Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Дом, куда возвращается русская история

Статья опубликована в журнале «Международная жизнь» №4, 2009

Дом русского зарубежья подготовил и опубликовал воспоминания русского дипломата Дмитрия Абрикосова. Презентация книги еще только намечалась, а тираж расходился с завидной быстротой. Причины тому понятные. Общего порядка. В интеллектуальном российском сообществе последнее время явно наметился интерес к такого рода литературе. Дипломаты пишут, их печатают и читают. Разрозненные тома русских, советских и уже российских министров иностранных дел, послов и сотрудников внешнеполитического ведомства рангом пониже выпустили, наверное, почти все издательства. А некоторые формируют даже целые дипломатические серии. В «Международной жизни» пару лет назад, когда книгу готовили к печати, были опубликованы главы данных мемуаров.
Индивидуальная особенность. Воспоминания Дмитрия Абрикосова заняли среди данной мемуарной литературы свою особую нишу.
Абрикосов повествует, как гравер, тонко выводя линии образа человека, о котором он пишет, событий, свидетелем которых он являлся, мест, где он жил или путешествовал.
Среди его знакомых — Лев Толстой, великий князь Михаил, члены царской семьи, другие именитые люди России.
Главы, посвященные его загранкомандировкам в Великобританию, Китай, Монголию, Японию, можно назвать бытописанием посольской жизни. Увлекателен и поучителен рассказ о нравах и образе жизни «истеблишмента», как сейчас принято говорить, той страны, в которой он служил. Вместе с тем основной сюжетной линией книги являются эпохальные исторические события, участником и свидетелем которых был он сам, — Первая мировая война, революция 1917 года, Гражданская война, эмиграция.
Привлекает внимание к книге и сама фамилия автора. Он — потомок знатного купеческого московского рода, внук «шоколадного короля», чья кондитерская фабрика нам известна под названием «Бабаевская». Да и Абрикосовский переулок, когда вы пробегали по Пироговке, глядишь, не раз цеплял ваш взгляд.
Воспоминания Д.И.Абрикосова — книга с историей. В 1964 году была опубликована их значительная часть на английском языке в University of Washington Press, Seattle под названием «Revelations of a Russian Diplomat».
Специалисты Дома русского зарубежья в тесном контакте с Бахметьевским архивом (США) дополнили текст комментариями, что придало ему дополнительную ценность. Многостраничные расшифровки имен и пояснения к событиям читаются как увлекательный роман, вместе с тем благодаря проведенной научно-исследовательской работе это издание можно назвать уникальным.
В преддверии официальной церемонии представления «Судьбы русского дипломата» в Доме русского зарубежья директор Дома Виктор Александрович Москвин согласился побеседовать о представляемой книге, судьбах русских эмигрантов за границей, работе самого Дома.


– Книга Абрикосова — это начало нового проекта?

Собственно говоря, книга Абрикосова — это не начало, а продолжение проекта дипломатических воспоминаний. Первая книга «Двадцать лет службы на Востоке. Записки царского дипломата» Сергея Виссарионовича Чиркина вышла два года назад в нашем издательстве «Русский путь». Книга интересна прежде всего тем, что в ней речь идет о его службе русским консулом в Иране, Индии, Корее. У нас не так много издается «восточных» мемуаров. Д.И.Абрикосов в какой-то степени продолжает эту тему, поскольку сам он долгие годы работал в Японии. Так получилось, что старт новому проекту дали дипломаты, работавшие на Востоке. Сами по себе воспоминания интересны еще и тем, что становятся известны новые факты, которые характеризуют русскую политику в этих странах в самые тяжелые, переломные моменты русской истории.
Кроме того, благодаря А.И.Солженицыну у нас хранится архив общей канцелярии великого князя Николая Николаевича. Ведикий князь до своей кончины в 1929 году состоял в переписке со многими царскими дипломатами. Конечно, особо интересна переписка с дипломатами, работавшими в странах, которые не признавали Советский Союз, но где, однако, русские представительства продолжали выполнять свои посольские и консульские функции. Источник пока еще не тронутый, но очень ценный. Он связан с различными аспектами их деятельности, в том числе с русскими активами, если говорить о такой популярной теме. И одна из основных тем переписки — судьба русских эмигрантов, помощь посольств в их обустройстве в новых странах, в получении виз, видов на жительство, материальной помощи и т.д.

– Недавно Библиотека-фонд «Русское зарубежье» был переименован в Дом русского зарубежья. С чем это связано?

Изначально, когда мы создавались в 1995 году, была идея назвать себя Домом русского зарубежья. Но в силу очень малых стартовых возможностей, наверное, такое название звучало бы слишком громко, поэтому решили ограничиться названием Библиотека-фонд.
Сегодня, по прошествии 14 лет, — это самый крупный в России центр по работе с соотечественниками за рубежом, а также научным и культурным наследием русского зарубежья. Приведу несколько цифр — у нас работают более 200 человек, из них 30 человек со степенями и учеными званиями. Мы создали крупный научный отдел, который фактически можно считать научно-исследовательским институтом. Мы располагаем очень ценными архивными фондами. Скажем, у нас музейных и архивных единиц хранения свыше 47 тысяч и 75 тыс. книг, две трети из которых — эмигрантская печать. У нас свое издательство, своя киностудия, свой книжный магазин.
На самом деле, когда сталкиваешься с русским рассеиванием, понимаешь масштабы катастрофы, которая постигла налгу страну в XX столетии. Наверное, русская эмиграция в европейских странах будет третьей по численности после еврейской и армянской. И по рассеиванию тоже, поскольку трудно назвать страну, в которой не было бы хоть маленькой русской общины. В Новой Зеландии — есть, в Австралии — есть, даже на Гавайских островах есть.
Сначала мы начинали работать с потомками эмигрантов первой волны. Это неслучайно. Ведь один из основателей нашего Дома — Никита Алексеевич Струве. Внук знаменитого П.Б.Струве — политика, экономиста, члена Российской академии наук. Эти контакты продолжаются, поскольку одна из основных наших задач — сохранить наследие русской эмиграции. Из разных стран мира мы привозим архивы, музейные предметы, книги, периодические издания. В этом нам помогают наши посольства.
Не могу не вспомнить в этой связи нашего бывшего посла во Франции А.А.Авдеева, который очень много сделал, чтобы пополнить запасники Дома музейными и архивными материалами. В частности, он помог спасти фрески из храма Св. Иоанна Воина в Медоне, написанные сестрой Иоанной, в миру Ю.Н.Рейтлингер. Храм был закрыт, и Н.А.Струве с помощниками со стен снял фрески. Дело в том, что роспись делалась по фанере, которой были обиты стены храма. Благодаря Авдееву фрески со всего храма, а это большой грузовик, мы смогли перевезти в Москву. Таким образом, роспись целого храма была спасена от уничтожения.

– Как вы взаимодействуете с соотечественниками на постсоветском пространстве?

Мы всеми возможными для нас способами стараемся поддерживать наших соотечественников в бывших советских республиках. Но обидно, что государственной помощи крайне недостаточно для поддержания русской культуры, русского языка. Взять, к примеру, Украину, там работают сотни западных фондов, по разным подсчетам, то ли 200, то ли 300. Работают очень эффективно. Приведу такой пример. Мы устраивали несколько книжных выставок на Украине и работали с библиотеками городов, в которых подавляющее число населения говорит по-русски, думают по-русски. Русский язык для них — родной. В библиотеки книги на русском языке не поступали с 1991 года. А причина проста — не выделяются деньги на покупку книг, и, с другой стороны, киевские власти проводят политику украинизации, а директора, которые занимаются комплектованием фондов русскими книгами, тут же попадают, что называется, «на карандаш». Поэтому русские фонды вымываются, в то же время поступает большое количество книг на украинском языке, которые напечатаны при поддержке различных американских, канадских и других фондов.

– Что делать, вопрос только в финансах?

Да. Во многом это финансовый вопрос. Когда мы обращаемся за грантами в наши уважаемые фонды, чтобы помочь, например, тем же украинским библиотекам, фактически всегда получаем почему-то отказ. Это очень странно и удивительно, когда программу поддержки библиотек Украины финансирует Русский общественный фонд Александра Солженицына, а также Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям.
Хотя я знаю примеры, когда не так давно созданный фонд «Русский мир» оказывал поддержку тем или иным публикациям за рубежом. Им создаются русские уголки по типу уголков, которые образованы посольствами Соединенных Штатов Америки в разных странах. В России их немало. Что касается работы с соотечественниками, то, на мой взгляд, иногда не хватает деликатности. Бывает достаточно трудно собрать потомков первой русской эмиграции и тех «экономических» эмигрантов, которые оказались в этих странах в последние годы. Это люди с разной ценностной шкалой. Совместно они работать не смогут. Русская эмиграция на протяжении десятилетий вместе никогда не собиралась. Как могут собираться дети социалистов-революционеров (эсеров) и дети монархистов. Палачи и жертвы.

– Русская эмиграция может влиять на формирование положительного образа России за рубежом?

Для этого работу надо строить по-другому. Эффективно было бы работать по различным направлениям. Например, в разных странах мира существуют русские журналы, русские газеты. В Нью-Йорке с 1942 года издается «Новый журнал», созданный по инициативе И.Бунина писателями М.Алдановым и М.Цетлиным. Знаю, что только в этом году журнал начал получать поддержку наших властей. Раньше такого не было, хотя «Новый журнал» получают все университеты мира, все кафедры славистики на протяжении уже многих лет. Равно как и с 1925 года выходит в Париже «Вестник русского христианского движения». Но его поддерживает только Фонд Солженицына. Хотя он выписывается всеми ведущими славистическими центрами мира. Думаю, что здесь должен делаться акцент на поддержку авторитетных русских изданий, не однодневок, не тех, которые, как светлячки, появляются и исчезают. Необходимо проведение международных конференций по важным историческим вопросам.
Равно как, скажем, старые русские организации могли бы формировать положительный образ России, поскольку они, как правило, состоят из людей, имеющих порой значительное влияние в своих странах. Они там родились, получили образование, служили на госслужбе в этих странах.

– Как у вас идет сотрудничество с МИД РФ?

Мы сотрудничаем с Министерством иностранных дел России и сотрудничаем с Правительственной комиссией по делам соотечественников за рубежом, которую возглавляет министр иностранных дел С.В.Лавров. Одно из заседаний проходило в нашем Доме. Это было выездное заседание, что для нас очень лестно, поскольку выездные заседания комиссия проводит нечасто. Мы отдаем должное такому вниманию. Но у нас в основном идет очень тесная работа с посольствами и давняя работа с представительствами Россотрудничества. Вот, не так давно в Сербии провели большую выставку «Король Александр I и русская эмиграция». Она была приурочена к 150-летию со дня рождения короля и 75-летию его гибели в Марселе в 1934 году. Это была масштабная выставка с участием музеев и архивов России и Сербии. На открытии в день рождения короля, 16 декабря, во дворце в Белграде присутствовал практически весь дипломатический корпус. Таких примеров можно привести немало, и это очень важно для нас.
– У вас есть любимый проект?

Много проектов. Издательские, кинопроекты. Недавно вышел документальный фильм о Михаиле Чехове. Перед этим был фильм об изобретателе телевидения Владимире Зворыкине. У нас был очень интересный проект по переселению старообрядцев из Латинской Америки в Россию. Но главный проект — это возвращение архивов и книг. Это то, чем мы занимаемся. Буквально в этом году мы получили три контейнера с книгами и архивами — из Соединенных Штатов и Франции. Среди них — уникальнейшая библиотека, которая собиралась с 1920-х годов вплоть до последнего времени в Сан-Франциско Обществом русских ветеранов Великой войны (то есть Первой мировой). Самая старая книга — военный регламент, изданный Петром I, — 1722 года. Это книги, подаренные Александру I, книги из рабочего кабинета Николая II с экслибрисом и золотым обрезом. Я считаю, что это наш основной проект, которым мы начали заниматься с первых дней создания нашего Дома в 1995 году и работу над которым продолжаем.

Материал подготовлен Е.Б.Пядышевой, ответственным секретарем редакции журнала «Международная жизнь»