Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Мы начинаем наверстывать упущенное

Опубликовано в журнале «Моя Москва» №2, 2008 г.

Великий русский философ-идеалист Николай Александрович Бердяев с горечью заметил, что его знают во многих странах Европы, Америки, в Австралии… «Единственная страна, где меня не знают — это моя Родина». Подобное можно сказать о многих наших соотечественниках, которые волею судеб оказались за пределами России. Но времена эти, к счастью, прошли. Еще тринадцать лет назад в Москве возникла организация, которая поставила своей целью возвращение на историческую родину духовных ценностей, накопленных в эмиграции нашими соотечественниками. Одним из инициаторов этой громадной работы стал Виктор Александрович Москвин, кандидат исторических наук, директор уникальной организации «Общедоступная Библиотека-фонд «Русское Зарубежье». Наш корреспондент встретился с ним.

– Виктор Александрович! Что подвигло вас заниматься такой важной темой?

– Пожалуй, так было суждено. Сразу после школы в 1973 году я пришел работать в Останкинский дворец-музей. Моим коллегой был Борис Михайлов. Он разделял взгляды А.И.Солженицына, встречался с ним. Борис Борисович познакомил меня с запрещенной литературой, как эмигрантской, так и самиздатовской. После выхода «Архипелага ГУЛАГа» Б.Михайлов опубликовал на Западе открытое письмо в поддержку Александра Исаевича. Как водилось в таких случаях, власти решили его уволить. По советскому КЗОТу нельзя было уволить члена профсоюза без согласия профкома. Я предложил на выборах провести в профком наших сторонников. Получили большинство. Меня избрали председателем, а Михайлова — заместителем председателя местного комитета профсоюза. Вот такая история случилась в далеком 1974 году. Сейчас Борис Михайлов — известный в Москве священник.
В конце 80-х годов мы поставили задачу собрать здесь, в России, наследие русского зарубежья с тем, чтобы это наследие работало на настоящее и будущее России. Точкой отсчета начала нашей деятельности можно считать сентябрь 1990 года, когда мы провели первую выставку знаменитого русского издательства «YMCA-Press», возглавляемого Никитой Алексеевичем Струве, внуком знаменитого русского ученого и политика П.Б.Струве.
Выставка, проходившая в Библиотеке иностранной литературы, стала событием. Здесь впервые, не опасаясь репрессий, можно было прочитать произведения Н.А.Бердяева, отца Сергия Булгакова, А.И.Солженицына, Варлама Шаламова, не издаваемые в СССР. Н.А.Струве привез также 40 тысяч томов доселе запрещенных книг для того, чтобы люди могли их купить.
Во время работы выставки высказывались пожелания показать эти книги жителям российской провинции. И мы с Н.А.Струве подписали два договора: о создании читального зала «YMCA-Press» в Москве и об организации выставок в городах СССР. И уже на следующий год провели выставки в Музее им. А.С.Пушкина в Ленинграде и в Киеве. В 1992 году — в Твери, Орле, Ставрополе, Воронеже. Сегодня выставки прошли в 70 городах бывшего Союза и стран Восточной Европы от Владивостока до Берлина и от Архангельска до Баку.
В 1991 году было создано совместное предприятие — «Русский путь», которое кроме выставок стало заниматься изданием книг. А еще через три–четыре года, понимая, что не справляемся с все возрастающим объемом работ, я предложил Н.А.Струве создать «Библиотеку-фонд «Русское Зарубежье». Никита Алексеевич посоветовался с Александром Исаевичем и Натальей Дмитриевной Солженицыными, они поддержали начинание. Очень помогли префект ЦАО А.И.Музыкантский и Мэр Москвы Ю.М.Лужков — его роль была огромной. И в 1995 году такая организация была создана. Ее учредителями стали Правительство Москвы, Русский Общественный Фонд Александра Солженицына и русское парижское издательство «YMCA-Press».

– Какие экспонаты были первыми?

– Библиотека-фонд начиналась с небольшого здания, филиала районной библиотеки. А первые экспонаты поступили от учредителей — Солженицына и Струве. Александр Исаевич передал огромный архив возглавителя русской эмиграции в 20-х годах — великого князя Николая Николаевича, а также архивы секретаря И.Бунина Леонида Зурова, философа Семена Франка. Струве подарил Дому письма, фотографии, рукописи своего деда П.Б.Струве, Бердяева, Зайцева, Шмелева и других выдающихся представителей русского зарубежья.

– Сейчас Библиотека располагается уже в новом здании…

– В 2000 году к нам приехал Ю.М.Лужков. Он внимательно осмотрел наше строение, фонды и принял решение, что Библиотека должна быть расширена. Были выделены деньги, и в 2005 году мы открыли на Нижней Радищевской улице новое здание, в котором мы сейчас и работаем.
На открытии присутствовали Дмитрий Анатольевич Медведев и Мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков. «То, что произошло в 1917 году, в Гражданскую войну и в последующие годы — это исход из России, которая была по существу объектом еще одного совершенно дикого эксперимента, унесшего миллионы и миллионы жизней…
Сегодня мы с вами говорим, может, о какой-то одной молекуле нашего извинения в этом море страданий, которые принесла страна своим же, во многом — лучшим гражданам — генетическому фонду страны…» — сказал Мэр.

– В чем вы видите главное предназначение вашего фонда?

– Я считаю главными задачами нашего Дома — во-первых, найти, собрать и сохранить эти документы, во-вторых, сделать их достоянием народа. Ведь многое из того, что есть в трудах историков, литераторов, не утратило своей научной и общественной значимости и сейчас. Историки — академик Ростовцев, Георгий Вернадский, сын нашего знаменитого академика Вернадского… Философы Бердяев, Франк, Шестов, Зеньковский, Флоровский, Федотов…
Философия немыслима без работ Н.А.Бердяева, многие из которых сейчас переведены и изданы на разных языках. Работы отца Сергия Булгакова, как справедливо считает Н.В.Струве, сопоставимы по масштабу своему с богословскими трудами Фомы Аквинского… Мы очень часто не отдаем себе отчета, что мы потеряли в XX веке!
Наш фонд — это малая толика извинений перед миллионами людей, которые представляли лучшую часть России и которые были вынуждены уехать за ее пределы…
Многие из них прославили науку Соединенных Штатов Америки, Франции, Германии и других стран. У нас, например, хранится фотография Сикорского — создателя самых мощных самолетов Первой мировой войны «Илья Муромец» и «Русский витязь» на фоне его первого вертолета.
Недавно мы сделали фильм о В.К.Зворыкине, изобретателе телевидения, который первым в мире запатентовал кинескоп. Велик вклад наших соотечественников и в мировую культуру. Ростропович как-то заметил: «Если в XX веке из списка ведущих музыкантов и композиторов убрать русские имена, то… почти ничего не останется…»

– Ваша Библиотека — это целый научный комплекс. Расскажите о нем подробнее.

– Библиотека-фонд является крупным научным центром по работе с соотечественниками за рубежом и состоит из издательства, архива, собственно библиотеки, книжного магазина и киностудии, которую мы создали недавно. Здесь работает более 200 человек, среди которых — 6 докторов наук, 15 кандидатов наук, 41 научный сотрудник. Комплекс уникален еще тем, что он прекрасно оснащен технически. Работает 47 технических систем и подсистем, поддерживается необходимый для хранения материалов температурно-влажностный режим в хранилищах.

– Вы рассказали о первых экспонатах Библиотеки, что нового появилось у вас за последнее время?

– За 12 лет существования у нас появились жалованные грамоты Екатерины Великой, Петра I. У нас 598 писем А.Деникина! В Доме есть уникальные фотографии, картины, аудио- и кинозаписи 20–30 годов прошлого столетия. Все эти материалы и документы мы используем для подготовки фильмов-воспоминаний, которые ставит наша киностудия, при написании статей, книг. В 2007 году мы стали обладателями поистине бесценного клада – архива лейб-гвардии Гусарского полка. В нем есть фотографии Николая II в его бытность еще цесаревичем, которые никогда не публиковались. В том же году мы получили архив князя Г.К.Романова, единственного из оставшихся в живых сыновей великого князя Константина Романова, фотоальбом семьи Татищевых-Боткиных со снимками, сделанными на императорской яхте «Штандарт» в 1909–1910 годах. Очень интересные материалы завещал нам солист Донского казачьего хора имени Жарова Иван Ассур.

– В сферу вашей деятельности входят презентации книг, демонстрации фильмов, творческие вечера и выставки… И хотя и утверждает Ф.Тютчев: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…», вы ощущаете реакцию на эту работу?

– За один только 2007 год мы издали 20 книг, провели 23 выставки в разных странах мира — Германии, Австрии, Испании, Марокко, Таджикистане, Украине… На Украине, кстати, еще встречались с писателями и дискутировали, не только по литературным вопросам… Сейчас там стала модной тема геноцида украинского народа. Мы издали по этому вопросу книгу, которая показывает, что виной всему была политика Сталина в отношении крестьянства и в России, и Белоруссии, и на Украине. Книга уникальна тем, что это воспоминания сотрудника НКВД Гойченко, принимавшего участие в изъятии хлеба, т.е. это мемуары не жертвы, а палача.
Я убежден в том, что все, что мы делаем, способствует восстановлению исторической памяти народа. В середине 90-х годов мы с Н.А.Струве приехали в город Ливны Орловской области. В этом городе почти ничего не знали о своем великом земляке отце Сергие Булгакове. После нашего отъезда ливенцы по собственной инициативе издали несколько книг Булгакова и об отце Сергие Булгакове. Они переименовали Пролетарскую площадь в площадь отца Сергия Булгакова, установили памятник, сделали большую экспозицию в местном музее… Но это только один пример.

– Виктор Александрович, у вас есть сектор изучения СМИ…

– Этот сектор отслеживает русские издания, выходившие и выходящие за рубежом. В 1922–1924 гг. в Берлине, например, русских издательств было больше, чем немецких. Много газет и журналов издавалось в 20–30 годы в Китае, в Маньчжурии. Здесь вплоть до 50-х годов были русские высшие учебные заведения, русский театр.
Сейчас мы готовим к печати книгу «Русские в Конго».

– Недавно был конгресс русских писателей, живущих за рубежом. Ранее в Москве прошел фестиваль «Русская песня», в котором приняли участие наши соотечественники, живущие за рубежом. Виктор Александрович, влияние вашего Дома налицо!


– Нельзя, наверное, сказать, что это только наше влияние. Но то, что мы были первыми – это исторический факт. И, знаете, я даже рад тому обстоятельству, что мы в какой-то степени стали образцом для подражания. Потому как русское зарубежье — оно огромно! Точные цифры установить невозможно. После Гражданской войны за границей оказалось 2–3 миллиона русских.
Во время Второй мировой — 1–2 миллиона. Они либо были угнаны в плен, либо, побывав в плену и опасаясь репрессий, не возвращались на родину. Потом в 1991 году 25–30 миллионов русских людей в одночасье стали… иностранцами. Так что работы, границы которой обозначил наш Дом, хватит всем!

– Возможно, кто-то из наших читателей, прочитав ваше интервью, захочет приехать в Москву, поработать над интересующей темой…

– Если кому-то нужно поработать с документами, которые существуют в единственном экземпляре, тут действуют общепринятые мировые правила. Мы должны быть уверены, что имеем дело со специалистами. Архивные документы выдаются посетителям, которые приходят с письмом университета, редакции газеты, журнала и т. д.
Что касается литературы… В названии нашей Библиотеки есть одно значимое слово — «общедоступная». Школьники найдут литературу по учебной программе, пенсионерам тоже будет что почитать. Потому что кроме литературы русского зарубежья здесь есть издания классиков и современных писателей. Более пяти тысяч читателей-москвичей от близкого соседства с нашим Домом только выиграли.

– Благодарю, Виктор Александрович, за интересный рассказ. Желаю успехов в вашей работе.

Федор Пилюгин