Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Сгусток русской народной памяти

Опубликовано в газете «МК-Германия» №6, июнь 2009 г.


Библиотека-фонд «Русское Зарубежье» была создана в 1995 году при участии русского писателя Александра Исаевича Солженицына. При ее основании ставилась задача — сделать доступными для современного российского общества материалы, которые были сохранены или созданы в русском зарубежье. Для этого библиотека-фонд собирает рукописные и печатные материалы, созданные за пределами СССР в период с 1917 по 1991 годы.
Наш корреспондент встретился с директором Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына Виктором Александровичем Москвиным.
 
- И хотя первоочередной задачей был сбор материалов, свободных от советской цензуры, но мы расширили эпохи комплектования и сейчас также собираем материалы, создаваемые нашими современными авторами за пределами Российской Федерации на русском языке, — начал наш разговор Виктор Александрович.

- Вы занимаетесь только сбором найденных рукописей и старых изданий или также их переизданием?


- Первоочередная наша задача, конечно же, поиск и сбор литературы. На сегодня наш фонд состоит из более чем 75 тысяч книг. Большая часть из них — книги, изданные в эмиграции. Другая часть — книги по теме эмиграции, изданные в России. У нас также имеется собственное издательство «Русский путь». Оно печатает наиболее яркие и интересные произведения. В частности, воспоминания, входящие в серию «Всероссийская мемуарная библиотека», которую редактирует Наталья Дмитриевна Солженицына, вдова Александра Исаевича.
- Как финансируется издание книг, за государственный счет или же присутствует некая коммерческая составляющая?
- Книга книге рознь. Есть книги, которые даже приносят издательству некоторую прибыль. Например, мы опубликовали дневники известного богослова отца Александра Шмемана, жившего во Франции, а затем долгие годы в США, общим тиражом более 15 тысяч экземпляров. А это уже достаточно прибыльное издание. Все, что продается тиражом более трех тысяч экземпляров в течение полугода, приносит прибыль. Очень многие книги выходят тиражом в одну-две тысячи экземпляров. На них приходится искать средства. Они выделяются как по федеральной программе поддержки книгоиздания, так и московским правительством и частными фондами. До кризиса нам сильно помогал фонд «Вольное дело», созданный Олегом Дерипаской.
Нередко к нам обращаются частные спонсоры с просьбой издать воспоминания своих предков, дедушек-бабушек. Они сами спонсируют эти издания. Несмотря на финансовую поддержку, мы печатаем только те издания, которые написаны на достаточно высоком уровне и представляют интерес.

- Как происходит поиск рукописей и старых изданий за границей?


- По-разному. Например, совсем недавно мы напечатали воспоминания Дмитрия Абрикосова, последнего посла Российской империи в Японии. Очень интересные воспоминания. В них описана дореволюционная жизнь в России. Автор происходил из семьи кондитерских, как сказали бы по нашим временам, олигархов Абрикосовых. Им принадлежала крупная кондитерская фабрика в Москве. Автор описывает купеческую жизнь во времена своего детства, учебу в Московском университете, дипломатическую карьеру, которая завершилась в ранге посла Российской империи, а затем и Временного правительства в Японии. Абрикосов также описал последующую жизнь русского эмигранта в Стране восходящего солнца. Эту рукопись мы нашли в Бахметьевском архиве Колумбийского университете США, предоставившего нам ее на английском языке. Рукопись перевели на русский и издали с разрешения Колумбийского университета.
А вот другой пример: уникальная книга воспоминаний Дмитрия Гойченко о голодоморе на Украине. Эта книга «Сквозь раскулачивание и голодомор» интересна тем, что является воспоминаниями не жертвы, а палача. Автор учился на Украине в институте, вступил в партию, был направлен в деревню, где стал сотрудником НКВД, принимал участив в коллективизации и раскулачивании. Он также был участником И свидетелем тех страшных событий на Украине, которые получили название «голодомор». Затем Гойченко арестовали. Зная, как работает карательная машина, он вынес пытки и не подписал оговор на себя. В 1940 году Гойченко освободили. Он постоянно менял города, чтобы не попасть в лапы своих бывших коллег. В итоге он оказался на оккупированной территории, а затем уехал в США. Служил в Калифорнии при одной из церквей и в итоге написал исповедь. В ней он покаялся и написал, что за содеянное на Украине должен тысячекратно гореть в аду. Гойченко умер в 90-х годах, при разборе церковного архива была найдена его исповедь. Она не предназначалась для печати, а писалась для хотя бы частичной очистки совести. Мы опубликовали эту книгу по предложению людей, нашедших ее, и с согласия церковной общины в Калифорнии. Это действительно очень страшная книга. И она расходится с тем взглядом на события на Украине, которого сейчас придерживается официальный Киев. В этих воспоминаниях речь идет не о геноциде украинского народа, а о преступлениях советских кремлевских и украинских властей.

- Вы также занимаетесь возвращением в Россию рукописей?


- Да, и начало этому положил Александр Исаевич Солженицын. Когда его выслали из СССР, он обратился к живущим на Западе русским с призывом присылать ему воспоминания с последующим обязательством, что эти воспоминания будут сохранены и после падения большевизма возвращены им или его наследниками в один из городов центральной части России. И вместе с воспоминаниями людей, живших при советской власти, он составят единую всероссийскую мемуарную библиотеку. Как сгусток народной памяти о событиях XX века.
На свои призывы Солженицын получил на Западе тысячу рукописей. Когда он вернулся в Россию в 1994 году, он их все привез с собой и передал нашему дому. Сейчас их уже более двух тысяч и они продолжают поступать из разных стран: из Бразилии, Австралии, США и Европы. Этот фонд постоянно пополняется.

- Проблем с перевозом рукописей из других стран не возникает?


- Нет, по крайней мере, мне с этим не приходилось сталкиваться. В США у нас есть очень хорошие помощники, которые объединились в Комитет книги для России. Его возглавляет Людмила Оболенская-Флам, бывший сотрудник радиостанции «Голос Америки». Из США мы уже получили семь морских контейнеров с книгами и архивными материалами. Члены конгресса занимаются тем, что в разных городах США ищут в частных библиотеках книги и архивные материалы на русском языке и пересылают их нам. Рукописи и архивные материалы мы оставляем в нашем доме на Таганке, как по 3-4 экземпляра книг каждого наименования. А все, что сверх этого количества, передаем другим библиотекам России, стран бывшего СССР и Восточной Европы.

- Что интересного у вас есть из Германии?


- Не очень много. Имеется коллекция изданий dpi, вышедших в 1945–1946 годах в лагерях для перемещенных лиц. Это достаточ¬но редкие издания. Есть очень интересные фотоальбомы из Мюнхена, рассказывающие о жизни русской гимназии, а также участии русскоязычных гимназистов в скаутском движении 1940-50-х годов. К сожалению, крупных архивов из Германии к нам не поступало, не считая архива очень известного в России выдающегося философа Семена Франка, который передали в свое время Солженицыну. Мы также регулярно проводим выставки художников из Германии и выставки книг, написанных по-русски выходцами из бывшего СССР. Вместе с немецкими коллегами мы проводили большую конференцию по «русскому» Берлину. А пару лет назад в берлинском Русском доме организовали большую выставку и передали более пяти тысяч книг в дар библиотеке Российского центра науки и культуры (РЦНК).

Александр Павлов