигрантских движений и организаций, только наше Движение и оправдало себя, и потому где-то на обложке эта священная анаграмма должна бы остаться как наш «миф» или «символ»...

Храни Вас Бог. Не замотайте себя в конец. И, если будет минутка, пишите.

Всегда любящий Вас о. Алекс. Шмеман

 

7.

 четверг 15 мая [1975]

Дорогой Никита,

Пишу Вам, чтобы сказать: в этот № «Вестника» не ждите меня... Я совершенно, как загнанная лошадь, изнемогаю от суеты и дел, и всей работы, связанной с концом учебного года (24 мая), и все попытки закончить статью (ее конец мне не нравится) не удались. Надеюсь, что не подвожу Вас. Так же и с очередной главой из Литургии («Таинство Приношения»). Вчерне она готова, но нужно несколько дней работы и, хотя бы относительно спокойствия — а их, чем дальше, тем меньше, и уговоры Исаича «все бросить чтобы писать» звучат как sweet music to my ears... Заметьте, что, вообще говоря, мне очень жалко прерывать Литургию. И если у Вас место есть, и Вы согласны, то можно было бы, пропустив главу о Приношении, напечатать две главы (короткие), которые войдут в новую книгу telles quelles. Это «Целование мира» и «Двери, двери», напечатанные в «Вестнике»: первая, ноябрь-декабрь 1951 г. (VI); и вторая, янв.-февр. 1952 г. (I). Вместе — это всего 13 страниц. Если Вы решитесь на это (что мне было бы очень приятно, ибо, повторяю, перерыв я ощутил бы как некую измену...), то эти два отрывка так и озаглавить: Целование мира (первый) и «Двери, двери...» (второй); и на первой странице сделать примечание: «глава из книги о Литургии»[20]. Также — для общего стиля — не печатать примечаний и ссылок, которые я все равно перерабатываю для полного текста. Вообще — решение Ваше...

Ну вот — бегу на последнюю (!!!) лекцию этого года.

Обнимаю Вас и Машу[21], и буду рад, если напечатаете эти 13 стр., которые никто не помнит, но кот<орыми> я, в сущности, доволен.

Ваш всегда

А.Ш.

 

8.

 Дорогой Никита,

Получил сегодня Ваше письмо. Спасибо — а то я думал, что Вы совсем меня забыли. Я и сам огорчен отсутствием самого себя в № 115, ибо нигде не чувствую себя духовно так «дома» и у своего дела, как в «Вестнике». Но, увы, занятость моя в N.Y. такова, что иногда неделями не сажусь за стол, и это меня начинает удручать. Я не мню себя великим богословом, но на душе у меня две-три вещи — то, для меня, «единое на потребу», что хотелось бы написать, а жизнь буквально утекает, и во все ускоряющемся темпе. Однако, к № 116–117 посылаю сравнительно длинную главу о Литургии, которую сейчас, в лабельском блаженстве, заканчиваю.

 

9.

 Labelle, 26 августа 1975

Дорогой Никита,

Давно уже хочу написать Вам, чтобы поздравить с № 115! Он кажется мне очень удачным, и даже мои «критики» (если таковые есть) объясняются, скорее, личной аллергией — как, например, к любым писаниям Арсеньева»[22], что, конечно, не означает, что их не нужно (в меру) печатать. Литературно, по впечатлению, на первое место ставлю Бродского: у меня чувство, что я давно не читал столь совершенных стихов. И хотя его «мироощущение» вряд ли назовешь христианским, само чудо поэзии я лично всегда ощущаю как нечто религиозное. Изумительно. Очень хорош весь Тихоновский раздел и Ваша передовица. Хотя уж что-то очень мягкими и экуменичными стали мы по отношению к Карловчанам. Большей измены самой сущности, всему духу и тону (и потому заветам) п[атриарха]. Тихона, чем они, я себе представить не могу. Правда, в примечании к «крысиному» письму м. Филарета[23] — тон, который оно заслуживает. «Власовское дополнение» А.Т., должно быть, вызовет споры (уже Коряков[24] в «НРС» начал), но меня оно убеждает той правдой и человечностью, in which he is at his very best[25]. Мне в общем понравилась критика «Континента»[26], и мне кажется, что ответ на нее в «Русской мысли» бьет мимо цели. «Освободившаяся русская мысль» неудержимо превращается в болтовню, в какой-то мутный поток, в котором растворяется и разжижается трагедия и России и мира, действительно становится «фантастикой». И это еще цветочки — ягодки впереди...

Как всегда недостатки номера (знаю — невольные) вижу в 1) отсутствии библиографического отдела, рецензий на книги; 2) на этот раз — полное отсутствие «Запада» (кроме разве «духовной песни»). Я боюсь, без влияния А.И. — нового приступа анти-западничества, нового самоупоения своей судьбой.

В общем же, номер на уровне, живительный и дающий радость.

 

10.

 Labelle, 8 августа 1977

Дорогой Никита,

Получил № 121. Великолепие! Пишу это от души, не для комплимента. Хорош подбор, хорошо разнообразие, хорош уровень. Паки и паки — честь Вам и слава за — без всякого сомнения — лучший русский журнал. А теперь о том, что уже субъективно нравится больше, что — меньше; что представляется значительным, что — меньше.

Очень хорош, прост и высок, мне кажется, отзыв «Самого» о Шафаревиче — ибо о главном. Нравится статья Светлова[27] о Теленке, и «Москвитянина» о Ивасковском Леонтьеве[28]. Хороши: весь раздел о Франке (Ваше введение просто прекрасно) и о Фуделе.

Богословие: Клингера[29] еще не прочел; о. И[оанн] [Мейендорф]— все на месте, все правильно и предельно трезво; Барабанов: внушительно по учености, но почему-то меня не вдохновляет, м. б. потому, что вообще боюсь рассуждение об «эстетике». О Брянчанинове я спрашиваю себя — место ли такого рода, сугубо «духовным», писаниям в журнале). Боюсь, что тут оно звучит не так, как нужно. Люди разучились вообще молиться — а их в Православии сразу же зовут к «экумному деланию», да еще в сугубо монашеской его разновидности, и я по опыту знаю, сколь многих людей это ввергает в самую настоящую «прелесть», вовлекает в псевдо-духовность и псевдо-максимализм и духовно губит.

Ремизов никогда не увлекал меня: в его писаниях мне лично чудятся деланность, даже кривлянье, и все его «обезьяньи палаты» и чертовщина, пусть даже и самые что ни на есть «архи-русские», меня не убеждают. Это — литература для литераторов, для ценителей «штучек». Но отметить столетье было нужно.

Хорош Геллер — об Ерофееве[30]. О «37» — по статье Гиряева — у меня впечатление такое (как, впрочем, и о многом, что «оттуда»), что «культурой» там увлекаются, но ее не переварили. Авангард, но без самого войска, «хлеб режут бритвой» (Алданов). После «Архипелага» и «Августа» все это кажется не очень «веским».

Из сумбурного, елейного и злого письма Х. (ох, уж эти «небесники»), на которое Вы чудно ответили, с грустью выводишь только то, что велик сумбур в России, духовный и умственный сумбур, и «не у явися», к чему еще все это приведет. Вообще же говоря, тянет русского человека на Ферапонта, а если нет, то сразу «киригма» и «мифы». «Слова в простоте не скажут».

В целом же, повторяю, номер первоклассный.

Надеюсь, что Вам удалось отдохнуть, и соскучился по общению с Вами. Мы провели, слава Богу, очень хорошее лето. К 1 сентября пришлю свою злополучную главу. У меня чувство такое, что я разучился писать, все кажется не тем, и не так... Поэтому пишу и рву до бесконечности и, наконец, надоедаю самому себе, и сажусь читать. Прочел, между прочим, всех основных «nouveauх philosophes»[31], и хотя в каком-то смысле они «открывают Америку», да еще философствуют à la Saint-Germain-des Prés, полемику, страх и негодование, вызванные ими я считаю знаменательными. «Что-то» происходит, но, вот, более горестно ощущаю во всем этом слабость христианского вообще, и православного, в частности, свидетельства...

Буду ждать весточки от Вас. Мы в Канаде до 1 сентября.

Обнимаю Вас и Машу, привет детям.

Всегда Ваш

Ал. Шм.

 

11.

 

22 февраля 1982

Дорогой Никита,

Получил сегодня Ваше письмо и вот, сразу же отвечаю. 135-й № действительно очень удачен, хотя, несмотря на полную поддержку в необходимости «чествовать» о. П.Флоренского, я продолжаю не чувствовать его величия, в богословии во всяком случае. В нем, т.е. в его и мысли и образе, я вижу позу. Великий богослов, да и просто богослов, мне кажется, не сказал бы: «Я человек XVI-го века»; вообще не занимался бы выбором — в прошлом — своего «времени». Также различение эпох «органических» и «возрожденческих», с осуждением этих последних, не глубоко и не верно. Верно то, что обе так ск<азать> от христианства, в своем разделении одна от другой свидетельствуют о распаде в христианском мировоззрении, м. б. даже в самой вере. Богословие — смиренно и, в особом смысле слова — «безлично», и не уживается с позой...

Очень хорош Солженицын, да и вообще все в номере. А если не «хорошо», то интересно. Кто такой Назаров?[32]

Что касается открытого письма Д.Глебова (помнится, это имя уже встречалось в «Вестнике»), то, несмотря на ее действительно «благородный» тон, я все же не чувствую ни потребности, ни необходимости «высказываться». И вот почему: мне давно уже, в каком-то смысле, опротивело «заговаривание зубов» при помощи так ск<азать> «перенесения» обсуждаемого вопроса в некий «мистический» план. Почему нельзя по отношению к Церкви, да собственно и не Церкви в целом, а какой-либо одной «юрисдикции», говорить об ошибке, и называть эту ошибку, если она такова, — «религиозно-политической»? По-моему, не только можно, но и нужно. Митрополит Евлогий, под конец жизни, сделал ошибку — подчинившись Москве, не разобравшись, из-за своего, обострившегося в старости, национализма, в ситуации. Такую же ошибку он сделал, когда раньше — в 1936 или 35 году, ездил мириться с Карловчанами. Ошибка, может быть, есть разновидность греха, но она имеет свой собственный «статут» в «грехологии». Прославить новомучеников может не быть «грехом», но может быть ошибкой — хотя бы потому, что запутывает таких людей, как Глебов, в своеобразное мистической риторике, и еще в выдавании ее за церковно-самоочевидную.

 

12.

 10.4. 1980

Христос Воскресе!

Дорогой Никита, если вынести за скобки печальный факт катастрофической корректуры (жертвой которой, в сущности, являюсь я один), то № 131 следует признать первоклассным. Все, решительно, все, интересно, значительно, важно. Разве что Ходасевич заслуживает лучшего, более глубокого введения (а также сомнения: стоит ли печатать его шутливые экспромты, когда его изумительное творчество еще так мало «открыто»?).

Читая Флоровского и Булгакова, да еще в свете статей «оттуда» (Шеметова[33], «Вестник читают в России»), подумал о том, как нужно было бы хотя бы простое, но серьезное изложение «путей русского богословия» в XX веке. Боюсь, что углубляется страшная путаница, упрощенная поляризация и т.д. Теперь, со смертью последнего из могикан — Флоровского — это было бы возможным... Меня лично очень «подмывает» на это, но время... Вот прочтут выпады (во многом даже и правильные) Флоровского против «ренессанса», а затем Булгакова и т.д. — и какая каша из всего этого получится! Нужно прежде всего установить перспективу, удельный вес и т.д. Что Вы о сем думаете? Ведь вот, Флоровский: замечательный историк, нет слов, но ведь он так никогда и не объяснил, в чем сущность и, главное, метод «нео-патристического» синтеза. А это оказывается знамением, лозунгом. Развенчать «ренессанс» не трудно — но правильно ли такое развенчание без, одновременно, раскрытия и его — хотя бы исторической — ценности...

Говоря упрощенно, мне кажется, что основная ценность «ренессанса» — в постановке и заострении проблем; и гораздо меньше — в их разрешении. Каждый что-то увидел, услышал, и свое видение возвел в целое, не слушая других.

Проблемы — реальны, и сейчас ставятся еще острее, еще насущнее — самой жизнью. Решать их можно (или, лучше, — начать решать) только «переварив» ту эпоху, когда они ставились, открывались и, увидев, осознав их соотношение, сопряженность. Сейчас люди стоят перед «витриной» — выбирай что хочешь: «нео-патристику» или «добротолюбие», или «типикон», или «христианскую культуру»... Но Православие не есть витрина... В России люди, мне кажется, бросаются — кто на Флоренского, кто на Исаака Сирина, кто на «почвенничество», и уже отлучают друг друга (как и в эмиграции, впрочем). Сейчас, поэтому, так важно «служение?? оценки», приведение в порядок, нахождение критерия и метода, усилие «кафолизировать» русское богословие — являющееся все-таки единственным источником богословского возрождения Православия.

Своим Гучковым[34] Исаич меня опять порадовал. Все-таки сила его понимания, внимания, разгадывания — удивительная.

Ваш ответ демократическим зилотам и неофитам — очень хорош: не в бровь, а в глаз.

А документ чекистский, по-своему, потрясающ[35]. Как это Вы его выкопали? И, конечно, Вы правы. Это настолько же осуждение Церкви, насколько и ее своеобразное «оправдание». Были бы они все просто христопродавцами и «чекистами в рясе», не были бы нужны и эти «профилактики». Но, Боже мой, как все это печально...

Год прошел, как всегда, в безумной занятости «делами». Для работы — почти совсем потерянный. И когда придет конец этой занятости — не видно.

Пока же, обнимаю Вас, Машу и детей. Храни Вас Бог.

 

Публикация и примечания Н.А. Струве

 

ПРИМЕЧАНИЯ



[1] Рецензия на книгу о. Н.Афанасьева Трапеза Господня так и не была написана.

[2] «Исторический путь Православия» — первая книга о. А. Шмемана. Изд. имени Чехова: Нью-Иорк, 1952.

[3] Весенний съезд РСХД и попутный номер «Вестника» должны были быть посвящены ап. Павлу. Съезд успешно состоялся, но номер об ап. Павле не получился.

[4] О. Александр Киселев (1909, Тверь — 2001, Нью-Иорк) — активный член Движения в Эстонии. Выехав к концу войны в Германию, возобновил там «Вестник»; переехав через год в США, создал в Нью-Йорке Свято-Серафимовский фонд. В течение нескольких месяцев издавал Бюллетень РСХД. Движенческая деятельность в США, однако, не привилась.

[5] Речь идет о статье «Великие примеры» в сборнике Православие и Жизнь, вышедшем под редакцией С.С.Верховского в Чеховском издательстве в 1952 г. (переиздано недавно в Москве).

[6] Не нужно строить себе иллюзий (фр.).

[7] Общий съезд РСХД, запланированный в США, где и состоялся. Для дальнейшей деятельности РСХД он оказался малопродуктивным, как и предвидел о. Александр.

[8] Бенедиктинский монастырь в Бельгии восточного обряда, центр изучения Православия. Сборник отмечал 900-летие разрыва между Западной и Восточной Церквами.

[9] Карпович Михаил (1888, Тифлис — 1959, США) — историк, публицист, с 1943 года соредактор, а с 1945 — главный редактор «Нового Журнала».

[10] St Vladimir’s Quarterly — ежеквартальный журнал на английском языке, издающийся Свято-Владимирской семинарией в Нью-Иорке. Редакторами состояли, последовательно, Г.Флоровский, о. И.Мейендорф, Эриксон; ныне главный редактор Павел Мейендорф.

[11] Не бог весть что, но попробуйте найти получше (фр).

[12] Ульянов Николай Иванович (1904, Петербург — 1985, Нью Хеван) — прозаик, публицист. Его дикая выдумка была одним из первых проявлений в эмиграции комплекса «сальеризма» по отношению к Солженицыну.

[13] Х.У. — диссидент, затем эмигрант, Борис Шрагин. Наш ответ, озаглавленный «Утопия или маниловщина», перепечатан в сборнике Православие и культура. Москва, 2000.С. 39–42.

[14] Т. е. А.И.Солженицына.

[15] Кассиана — статья архиеп. Иоанна Шаховского «Теория двуправоручности святого Кассиана».

[16] Игумен Геннадий Эйкалович (род. 1914, Пинск) — богослов. Окончил экономическое отделение Варшавского университета в 1939. Окончил Богословский институт в Париже в 1951. Переселился в Америку в 1958. Ректор Свято-Тихоновской семинарии в South Canaan (Pennsylvania), позднее — приходской священник.

[17] Речь А.Солженицына при получении премии «Золотое клише» от Союза итальянских журналистов (30 мая 1974 г.).

[18] Владимир Осипов (род. 1939, Сланцы). В 1960 году выпускал самиздатский журнал «Бумеранг». В 1961 году арестован и приговорен к 7 годам строгого режима. В лагере обратился к православию. После освобождения жил под Москвой и основал самиздатский журнал Ошибка! Источник ссылки не найден.. В декабре 1974 года он был арестован и приговорен к 8 годам лагерей строгого режима. После освобождения 3 года жил в Тарусе под гласным надзором, работая грузчиком. После 1985 года выпускал ряд периодических изданий православной ориентации («Земля», «Земщина»).

[19] Первое большое телеинтервью, данное А.И.Солженицыным после высылки американской компании СБС.

[20] Перепечатка этих двух глав из первой версии «Литургии» не состоялась.

[21] Марья Александровна Струве (рожд. Ельчанинова). Жена Н.А. Струве, иконописица. Писала иконы для церкви Св. Владимирской семинарии.

[22] Арсеньев Николай Сергеевич (1880, Стокгольм — 1977, Си-Клифф близ Нью-Иорка) — религиозный мыслитель. Статья в N° 115 озаглавлена «О всепревосходящей реальности».

[23] Письмо митр. Филарета, возглавлявшего «карловацкую» юрисдикцию, митр. Иринею, при котором Американская Церковь получила от Москвы статус автокефалии, кончалось следующей фразой: «неужели Вы не видите,что на дне той квази-церковной советской организации (Московская Патриархия. — Ред.), с которой Вы связали себя, лежит дохлая крыса коммунизма». В примечании к этому письму мы оговаривались: «объективности ради печатаем это поистине страшное письмо митр. Филарета, исполненное духом злобы и гордыни».

[24] Коряков Михаил Михайлович (1911, Сибирь — 1977, США) после войны был сотрудником сов. посольства в Париже. Весной 1946 стал невозвращенцем, в 1950 г. переехал в США.

[25] в чем он проявляет себя наилучшим образом (англ).

[26] Журнал, основанный в 1975 г. в Париже писателем В. Максимовым. На первых порах о. Александр состоял в его редакционной коллегии.

[27] Светов Феликс (1927–2002). Писатель и критик «Нового мира», участник сборника «Из-под глыб». Арестован в 1985 г., автор романа Отверзи ми двери (Париж, 1978) о духовных поисках советской интеллигенции.

[28] Иваск Юрий. Константин Леонтьев. Жизнь и творчество. Берн, 1974. 430 с.

[29] Прот. Георгий Клингер (1918–1976) — православный польский богослов.

[30] Геллер Михаил Яковлевич (1922–1994). В конце 60-х гг. был вынужден уехать из СССР. Историк, критик. Статья посвящена повести Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки».

[31] «Новые философы» — так называлась группа молодых французских философов, которые под влиянием книг Солженицына отказались от своих маркситских убеждений и иллюзий.

[32] Назаров Михаил, работал советским коммерческим советником в Алжире, в 70-е годы стал невозвращенцем. Автор книги «Миссия русской эмиграции», втор. изд. Москва, 1994.

[33] Псевдоним С. Бычкова, диссидент, ныне журналист.

[34] Глава 42 из «Узла» «Октябрь Шестнадцатого», посвященная Александру Гучкову.

[35] «Отчет Совета по делам религии — членам ЦК КПСС: церковные кадры и меры по ограничению их деятельности в рамках закона», за подписью В. Фурова.

▲ Наверх